ЭТО НЕ ДОЛЖНО ПОВТОРИТЬСЯ (продолжение, часть 2)

0
424
НА СНИМКЕ: вход на территорию шталага 326 VI-К.

80-летию освобождения Краснодарского края и Тимашевского района
от немецко-фашистских захватчиков посвящается

Строительство лагеря началось в конце июля 1941 года. Необходимо было при помощи примитивных инструментов вырубить деревья, выкопать котлованы, выровнять площадку под строящиеся здания. Сначала возводили здания для комендатуры, абвера воинской части (охраны), несшей в лагере караульную службу, далее – тюрьмы с небольшими мрачными и холодными камерами, кухни, лазареты, бани.

Во второй части лагеря построили 42 барака из деревянных щитовых блоков с трёхъярусными нарами. Барак, рассчитанный на 140 мест, по приходе транспорта с военнопленными, заполнялся 400-500 узниками, поэтому люди были вынуждены ютиться и под нарами на цементном полу.

Лазаретные бараки отличались от остальных тем, что у них нары были в два яруса.

Каждые три барака отделялись от других оградой – колючей проволокой. Это бокс с порядковым номером, например, БД №3 – бокс для командного состава Красной Армии, попавших в плен. В конце лагеря еще более опутанный проволокой стоял бокс СС, в котором в изоляции находились командиры, политруки, члены партии, штрафники (неблагонадежные). По сути это был бокс смертников, так как из него военнопленные направлялись в лагеря смерти: Дахау, Освенцим, Равенсбрюк и другие.

Одновременно в боксе находилось 15 тысяч человек. Жили они в очень тяжелых условиях. Никакого постельного белья не полагалось. Одежду снимали с умерших или выдавали трофейную военную форму разных стран. В бараках – ни столов, ни стульев не полагалось.

На территории шталага были туалеты, которыми не разрешали пользоваться, поэтому в округе стояло страшное зловоние. Питание более чем скудное. Отсюда болезни.

На одном из сохранившихся снимков запечатлено здание кухни, где готовили пищу для военнопленных: баланда из нечищеного картофеля, брюквы, травы, листьев деревьев. На переднем плане баки, в них выливали пропаренную баланду – это суп. 150-200 граммов баланды, 150-200 граммов суррогатного хлеба пополам с опилками, 150-200 граммов суррогатного кофе и по выходным дням – 10 граммов маргарина. Это дневной рацион военнопленного. Котелки отбирали при входе в шталаг. Многие узники питались из пилоток.

Из воспоминаний бывшего узника Иванова Григория Матвеевича: «В кухне в больших чанах варилась баланда. Бачки никто не мыл. Они рассчитаны на 35-40 человек. Больно было смотреть на товарищей, которые ели из пилоток. Если пилотка пропускала баланду и кофе, к ней тянулись десятки рук, чтобы не упало ни капли на землю этой живительной влаги. Когда пилотка «просаливалась», человек был счастлив. Он мог съесть весь паек. Паек военнопленного составлял третью часть нормы, обеспечивающей жизнь. А ведь пленные в течение длительного рабочего дня выполняли тяжелые физические работы».

Любили немцы, особенно в непогоду, проводить «по-пластунски» занятия для узников. Перед этим выводили всех на плац, делали перекличку. Военнопленные выстраивались, строго соблюдая свой порядковый номер, который он должен четко произнести на немецком языке. Бирки с номером висели на шнурках на шеях пленных.

НА СНИМКАХ: металлическая лестница, которую держали на вытянутых руках; станки для досмотра.

Металлическую лестницу заставляли держать на вытянутых руках, пока человек не падал замертво. После рабочего дня загоняли узников в станки для досмотра. Это тысячная часть насилий, применяемых фашистами к военнопленным.

Гитлеровцы стремились подавить советский дух, чувство патриотизма, превратить военнопленных в безропотных, послушных рабов, готовых выполнять любое приказание нацистов. Повсюду висели таблички «Streng verboten!» – «Строго запрещено!». Каждый немецкий солдат мог без всякого повода жестоко избить, применить холодное оружие или застрелить человека. Также жестоко обращались с пленными немецкие приспешники – полицаи.

Штрафная система применялась и к узникам, находившимся на лечении в лазарете. В лазаретной части лагеря было 20 бараков.

Однако ни истязания, ни голод, ни угроза смерти не смогли сломить дух сопротивления людей, верных своей Родине. Основная масса советских военнопленных на попытки гитлеровцев подчинить их своей воле, отвечала явным или скрытым сопротивлением. В шталаге 326 VI-К так же, как и в большинстве других лагерей, была сорвана попытка вербовки военнопленных во власовские отряды и другие формирования. На принудительный труд они отвечали саботажем, диверсиями, выпуском бракованной продукции. Пленные принимали все меры, чтобы не работать на фашистов, причиняли себе увечья, язвы. Медики лазарета помогали пленным освободиться от работы на военных предприятиях.

В лагере стали образовываться небольшие группы сопротивления. Соблюдая конспирацию, они стали работать активнее, принося большой ущерб гитлеровской военной машине.

В 1945 году большинство лагерных групп сопротивления были объединены, и во главе общелагерной организации стал полковник Куринин Степан Иванович. Заместители руководителя – капитан медицинской службы Сильченко Владимир Семенович и лейтенант Вахтин Сергей Владимирович.

НА СНИМКЕ: выступает руководитель организации сопротивления в шталаге 326 VI-К С.И. Куринин (после освобождения).

1945 год стал годом катастрофы гитлеровского режима и разгрома всей его военной организации. Советские войска перешли границу Германии и приблизились к Берлину. В это время оживилась деятельность союзных армий. В начале марта 1945 года в лагере стал слышен гул артиллерийской стрельбы. Немцы-антифашисты сообщили руководству организации сопротивления, что СС-кой части дано распоряжение об уничтожении пленных шталага, чтобы не оставлять живых свидетелей нацистских зверств.

Организация сопротивления стала готовиться к отпору и захвату лагеря. Был создан штаб сопротивления. Из офицерского бокса переведены в лазарет, сформированы боевые отряды. Но для активных действий не хватало оружия. На вышке, по-прежнему, пулеметы направлены на территорию лагеря.

Руководители организации сопротивления вели переговоры с комендантом лагеря Бередтом, который, спасая свою жизнь, согласился с требованиями делегации от организации сопротивления:
• лагерь передается в руки бывших узников. Управление осуществляется штабом, созданным советскими военнопленными;
• с территории лагеря и со сторожевых вышек удаляется немецкая охрана, из тюрем освобождаются все заключенные военнопленные;
• продовольственные склады и кухня переходят в ведение штаба;
• охрана лагеря осуществляется советскими людьми, для чего в расположение штаба немцы передают необходимое оружие.

Немецкий комендант согласился со всеми пунктами, кроме последнего – «передать оружие» бывшим узникам шталага.

2 апреля 1945 года к лагерю подошла американская танковая часть, и военнопленные получили свободу. Американский комендант лагеря, выступая перед военнопленными, объяснил, как должны все себя вести, потому что в окрестностях оставалось много банд нацистов, и выходить в одиночку было опасно.

РУССКОЕ БРАТСКОЕ КЛАДБИЩЕ

После освобождения бывшие узники, командование лагеря посетили братское кладбище в местечке Штукенброкк, недалеко от шталага. Было оно в ужасном состоянии, печальная тяжелая картина: 36 рядов братских могил, 116 метров каждый ряд. На русском братском кладбище покоятся 65 тысяч советских солдат разных национальностей. Задумайтесь над этими цифрами – это население целого города. Для сравнения скажу, что в городе Тимашевске проживает 54 тысячи человек.

НА СНИМКАХ: вход в кладбище до 1982 года; 36 рядов братских могил…

За годы Второй Мировой войны такое кладбище не одно в Западной Германии. До победы под Сталинградом учет умерших в шталаге 326 VI-К не велся. Увидели и уголок кладбища, где похоронная команда хранила свой инструмент.

Хоронили военнопленных в бумажных мешках или полностью раздетых, укладывая один на другого в шесть слоев по глубине могил.

На этом кладбище покоится один из сыновей Епистинии Федоровны – Степанов Филипп Михайлович, великий труженик, растивший хлеб для людей.

НА СНИМКАХ: бывшие узники шталага 326 VI-К; территория шталага 326 VI-К после освобождения в мае 1945 года.

Из воспоминаний профессора Сильченко Владимира Семеновича, бывшего узника, врача лазарета шталага: «Что могу сообщить вам о товарище Степанове Филиппе Михайловиче? Ведь прошло с тех пор много лет, и многое ушло из памяти.

Вспоминаю, что летом 1944 года при приеме в амбулаторию прибывшего из рабочей команды пленного Степанова Филиппа Михайловича в амбулатории произошел скандал с немецким врачом, который контролировал прием больных. Немец заявил, что этого пленного в лазарет принимать нельзя, так как он отказывался от работ. Прибыл он из рабочей команды Нойхауса или Гладбах. Все же мы настаивали на его приеме в лазарет, доказывая, что работать он не может. Поместили его в 13 барак с явлениями сильного истощения. После того у него возникли явления пневмонии и туберкулеза, Филиппа перевели в 7 барак для туберкулезных больных. Там он пробыл до февраля 1945 года.

По сведениям фельдшера и старшего барака Степанов Филипп Михайлович до конца своих дней оставался патриотом своей Отчизны и мечтал о возвращении на Родину. Он похоронен на братском кладбище шталага в местечке Штукенброкк в 36 ряду последней могилы».

Далее профессор Сильченко пишет: «Родные Филиппа Михайловича могут гордиться тем, что в тех особо тяжелых условиях гитлеровской неволи он встал на путь сопротивления, не продался за кусок хлеба и как советский патриот – отказался работать на гитлеровцев».

Умер Степанов Филипп Михайлович от полного истощения и туберкулеза легких 10 февраля 1945 года.

  • +8
  • -0
  • 8 рейтинг
8 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

Автор Т.С. Чумакова,
Заслуженный работник культуры Кубани, ветеран труда,
член Тимашевского отдела РОИА.

(Окончание в следующем номере).

Фотографии из архива музея семьи Степановых, г. Тимашевск.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: