ИЗ ДАЛЬНИХ СТРАНСТВИЙ ВОЗВРАТЯСЬ

0
209
https://antispryt.ru/wp-content/uploads/2019/01/Na-podvore-Svyato-Troitskogo-Ipatevskogo-monastyirya.jpg
На подворье Свято-Троицкого Ипатьевского монастыря.

Кажется, я уже писал, что даже сейчас, во времена вездесущего «Ютьюба» и телепутешествий типа «Орел или решка», обожаю читать путевые дневники маститых публицистов, через печатное слово ощущая все душевные нюансы впечатлений от увиденного, отведанного и подмеченного. Я, конечно, не претендую на лавры мастера словесности, но знаю, что читателям нашей газеты нравились журналистские заметки, сделанные во время автомобильных странствий через всю страну, поездок в Крым, Петербург, Абхазию и так далее. Поэтому еще раз рискну описать здесь вояж накануне Нового года в Кострому, куда нас с женой давно зазывал старинный курильский друг Андрей. Ну что, поехали? Но сначала несколько строк о том, что предшествовало нашему путешествию.

Пожалуй, во многих семьях накануне новогодней ночи возникает вопрос: где и с кем? У тех, что живут с родными совсем рядом, такой проблемы нет. Конечно же, дома! Ну, а если дети с внуками упорхнули на рождественские каникулы к теплым заграничным морям, а к соседям, хоть они и приглашали к себе, как-то неудобно? Сидеть, есть-пить и, валяясь на диване, пялиться в телевизор? Нет уж, увольте! В лес, под елочку в обнимку с термосом – уже «завод» не тот для такого экстрима. А что, если куда-нибудь за рулем подальше, вглубь России? Тут тебе разом и дорожные приключения, и долгожданная встреча со старыми друзьями. Позвонили в Кострому, а оттуда: «Все! Ждем! Без вас за стол не сядем! И не вздумайте передумать: обидимся страшно».

https://antispryt.ru/wp-content/uploads/2019/01/obyichnyi-derevenskiy-dom-v-Kostromskoy-gubernii.jpg
Обычный деревенский дом в Костромской губернии.

Сборы были недолги, но продуманы: в машине проверены все уровни: масла, тормозухи, антифриза и незамерзайки, которую даже в запас взял. Из гостинцев – с десяток килограммов абхазских мандаринов и наших душистых яблок. Плюс разнообразные кубанские праздничные напитки и домашнего «изабелльного» вина баллончик. Словом, частицу юга в подарок.

Выехали из дома ранним субботним утром, в сильный дождь, превратившийся у станицы Ленинградской в мокрый снег, который резиновые щетки едва успевали смахивать с лобового стекла. Не скажу, что б уж очень, но стало тревожно. Ведь по зимнику уже давно не ездил. Но, как говорил известный киноперсонаж, руки-то помнят. Через полчаса напряжение спало. А когда выехали на федеральную автомагистраль «Дон», то вообще красота: погнали под сотню километров в час. Ведь от Тимашевска до Костромы мимо Москвы без самого малого 1700 километров. И нужно было поторапливаться, чтобы до ночевки хотя бы участок МКАД проскочить. А тут, как назло, возле Ростова повалил густой снег, и машины выстроились в неспешную вереницу. Впрочем, чем дальше от Дона, тем быстрее. От Каменска-Шахтинского дорога до самой столицы вообще была шикарно чистой и сухой. Если бы не многочисленные камеры с радарами, то можно было бы нестись без риска, не глядя на спидометр. Впрочем, такая возможность вскоре появилась благодаря платным участкам на автомагистрали, где скорость ограничивалась 110 километрами в час. Если к ним прибавить еще 20 «ненаказуемых» км/ч, то вполне приличная скорость получается.

https://antispryt.ru/wp-content/uploads/2019/01/dom-zazhitochnogo-krestyanina-seredinyi-pozaproshlogo-veka.jpg
Дом зажиточного крестьянина середины позапрошлого века.

О платной дороге, наверное, нужно рассказать подробнее для тех, кто давно не ездил в сторону Москвы на машине. Например, мне, трижды пересекшему Россию от Владивостока до Тимашевска за рулем легковушки, вообще в первый раз пришлось ехать за рулем к столице. И потому широченная, вся в светофорных огнях, преграда с полутора десятками то и дело машущими вверх-вниз шлагбаумами у контролерских будочек была полной неожиданностью. Хотя, конечно, я уже слышал о платных участках на федеральной автотрассе. В результате чуть было ни сунулся в буквальном смысле не в свои ворота, предназначенные только для проезда машин с так называемыми транспондерами. Это такие электронные штучки, позволяющие проезжать пункты пропуска без остановки. Деньги за проезд при этом автоматически списываются со счета обладателя автомобиля, оборудованного данной хитроумной штуковиной.

https://antispryt.ru/wp-content/uploads/2019/01/derevyannaya-tserkov-Vsemilostivogo-Spasa-vremen-nachala-XVII-veka.jpg
Деревянная церковь Всемилостивого Спаса времен начала XVII века.

Короче, только в самый последний момент заметил шлагбаум, над которым «светились» наличные и кредитки. Вдобавок с непривычки остановился далековато от выдвигаемой кассовой «кормушки», до которой никак не мог дотянуться своей банковской карточкой. Зато потом, на следующих точно таких КПП лихо притормаживал у будочек с усталыми женщинами, у которых, наверное, к концу смены голова идет кругом от бесконечных, подванивающих выхлопными газами автотелег. Работа – не позавидуешь.

Теперь о топливе. Бензиновых, дизельных и газовых автозаправочных станций у трассы «Дон» предостаточно, и опасений остановиться с пустым баком в чистом поле нет. Другое дело, АЗС определенной топливной компании со скидками для владельцев фирменных дисконтных карточек. Чтобы не проскочить на полном ходу мимо «своей» заправки, приходится пользоваться Интернетом, где можно подсмотреть точную дислокацию нужных АЗС.

https://antispryt.ru/wp-content/uploads/2019/01/Staraya-pristan.jpg
Старая пристань.

Без Интернета, мобильной связи и навигационных систем на современной автодороге обойтись, наверное, можно. Но очень сложно. Ведь при нынешних скоростях и массе указателей трудно вовремя заметить и подробно разглядеть дорожные указатели или знаки. А вездесущие электронные навигаторы, вмонтированные сегодня во все смартфоны, заранее предупредят, что, допустим, через полтора километра нужно свернуть направо. Или, наоборот, необходимо держаться левее, потому что в правом ряду впереди сгрудились попавшие в аварию машины.

Может быть, молодые люди и даже дети воспринимают эти подсказки как должное. Но мне, в 1994-м году впервые пробиравшемуся через всю Сибирь по автомобильному атласу не первой свежести, женский голосок из динамика навигатора до сих пор кажется настоящим чудом. Когда на съезде с московского большого кольца я все же оплошал с поворотом из-за предпраздничной автомобильной толчеи, навигатор тут же перенастроился и старательно провел по всем «лепесткам» гигантской развязки, напоминающей из космоса соцветие клевера. Ф-у-у-у-ххх! Проскочили!

Ну, а дальше, в сторону Ярославля и Костромы, уже в легкую: только километры на спидометре щелкали.

https://antispryt.ru/wp-content/uploads/2019/01/gorodskaya-kalancha-nad-zdaniem-pozharnoy-komandyi.jpg
Городская каланча над зданием
пожарной команды.

Шел уже второй час ночи, когда мы остановились у придорожного отеля у Переславля-Залесского. По ощущениям, мог бы и дальше ехать, но на 64-м году жизни после двадцати часов непрерывной езды пора, так сказать, и честь знать. Да и вваливаться под утро к сонным друзьям тоже было как-то неудобно, хотя до Костромы и оставалось каких-то «жалких» 200 километров. Словом, решили заночевать в стандартном двухместном номере с санузлом, ТВ и холодильником за полторы тысячи. Цены, кстати, приблизительно такие же, как у Миллерово, где останавливались на обратном пути.

Знаю, что у каждого из водителей свои рецепты борьбы со сном за рулем, так как двух одинаковых человек не бывает. Однако рискну поделиться с читателями своими рецептами бодрствования во время автопутешествий.

О кофе. Как-то слышал по телевизору, что кофеина гораздо больше в натуральном, зерновом горячем напитке. А в растворимом, наоборот, больше теобромина, расслабляющего и снижающего кровяное давление алкалоида. Поэтому лучше взбадриваться на автозаправках хорошей порцией свежесмолотого и тут же сваренного «американо» без всяких сливок и молока, снижающих бодрящий эффект. Согласен полностью. Проверено на практике.

Неплохо помогают леденцы с усиленной дозой ментола. Но на меня лично лучше всего действует японская жевательная резинка «Blaсk and blaсk». Такое впечатление, что во рту даже не лед, а жидкий азот перекатывается. Плюс отчаянная работа челюстями ни за что не даст задремать. Очень рекомендую эту жвачку тем, кто собирается в дальнюю дорогу. Запросто покупается в Интернете.

Ну, а если вас в пути, несмотря на все ухищрения, все равно начинает «тынять», то сразу на обочину поспать хотя бы с часок. Жизнь, знаете ли, – своя и тех, кто едет навстречу – дороже сотни-другой вымученных километров.

…Несмотря на довольно-таки морозное утро, наша замурзанная грязной дорожной наледью машина завелась весьма бодро, благодаря новому аккумулятору, купленному перед самым путешествием. Дальше путь пролегал по сказочно красивым местам, которые не зря нарекли «Золотым кольцом» России. По обе стороны дороги высоченной стеной теснились то еловые, то сосновые леса с белоснежными березовыми перелесками. Видимо, не зря именно здесь традиционно каждый год присматривают для Кремля самую главную рождественскую елку страны.

Города и деревни на нашем пути по облику и русскому благозвучию были под стать сказочным берендеевским местам: Перелески, Ростов Великий, Богослов, Семибратово, Кормилицино, Коромыслово, Телегино, Львы… Кстати, недалеко от Переславля, среди болот, находится и сам поселок Берендеево с полуторатысячным населением, живущим вокруг одноименной железнодорожной станции.

Нас, жителей Кубани, где сегодня города и веси почти сплошь из кирпича и бетона, просто поразила местная архитектура, до сих пор не утратившая своей исконно русской прелести деревянного зодчества. Складывается впечатление, что большинство ярославцев и костромичей до сих пор живут в старых, но крепких избах и домах, срубленных из вековых деревьев. Стены уже давно почернели от времени, но ничуть не утратили своей капитальной природной прочности. Но самое замечательное – их резная отделка, украшающая окна, сени и фронтоны. Причем эти образцы народного искусства почти на всех жилищах, за исключением новостроек. Стоп! Соврал. Хозяева некоторых новых коттеджей за счет резных накладок и другого декора ухищряются также украсить свои современные жилища под старину. И, знаете ли, получается весьма недурно. Видимо, местный люд подспудно чувствует, что самое главное его общее богатство – это красота русской старины, на которую беспрерывным потоком едут полюбоваться туристы со всех уголков мира.

Как ни хотелось заглянуть по пути в знаменитый своими древними храмами Ярославль, пришлось проскочить мимо. Неумолимо приближающийся Новый год уже наступал на пятки. Вдобавок друг Андрей, как раз находившийся по делам в «Ярике» (так местные панибратски обзывают эту чудесную столицу «Золотого кольца»), предупредил по мобильнику, что весь областной центр стоит в предпраздничных автомобильных пробках.

От Ярославля до Костромы, почти как от Тимашевска до Краснодара: чуть больше семидесяти верст. Их пролетели мигом. И вот мы уже на мосту, соединяющему древний город на Волге, куда так давно мечталось приехать.

Правда, первые впечатления были, честно признаюсь, как бы не благостные. Наверное, от обилия снега на улицах, который, похоже, не очень-то и убирают уже в нескольких кварталах от центра. Во всяком случае, снующей туда-сюда снегоуборочной техники мы так и не увидели за исключением одной тяжелой КДМки, спешащей куда-то по сугробам с поднятым отвалом.

Чуть позже я понял, что к снегу, как к зиме в целом, костромичи относятся как данности, которой бесполезно противостоять вплоть до конца марта. Дело в том, что легонькая пороша здесь сыплется с неба почти непрерывно. Во всяком случае, за пять дней, проведенных нами в Костроме, мелкие снежинки тихо падали на землю все время. Ключевое слово здесь – тихо. Кажется, весь город укутан мягким патриархальным безмолвием. Ни ветерка, ни заводских шумов, ни пароходных гудков. Автомобильных клаксонов здесь, кажется, тоже ни разу не слышал. Даже местные мальчишки начали взрывать новогодние петарды только с полудня последнего декабрьского дня. Но тоже как-то приглушенно, как в подушках.

А воздух-то! Воздух тут какой замечательный! Грудь будто бы сама собой вздымается во всю ширь. Красота! Может быть, оттого, что вокруг только тихие кварталы одно- или двухэтажных деревянных и редких каменных домов, где время застыло с начала прошлого и даже позапрошлого веков? Похоже, в этом дремотном спокойствии и неспешной основательности и кроется вся прелесть нашей русской старины.

Люди, как показалось, здесь под стать своему городу: не крикливые, спокойные, несколько скуповатые на эмоции, в отличие от нас, южан. Говор местный чувствуется, но ухо не режет. И особого знаменитого «окания» тоже не слышно. Разве что некоторые гласные в конце глаголов как бы проглатываются. Но и то это больше у старожилов.

Из местных традиций понравился выход после боя курантов всеми праздными компаниями на улицу и перекрестные визиты от подворья к подворью, куда к воротам на улицу даже небольшие столы с напитками и закусками хозяева выносят. Так, во всяком случае, было на улице Земляной, где живет семья наших друзей. То есть не так: постреляли салютами, посвистели и быстренько по своим домам. Нет, все основательно, с каждым за руку, каждому пожелания добрые, приглашение в гости. Короче, понравилось нам очень.

Первое января, как и положено, посвятили визитам к деревенским родственникам и знакомым Андрея и его жены Натальи. Друг по телефону распорядился, чтобы тесть после полудня истопил пожарче баню: мол, не ударь в грязь лицом, со мною будет гость издалека. И парная удалась на славу. Хотя нас, кубанцев, сегодня вообще трудно удивить чем-то необычным, в том числе и традиционной русской баней. Вон их сколько в рекламах. И в частных кубанских подворьях тоже полно. Но так, чтоб с хвойным дымком и слегка сладковатым лиственничным духом от толстенных темных бревен, проконопаченных настоящим мхом, да с упругим березовым веничком и оцинкованным тазиком – это что-то замечательное и трудноописуемое.

Ну, а два следующих дня были посвящены осмотру костромских достопримечательностей. Начали с посещения центральной костромской площади с вмурованным в гранит бронзовым памятным знаком, от которого во все стороны лучами расходятся центральные городские улицы. Площадь еще называют Сусанинской, так как поблизости, в сквере, лицом к Волге высится огромный памятник этому знаменитому русскому патриоту, ценой своей жизни и страшных мучений, спасшему основателя царской династии Романовых, великого князя Михаила от поляков.

Центр Костромы, как и подобает купеческому городу, обрамляют старые крытые торговые ряды, которые можно сравнить с нынешними Ашанами, Оз-молами и другими гипермаркетами, только времен царской России. От них до Волги, по сей день являющейся одной из основных торговых транспортных артерий, рукой подать.

Над всем этим историческим великолепием высится пожарная каланча, с которой даже в нынешние дни можно зорко наблюдать за старой частью города, которая, повторюсь, выросла не выше второго этажа. Каланча является частью старого пожарного депо с рядом больших ворот, откуда в позапрошлом веке вылетали по тревоге конные экипажи с бравыми брандмейстерами и топорниками в сияющих медных касках. Кстати, они до сих пор здесь несут свою героическую вахту, только в городском штабе МЧС и современной пожарной части, оборудованной по последнему слову техники. Только выезд для нее сейчас с другой, задней от площади стороны.

Если отсюда спуститься к набережной, то выйдешь прямо к мосткам красивой старой пристани, знакомой всем россиянам по фильму «Жестокий романс» с еще молодыми кинокрасавцами Гузеевой и Михалковым. Сейчас, зимой, в ожидании навигации, пристань живет тем, что принимает приезжих ресторанных гостей, считающих своим долгом обязательное посещение этой достопримечательности. Чем бессовестно пользуется сотня прикормленных диких уток, которым даже лень улетать в теплые страны от щедрых туристских и поварских подачек. Стая пернатых попрошаек так и зимует у старой пристани, ночуя в заботливо установленных людьми специальных утиных домиках.

Настоящей жемчужиной исторической Костромы является ландшафтный архитектурно-этнографический музей под открытым небом, где собраны плотницкие шедевры деревянного зодчества XVI-XX веков: от деревянных храмов и часовен, до рубленых крестьянских изб и старинных двухэтажных купеческих особняков, украшенных богатой резьбой.

Современникам, особенно столичным, тихо озирающим широкие жесткие лавки, керамические горшки, полати и русские печи, похоже, невдомек, как в таких условиях человеку можно было спать, есть, коротать долгие зимние вечера. То есть, как вообще можно было в таких условиях выживать. А вот так! И не выживать, а жить полнокровной жизнью, наполненной не только нелегким трудом, но и праздниками, красивыми обрядами, обычаями и крепкой верой в Бога, поддерживающей христиан в самых суровых бытовых и природных условиях. Именно поэтому, думаю, на костромской и ярославской землях так много разных красивых храмов, соборов, часовен и монастырей. В самом знаменитом из них, Свято-Троицком Ипатьевском монастыре, расположенном на стрелке рек Костромы и Волги, мы тоже побывали.

Эта древняя обитель начала XIV века, связанная с именами многих исторических личностей, считается колыбелью последней царской династии, потому что в ее стенах в годы Великой Смуты укрывался юный Михаил Романов.

Подробно описывать здесь все святыни монастыря и красоты боярских палат рода Годуновых не вижу смысла. На них нужно смотреть вживую. Скажу только, что древние стены и внутреннее убранство монашеской обители очень напоминает кадры из гайдаевского фильма про Ивана Васильевича, который меняет профессию.

Отдав дань истории Костромы и посетив затем несколько магазинов с фирменным ивановским текстилем, который ткут в соседней области, мы в сопровождении друга на следующий день поехали знакомиться с центром российского ювелирного промысла, городком Красное-на-Волге, что всего в 35 километрах от областного центра.

Предупреждаю мужиков заранее: место это весьма опасное… для семейных кошельков. Потому как здесь на каждом шагу известные ювелирные мастерские с фирменными магазинчиками, во внутреннее сияние которых наших любимых женщин лучше не отпускать. Сначала надолго пропадут они, а затем и все ваши деньги. Впрочем, разные цацки, особенно серебряные, здесь оцениваются, скажем так, очень и очень скромно в сравнении с другими российскими городами и весями.

А на следующий день мы засобирались на Кубань, несмотря на просьбы друзей задержаться у них еще на денек-другой. Нет уж, дорогие! Ведь старая пословица гласит, что даже дорогой гость, как и рыба, начинает «попахивать» уже к исходу третьего дня. «…Так будьте здоровы, живите богато, а мы уезжаем до дому, до хаты». И чтобы летом непременно с ответным визитом на арбузы и виноград. Ждем!

С погодой, правда, нам в этот раз не очень повезло. Снегу насыпало столько, что не везде выстраивающиеся «анакондой» колонны дорожных машин успевали сгребать его с шоссе. На границе Воронежской и Ростовской областей вообще образовалась толстая кочковатая наледь, и километров сто нас трясло как на стиральной доске. Ничего, потихоньку преодолели. Зато ближе к родной Кубани проглянуло солнышко, все растаяло и высохло. Красота! Так что домой приехали засветло. Все.

  • +0
  • -0
  • 0 рейтинг
0 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
0%0%

Автор Александр МИРОНЧУК.

Фото автора.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: