«Комсомольцы-добровольцы, мы сильны нашей верною дружбой. Сквозь огонь мы пойдем, если нужно…»

0
311
https://antispryt.ru/wp-content/uploads/2018/09/Komsomolki-Timashevska.jpg
Тимашевские комсомолки 20-х годов.

К 100-летию Комсомола

Наступивший 2018 год проходит в атмосфере дискуссий и споров как на уровне историков-профессионалов, так и простых граждан Кубани о роли в жизни нашего общества комсомола, о его деятельности на протяжении десятков лет XX века.
И все призывы найти точки соприкосновения для примирения между сторонниками «красных» и «белых» пока не имеют особых успехов. А памятники в честь тех или иных героев столетней давности бывает оскверняются, может быть не всегда осознанно, подростками.
И всё же, надеюсь, путь к примирению будет найден. Этому будут способствовать мероприятия, намеченные оргкомитетами Кубани и России по случаю столетия Комсомола.

Сложная и противоречивая обстановка складывалась в общественной жизни Кубанской области после первых известий из Петрограда о падении самодержавия в марте 1917 года, о возникновении новых форм органов власти. Однако население нашего казачьего региона своё предпочтение по-прежнему отдавало местной казачьей власти.

И всё же в среде станичной молодежи нашлись смельчаки, которые, по воспоминаниям одного из активнейших вожаков-комсомольцев 20-х годов Иосифа Великолужского, в апреле 1917 года подошли к атаманскому правлению с красным флагом:

«Из толпы стали выкрикивать в адрес станичного атамана требование передать власть в руки Советов. В ответ на это были подняты дежурные казаки, которые плетьми разогнали «крикунов»…

Несколько позже события стали стремительно развиваться не в пользу старого режима, чему содействовали возвращавшиеся с фронтов Первой мировой войны революционно настроенные казаки-большевики. И когда в начале ноября 1917 года до тимашевцев дошли известия о захвате власти большевиками в Петрограде, то теперь уже более решительные действия предпринимает молодежь станицы.

Вспоминает М.А. Книга, один из первых активистов:

«Мы пришли к атаману в станичное правление и заявили: «Катись отсюда, отныне будет действовать в станице революционный комитет!» и в подтверждение сказанного вывесили на правлении красный флаг. Я был избран председателем ревкома…».

Всё чаще стихийно стали проводиться митинги в близлежащих станицах и хуторах, в которых принимали участие прежде всего молодёжь и даже женщины-казачки.

Вот что по этому поводу вспоминал житель станицы Медведовской:

«В конце декабря 1917 года проходил митинг в станице Медведовской. На небольшом возвышении стояла всем известная библиотекарь народного дома Кобылятская Мария Лукинична и что-то страстно говорила стоящим вокруг жителям. Пожилые казаки удивленно говорили:
«Тю, дывысь, баба на трибуни. Та вона шось за большевиков балакае?». Это, действительно, был редкий случай активного участия женщины в обсуждении политических вопросов.

В дальнейшем Мария Кобылятская в 1918 году побывает в застенках Екатеринодарской тюрьмы при деникинцах, вынесет все пытки и издевательства, но сумеет случайно выбраться на волю. Однако в 1920 году, при возвращении в станицу Медведовскую, она будет подло убита белозелеными бандитами на глазах малолетней дочери Сусанны.

К началу 1918 года население Кубанской области всё откровеннее делилось на «красных» (т.е. поддерживающих большевиков) и «белых» (их яростных врагов). Активное участие в общественной жизни принимала молодёжь.

До тимашевцев доходили слухи, что в Екатеринодаре уже с апреля 1918 года стала действовать организация Екатеринодарского Союза пролетарской молодежи «III Интернационал» во главе с молодым большевиком Михаилом Власовым. Но создать в своей станице подобную организацию ещё не позволяли особые обстоятельства, связанные с действиями частей Добровольческой армии под командованием генерала Л. Корнилова, которые на своём пути жестоко расправлялись со всеми, кто поддерживал Советскую власть. Первая волна репрессий прошла весной 1918 года.

Особенно запомнились в памяти жителей станицы действия белогвардейцев в августе 1918 года. Вот что писал по этому поводу Аким Фесечко, один из будущих комсомольцев:

«Заняв станицу 6 августа 1918 года, белые части генерала Покровского учинили зверскую расправу над сочувствующими Советской власти. Сначала станица была отдана на несколько часов во власть воинской части, первой вступившей в Тимашевскую, чем воспользовались, прежде всего, черкесы. Они скакали по улицам станицы и рубили всех, кто попадался им под руку. Среди погибших был ученик Гриша Хомяк. Затем были установлены виселицы. Первым был казнен Гавриил Иванович Кушнир, человек образованный, хороший организатор, бывший прапорщик царской армии, но перешедший на сторону «красных», член Тимашевского ревкома…
Многих тогда истязали, вешали. Было казнено несколько сот мирных жителей, прежде всего из числа беженцев.
Тогда же был зарублен священник о. Павел (Ефимов), который отказался благословлять эту операцию белогвардейцев и освящать виселицы…
Из станичного правления ведут попавшего в плен красноармейца, бывшего плотника нашей станицы Андрея Кальнего. Он весь в крови, видно дали себе волю палачи. Вот он еле вскарабкивается на подмостки виселицы, отмахивается от «услуги» палача, сам накидывает на шею петлю и, собрав последние силы, кричит:
«Я умираю за правое дело, за свободу и счастье наших детей. Победит и придёт Советская власть»…
Стоящий рядом офицер с силой выбивает ногой стул под обреченным»…

Это лишь один из эпизодов воспоминаний очевидца, который в дальнейшем, как и другие подростки, насмотревшись на казни, осознанно вступит в ряды Красной Армии, в ряды комсомола и будет бороться за новую жизнь.

Молодёжь станицы, пережившая все ужасы временного правления корниловцев, деникинцев, с воодушевлением встретила части Красной армии в марте 1920 года и стремилась внести свой вклад в построение нового порядка. Но было бы слишком наивно думать, что вся станичная молодежь с восторгом воспринимала революционные преобразования. Приходилось принимать трудное решение: на чьей стороне сражаться. Вчерашние подростки теперь с оружием в руках сражались за то, во что верили, за своё счастливое будущее – как они его понимали. Часть молодёжи отправлялась в отряды приверженцев старой власти, другие их сверстники вступали в комсомол.

22 июня 1920 года произошло важное событие в жизни молодёжи Тимашевской. Во дворе бывшего станичного училища, а теперь трудовой семилетней школы имени А.И. Герцена, собралась небольшая группа наиболее активных ребят и девчат, чтобы послушать приехавших из Екатеринодара представителей Кубано-Черноморского обкома РКСМ, в частности Никиту Гиренко.

Над примитивной сценой висел транспарант: «Будущее принадлежит нам!» – девиз комсомольцев Кубани того времени.

Никита Гиренко рассказал тимашевцам о положении в стране и области, о деятельности уже созданных на Кубани комсомольских ячеек, ответил на многие вопросы собравшихся.

К концу импровизированного собрания были поданы заявления о желании вступить в ряды комсомола от Якова Осипова, Ивана Проценко, Антона Стрельцова, Луки Симонова, Григория Саввина, Бориса Харченко, Нины Мосцевой и её брата Марка, Максима Хрунина и его брата Николая и других.

Секретарем самой первой комсомольской ячейки был избран Иван Проценко, а его заместителем по политпросветработе – Яков Осипов.

Вот несколько строк о Якове Осипове из статьи А. Силого «Жизнь без поблажек» («ЗТ», октябрь, 1968 г.):

«На глазах юноши проходила борьба новых идей со старыми, он был свидетелем белого террора в 1918 году, жестоких репрессий, которым подвергся его отец за участие в борьбе за Советскую власть. И когда после восстановления на Кубани Советской власти в станице Тимашевской организовалась комсомольская ячейка, Яков Осипов одним из первых вступил в её ряды и был в числе её организаторов».

Несколько позже еще одна комсомольская ячейка возникла и в железнодорожном депо. Здесь секретарём был избран Лука Симонов.

Молодым юношам и девушкам нелегко было решиться на такой шаг, но они были мужественными людьми и настоящими энтузиастами.

До всего было дело первым комсомольцам станицы Тимашевской:
– бороться с безграмотностью;
– создавать первые коллективные хозяйства;
– бороться с беспризорностью;
– проводить культурные мероприятия и т.д.;
– вести борьбу с белозелеными и т.д.

Одной из первых задач, поставленных партией большевиков перед комсомолом, была борьба с неграмотностью населения, ведь только примерно одна треть населения Кубани могла читать и писать.

Согласно Декрету (Закону) за учебники надо было усадить население от 8 до 50 лет, хотя для этого не было практически элементарных условий: не было учебников, помещений, не было в достаточной степени учителей. И всё же повсеместно открывались пункты ликбеза, от руки переписывались буквари. Многие комсомольцы с большим трудом сначала сами учились читать и писать, а потом учили других. В станице была одна семилетняя трудовая политехническая школа и несколько начальных школ, но этого было крайне недостаточно, чтобы выполнить задачи обучения и воспитания молодого поколения.

Но обстановка заставляла вступивших в комсомол сразу же записываться в части особого назначения (ЧОН), которые помогали ревкому станицы поддерживать «революционный» порядок, участвовать в ночных дозорах, так как население станиц и хуторов уже подвергалось набегам со стороны «белозеленых», окопавшихся в камышах многочисленных водоёмов и прежде всего лиманов. (Здание ЧОН на снимке).

https://antispryt.ru/wp-content/uploads/2018/09/shtab-obor..jpgПовсеместно стали создаваться первые коллективные хозяйства, руководителями которых были большевики и комсомольцы.

В 1920 году вернувшиеся с фронтов Гражданской войны Петр Федорович Науменко со своими верными товарищами Г. Чернышовым, Т. Мамцевым и другими организуют трудовую сельскохозяйственную коммуну «Набат». В честь погибшего большевика А. Шеяна и руководителя вновь созданного хозяйства П. Науменко впоследствии она была переименована в «Наумо-Шеяновскую». Газета «Красное знамя» 30 октября 1920 года писала о коммуне:

«В станице организована и приступила к совместной работе трудовая сельскохозяйственная коммуна под названием «Наумо-Шеяновская».
Идите все безработные и голодные – место для вас здесь. Стараниями артели в станице устроен детский приют на 22 кровати и открыт ряд мастерских».

Возникали комсомольские ячейки и в других станицах. По этому поводу на страницах «ЗТ» от 24 октября 1968 года под заголовком «Запишите нас в отряд» писал П. Заступа, комсомолец 20-х годов из станицы Медведовской:

«После тяжелых испытаний в марте 1920 года в станице была установлена Советская власть, а через некоторое время начала создаваться комсомольская ячейка. В числе первых вступил в комсомол и я. По существу нам пришлось быть организаторами первых комсомольских ячеек в станице, так как очень скоро состав станичной ячейки вырос до 200 комсомольцев.
Комсомольцы с первых же дней смело встали с оружием в руках на защиту социалистических завоеваний трудового народа. Все мы вступили в отряд ЧОН (частей особого назначения) и вместе с коммунистами участвовали почти до 1924 года, вели активную борьбу с белозелеными бандитами в районе станиц Гривенской, Приморско-Ахтарской, Могукоровки, Гречаной Балки и др.
Кроме того, комсомольцы вели идеологическую борьбу против контрреволюции, с неграмотностью, с беспризорностью детей».

Еще в большей степени осложнилась обстановка в августе 1920 года, когда генерал Врангель предпринимает решительные действия по захвату Кубани частями генералов Улагая, Казановича и других.

14 августа у станицы Приморско-Ахтарской появились военные транспортные суда.

Ожесточенные бои разгорелись у станицы Роговской, где силам белых противостояли части дивизии Михаила Майера. Сопротивление было сломлено, а сам комдив был поднят «на пики». Так геройски погиб бывший кадровый офицер царской армии, ставший красным комдивом. Здесь же сложили головы десятки первых комсомольцев Роговской, Тимашевской и близлежащих хуторов.

18 августа дивизия генерала Казановича заняла станицу Тимашевскую, и снова на улицах появились виселицы, опять начались казни. Вылавливали членов семей красных офицеров, руководителей новой Советской власти, комсомольцев-активистов.

Недолго продержались врангелевцы, их основные силы были разгромлены, изгнаны с Кубани, но борьба продолжалась еще не один год. В плавнях обосновались многочисленные банды «белозеленых», которые регулярно делали набеги на хутора и станицы, грабили, жгли, терроризировали мирное население, жестоко расправлялись с членами первых тозов, коммун.

Численность членов комсомольских ячеек с каждым месяцем росла.

Осенью 1920 года в первой комсомольской ячейке насчитывалось более 90 человек. Несмотря на свою малочисленность, комсомольцы сумели организовать население станицы на претворение в жизнь всех решений новой власти.

В газете «Красное знамя» сообщалось: «Тимашевская ячейка РКСМ насчитывает в своих рядах до 90 членов и кандидатов. Ячейка работает интенсивно. В последнее время хорошо проведен международный юношеский день. Передано в партию 5 лучших комсомольцев. При ячейке имеется спортивный кружок. Ячейкой выписываются газеты. Недавно проведена политпроверка».

Стране срочно требовались грамотные квалифицированные кадры, поэтому работа школ, изб-читален, библиотек была под особым контролем как советских, так и комсомольских органов. Чтобы наладить работу школ, надо обеспечить её не только педагогическими кадрами, но и топливом, освещением, но ничего этого пока не было. (Днепровская школа – на снимке).

https://antispryt.ru/wp-content/uploads/2018/09/Dneprovskaya-shkola.jpg
1920-21 гг., днепровская школа.

В документах той поры сохранились протоколы заседаний комсомольских ячеек станицы, железнодорожного узла. Вот повестки дня:
– «О ликвидации неграмотности среди членов партии и комсомола»;
– «О постройке народного дома»;
– «О помощи бездомным подросткам»;
– «О субботнике по благоустройству детского приюта» и др.

Но ведь и сами члены партии и комсомола зачастую не умели особо читать и писать, вот и приходилось им садиться по вечерам за учебники.

В газете «Красное знамя» 27 октября 1920 года за подписью И. Бабича сообщалось: «При коммунистической ячейке станицы открыта партийная школа. Занятия проводятся по вечерам. Союз коммунистической молодежи деятельно посещает школу, среди его членов, так же, как и среди членов партии, наблюдается сильная тяга к просвещению.
В добрый час, товарищи, в знании сила пролетариата, залог его большой победы».

Председатель исполкома Феоктист Калмыков сообщает 28 декабря 1920 года: «Советские учреждения и организации общими усилиями на атаманских развалинах возрождают новый строй. Советы уделяют огромное внимание ликвидации беспризорности, неграмотности. На первом месте у них школы, культпросветработа, забота о здравоохранении. Коммунисты и комсомольцы работают, по вечерам учатся сами».

На одном из партийных собраний было решено освобождать от работы на два часа всех членов партии, комсомола, не умеющих читать и писать, дать им возможность встречаться с учителями, посещать кружок ликбеза. Каждое воскресенье с 11 до 14 часов в станице объявлялось «время всеобуча».

За неявку на занятия без уважительной причины следовало строгое наказание, вплоть до исключения из партии, комсомола.

При школах создавались «школьные советы», в состав которых входили представители партийной или комсомольской ячеек, от родителей, от местного комитета профсоюза. Эти советы в основном занимались вопросами укрепления материальной базы, организацией субботников по уборке территорий школ и детского приюта.

В станице Тимашевской в начале 20-х годов была единственная трудовая семилетняя школа, возглавляемая директором Горний И.Е., имевшим специальное педагогическое образование, а остальные 7 учителей фактически не имели педагогического образования, вот почему так сложно было вести борьбу с неграмотностью. Ведь даже Великолужский Иосиф, один из самых активных членов партии, направленный на работу с комсомолом, имел всего 2 класса образования местной казачьей школы, хотя и был секретарем комсомольской ячейки.

В октябре 1920 года остро ставится вопрос создания детской площадки с питанием для детей рабочих железнодорожного узла. Это дело поручается комсомольской ячейке во главе с Федором Чистяковым, а затем Порфирием Затула.

В станицу ежедневно приезжают так называемые «спекулянты» из центральных регионов России, которые обманом скупали хлеб, вели обмен хлеба на товары первой необходимости. И этот вопрос нужно было срочно решать, так как бывшие магазины были закрыты или разворованы, а поступления товаров были крайне редкими.

На протяжении 1920 года особое внимание уделялось созданию коллективных хозяйств.

Вот несколько строк из воспоминаний Никиты Матвейчука, помещенных в газете «Сельское хозяйство» №60 от 11 августа 1962 года:

«Весной 1920 года в станице Тимашевской было организовано одно из первых на Кубани коллективное хозяйство. Колхоз получил красивое поэтичное название «Доброе утро». С небольшого начинали свою новую жизнь бедняки, батраки, бывшие красноармейцы, которые обобществляли свою землю, инвентарь, семена. В общем пользовании имелось 250 десятин земли, паровая молотилка, шесть конных плугов, сеялка, десять повозок, два десятка лошадей, четыре пары быков. И всё это на 99 человек.
Вот фамилии первых колхозников: Карп Борщ, Лука Малёванный, С. Никишин, М. Журавель, В. Жадько, А. Изотов, В. Дьяченко, П. Сорочин и др.
В колхозе была организована комсомольская ячейка, в которую входили С. Никитин, М. Жадько, Н. Дьяченко. Выпускалась стенная газета, организовали драмкружок».

В связи с большим числом детей-сирот, бездомных в срочном порядке надо было открывать детские приюты в Тимашевской, Медведовской, а комсомольцы брали над ними своё шефство. В тяжелой обстановке проходил 1921 год на Кубани.

Но не давали спокойно трудиться многочисленные банды белозеленых, которые жестоко расправлялись с членами первых тозов и коммун.

Так была разорена коммуна «Набат», а её члены приняли мученическую смерть. Но жизнь продолжалась.

В целях избежания голода трудовым коллективам предлагалось засевать отобранные у богачей земли, но воспользоваться этим не могли даже рабочие депо. Из 10000 десятин земли было освоено лишь 4000 – не было посевного зерна. Создавались так называемые «коммунистические огороды».

Вот лишь краткий перечень важных дел двух комсомольских ячеек станицы и железнодорожной станции «Тимашевская»:
– в апреле 1921 года по 3 часа каждый комсомолец отработал на благоустройстве детской площадки;
– с апреля 1921 года устанавливается неделя «красного пахаря» под контролем партийной и комсомольской ячеек;
– с мая 1921 года систематически организовывается двухчасовой сбор железного лома силами молодёжи;
– 11 мая 1921 года на чрезвычайном общем собрании членов партии и комсомола выносится вопрос о создании продотряда, в состав которого назначены: Казаков, Марков, Горский, Шушура и другие;
– наблюдался «топливный голод», так как добыча угля и нефти в стране почти прекратилась, поэтому молодёжь заготавливала «курай», камыш, «кизяк» и т.д.;
– нежданно-негаданно в области появилась саранча, которая угрожала, в том числе, тимашевскому отделу. И вновь на борьбу с ней брошена молодежь под руководством комячейки станицы;
– начиналась эпидемия холеры, но самое страшное – голод во многих регионах страны, поэтому на Кубань ехали сотни тысяч спасающихся от холода, голода, в том числе тысячи беспризорников.

На борьбу против всех этих невзгод были брошены, прежде всего, комсомольцы.

Вот яркий пример из жизни комсомольской ячейки, созданной на базе женского монастыря, расположенного между станицами Тимашевской и Роговской.

Из воспоминаний комсомольца Федора Палкина:
«В голодный 1921 год, когда вымирало население Поволжья, коммунарская молодежь решила взять временно на своё содержание детей Хвалынского детского дома.
Скоро нам сообщили: в станицу прибудет эшелон, в котором находятся дети Хвалынского детского дома. Стали готовиться к встрече. В бывших помещениях монастыря приготовили комнаты. Исправили печи, застеклили окна, поставили шкаф с книгами, столики, немного стульев.
…Нельзя было без слёз смотреть на измученных голодом несчастных детей, которых мы увидели на станции. Каждому ребенку тут же дали по два пирожка. Посадили на арбы, укрыли одеялами и шубами, погрузили детдомовский скарб и тронулись в коммуну.
В коммунарской столовой накормили детей борщом и лапшой с мясом. Набили матрацы соломой. Ламп не было, приготовили каганцы. Но это было только начало».

Комсомольцам приходилось с оружием в руках «добывать» хлеб и отправлять его голодным рабочим Москвы и Петрограда. Часто это заканчивалось трагедией.

Вспоминает бывший председатель ревкома станицы Тимашевской М.А. Книга:
«В конце 1921 года я возвратился в станицу Тимашевскую и меня назначили командиром отряда чоновцев по борьбе с белобандитами, коими кишели приазовские плавни. В отряде было 100 человек. Запомнился один случай того тревожного времени.
Комсомольцам-чоновцам было поручено сопровождать обоз с зерном, который двигался со стороны Дядьковской на железнодорожную станцию «Тимашевская». Но действовавшая банда белозеленых напала на конвой. Все чоновцы были жестоко избиты и казнены. Отдельным из них разрезали животы, и туда вместе с зерном вложили комсомольские билеты».

В станице пока нет Дома культуры, клуба, но есть уже изба-читальня,

Иногда приезжает кинопередвижка. Есть хоровой коллектив, а из числа любителей спорта создаётся кружок «пластических упражнений». Два раза в месяц комсомольцы выпускали «живые газеты», с помощью которых высмеивались неграмотность, пьянство среди молодежи.

Газета «Юный станичник» в 1921 году поместила статью, в которой говорилось:
«Три года мы боролись с винтовкой в руках за Советскую власть, и мы победили. Теперь нужно взяться за работу по укреплению завоеваний революции». И они брались с энтузиазмом за любое дело.

Не остались в стороне от внимания комсомольцев и младшие школьники. В то время по стране уже действовали первые пионерские отряды. Появились они уже и в областном центре – Краснодаре, где 23 февраля 1923 года был организован первый на Кубани отряд юных пионеров при единой трудовой школе имени Ленина.

Осенью 1923 года в детском приюте на базе бывшего женского училища в станице Тимашевской состоялось собрание воспитанников, на котором выступили директор приюта Сосюра, секретарь комсомольской станичной ячейки Лабута, будущая пионерская вожатая Нина Мосцевая. Было принято решение о создании первого пионерского отряда в станице Тимашевской. На груди первых пионеров заалели изготовленные комсомольцами из красной ткани галстуки, а позже достали барабан и даже горн. И теперь очень часто дробь барабана, звуки горна возвещали о сборе пионеров, вызывая восхищение детворы и дикую злобу ярых противников из среды старого казачества.

Как уже было сказано выше, комсомольцам до всего было дело и в середине 20-х годов. Не оставались без внимания семьи погибших красноармейцев и красных партизан. Этим семьям путем молодежных субботников оказывали помощь в уборке урожая и заготовке топлива. Вот что писал в статье «Бурные годы нашей юности» Яков Осипов:

«Через своих представителей в профсоюзах комсомольцы вели борьбу за улучшение условий труда рабочей и крестьянской молодёжи.
В профсоюзе «Всеработземли» представителями от комсомола были Петраков, Герасименко, Алёхин, Карташов, которые выявляли работающих по найму батраков и через профсоюз добивались заключения с кулацко-зажиточными хозяйствами выгодных для батраков договоров. По этим договорам запрещались, например, тяжелые работы для подростков, батраки имели выходные дни, могли посещать пункты ликбеза и кружки политграмоты.
Центром всей нашей деятельности был комсомольский клуб, который раньше размещался в национализированном доме купца Дмитриченко, потом, когда клубная работа расширилась, клуб был переведён в здание, где сейчас находится районная больница. При клубе находился комитет комсомола, там же проводились комсомольские собрания и комсомольская политучеба. Заведовал клубом член комитета Ваня Герасименко».

Комсомольский клуб стал центром культурно-просветительной работы в станице. В нём были организованы и систематически работали кружки: вокальный и хоровой, театральный, музыкальный и спортивный. Кроме комсомольцев в кружках участвовали любители искусства из несоюзной казачьей молодежи и станичной интеллигенции.

Большим успехом пользовался в станице хор, который выступал с концертами не только в Тимашевской, но и в ряде других станиц и хуторов.

Хорошо работал драмкружок. Ставились такие пьесы, как «На дне» М. Горького, «Наталка-Полтавка», «Шельменко-денщик» и другие на примитивной сцене в небольшом зале школы имени Герцена.

Увлекательными были спортивные игры и соревнования, организаторами которых были комсомольцы Харченко, Матегорин и другие.

С 1922 года на особом контроле партийной и комсомольской организаций была борьба с пьянством, с религиозными предрассудками.

В протоколах собраний встречаются отчеты отдельных молодых коммунистов, комсомольцев: «когда ходил в церковь, в ресторан». Два раза в месяц «выпускались живые газеты», организованные Великолужским, Руденко, Вишневским и др., в ходе которых «бичевались» безграмотность, пьянство, другие «пороки».

В постоянной помощи нуждался детский приют. Этот вопрос часто заслушивался на собраниях комсомольской ячейки. В частности, 8 апреля 1923 года был проведен массовый воскресник по благоустройству территории детского приюта (дома), об итогах которого несколько позже докладывал заведующий Романенко.

В конце 1924 года по инициативе комсомольцев Тимашевского ж/д узла был построен клуб на 350 мест, для чего был использован материал от разбитого пакгауза на разъезде «134 км». Этот клуб имел большое значение в культурно-просветительской деятельности комсомола всей станицы. Здесь активно действовали несколько кружков художественной самодеятельности, в том числе агитбригада под руководством комсомольца Григория Орла, кружок «Синяя блуза», «украинский кружок» под руководством С. Буглак и другие.

В сложных и противоречивых условиях зарождались и крепли первые комсомольские ячейки в станице Тимашевской.

Впереди были не менее сложные 30-е годы с коллективизацией, раскулачиванием, голодом, репрессиями, но вместе с тем с великими стройками первых пятилеток, большими достижениями в культурной революции.

И повсюду были комсомольцы, наиболее активная часть молодежи, на плечи которых выпадут суровые испытания Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, период послевоенного восстановления разрушенного народного хозяйства.

  • +1
  • -0
  • 1 рейтинг
1 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

Автор В.Р. Покинько,

заместитель председателя тимашевского отделения историков-архивистов.

Фото  из фондов музея семьи Степановых, г. Тимашевск.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: