ОНИ ТОЖЕ СРАЖАЛИСЬ. ЗА ЖИЗНИ БОЙЦОВ

0
710
oni-tozhe-srazhalis-za-zhizni-boytsov
Изображение с открытого доступа в сети интернет.

В станице Тимашевской с первых дней войны при ОСОВИАХИМе (общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству), МТС (машинно-тракторная станция) и райвоенкомате были организованы курсы: радисток-телеграфисток, медицинских сестер (санинструкторов), трактористов, шоферов и др. По окончании курсовте, кто получил данные специальности, служили в воинских частях, эвакогоспиталях.

С 25 июля 1941 года по 29 июля 1942 года в зданиях средней школы №1 и районной больнице был размещен эвакуационный госпиталь №3196.

Из воспоминаний врача Кривцовой Анастасии Прокофьевны: «Начальником госпиталя назначен Рубан Иван Матвеевич из Медведовской больницы. Начальником 1-го отделения был врач Смирнов Владимир Иванович. Я была начальником 2-го хирургического отделения госпиталя, которое помещалось в школе им. Герцена. Отделение было на 100 коек. У меня была ординатором молодой врач-терапевт Татаренко Раиса Гавриловна, она ускоренно окончила мединститут в 1942 году. Мои непосредственные помощницы были медсестры. Моя операционная сестричка Степанова Валентина Фадеевна была двоюродной сестрой братьев Степановых, после окончания курсов медсестер работала в эвакогоспитале №3196, имела благодарность за хорошую работу в эвакогоспиталях».

В это же время в здании транспортной (железнодорожной) школы был ещё один хирургический госпиталь.

Из воспоминаний Губаревой (Хотеевой) Елены Петровны: «Мы, девчонки, учились на всяких курсах: медицинских, железнодорожных, водительских. Нашу белую двухэтажную новую железнодорожную школу заняли под госпиталь. Мы учились в маленькой «красной» школе. У нас была санитарная дружина – человек 12: Вера Петелько, Тая Суворова, Тоня Яишникова, Лида Сахненко и др. Когда приезжал поезд с ранеными, мы по цепочке собирались на вокзале и помогали разгружать поезд. После школьных занятий работали в госпитале: ухаживали за ранеными, стирали и скатывали бинты. Я не знаю, как назывался этот госпиталь, это скорее был для раненых в конечности. Меня тянуло в перевязочную, где в основном я и помогала. Я забыла имена врачей, но помню образ одного хирурга, который работал буквально как артист, изображая из шин Крамера и гипса разнообразные повязки. Мне никогда не было дурно ни при виде гноя, ни при виде ран. Мне было интересно и казалось, что хирургия самая полезная специальность».
Впоследствии Елена Петровна стала хирургом высшей категории.

Население станицы отдавало свою мебель (кровати, матрасы, тумбочки), постельные принадлежности для оборудования госпиталей.

С февраля 1943 года, когда был освобожден Тимашевский район, во всех зданиях, где можно было, разместили госпитали. Жители станиц сутками дежурили у постелей раненых. Коек не хватало, и раненых размещали в коридорах на матрасах, набитых соломой.

Из воспоминаний В.Е. Литвиненко: «Как только была освобождена станица, в школе им. Толстого разместился полевой сортировочный госпиталь. Раненых привозили с поля боя. Тогда говорили – «из плавней» (ст. Калининская, ст. Ивановская, ст. Славянская, ст. Крымская). Привозили на телегах и автомашинах. Бойцы грязные, в пыли, бинты пропитаны кровью. Раненых было очень много. Все классы были заполнены. На кровати положили матрасы, наполненные соломой, укрывали байковыми одеялами. В каждом классе стояла печка-буржуйка, которую топили чем придется: хворостом, камышом, сухой травой, бадылкой (стебли подсолнуха, кукурузы). Раненые лежали в коридоре на полу один к одному. Много было тяжелораненых. В одном из классов размещалась операционная. Лекарств, инструментов, перевязочного материала не хватало. Бинты стирали, кипятили, скатывали. Мыла не было. Стирали щелоком: золу древесную, подсолнечную в тряпочке опускали в чугун, так получался щелок. Бинты скатывали дети-подростки. До сих пор удивляюсь – как не было заражения крови. Днем я работала в операционной, помогала хирургу и сестричке. Наркоза никакого не было, а осколки вынимать и очищать раны было нужно. Сколько мужества, терпения, ловкости нужно было иметь хирургам, чтобы в таких условиях выполнять операции. Да и сам операционный стол был обыкновенным деревянным столом ни чем не прикрытым. Раненых, которым была оказана медицинская помощь, и их состояние позволяло транспортировать, вывозили куда-то далеко. Как могли больные люди зимой под байковым одеялом, почти в неотапливаемом помещении выживать, – удивлялась Вера Евтихиевна – до сих пор слышу их голоса, помню их лица и не могу сдержать слёз».

По данным, которые нам удалось собрать во время исследовательской работы в Ленинградском военно-медицинском архиве, установлено, что в ст. Тимашевской с июля 1941 года по апрель 1943 года (исключая период фашистской оккупации с 6 августа 1942 года по 11 февраля 1943 года) располагалось 10 военных госпиталей. В их число входили: 2-й терапевтический полевой подвижной госпиталь, 52-й подвижной госпиталь, 3-е управление головного эвакопункта с эвакоприемником, 54-й инфекционный госпиталь, 576-й полевой подвижной госпиталь, 578-й хирургический полевой подвижной госпиталь, эвакогоспиталь №3196, госпиталь легкораненых №3230, инфекционный госпиталь №4279.

В Подольском центральном архиве Министерства Обороны СССР уточнили номера госпиталей, расположившихся: в станице Тимашевской – эвакогоспиталь №9013, в ст. Роговской – хирургический подвижной госпиталь №119, в ст. Медведовской – эвакогоспитали №5469 и №5464, Армейский госпиталь №4232.

Часто в госпиталях не хватало мест, и выздоравливающих больных местные жители брали в свои дома – хаты. Сейчас сложно представить, в каких тяжелых условиях в то время находились и бойцы, и раненые, и все жители станиц и хуторов. Нужно было всех разместить, накормить, создать элементарные условия проживания, при этом помогать наступающей Красной Армии в ремонте дорог, доставке вооружения – снаряды женщины носили на передовую в мешках по шпалам в Калининский район, Ивановскую, Старонижестеблиевскую…

Тяжелораненые бойцы умирали в госпиталях. Их хоронили в братских могилах на старом станичном кладбище в северной части. Хоронили и в совхозе «Садовод» на кургане. Хоронили женщины, старики, подростки. Иногда было не на чем отвезти на кладбище, и тогда хоронили бойцов в станичном парке. В 1947 году останки умерших в эвакогоспиталях и погибших при освобождении Тимашевского района из одиночных могил были перезахоронены в братские могилы, как правило, в центре станиц.

По имеющимся данным в Тимашевской умерло от ран и погибло, защищая станицу, 900 бойцов. Когда работали над книгой Памяти, удалось уточнить 600 фамилий погибших, а остальные 300 бойцов – неизвестные солдаты, потому что тяжелораненые поступали в госпитали без сознания, а документов при них не было.

Хочу напомнить всем жителям района: посетите братские могилы, особенно на старом кладбище города Тимашевска. Прошло 75 лет после освобождения нашего города от немецко-фашистского нашествия. Задумайтесь, как мы чтим тех бойцов, которые покоятся в братских могилах. В советское время каждая могила была закреплена за предприятиями, были скромные обелиски, возлагались венки и цветы. Сейчас, если и ухожены две могилки, то лишь те, за которыми взяли шефство учащиеся СОШ №4. Большое спасибо им за то, что чтят Память о людях, погибших, защищая нашу Родину.

Люди!
Покуда сердца стучатся, –
Помните!
Какою ценой завоёвано счастье, –
Пожалуйста, помните! (Р . Рождественский).

  • +2
  • -1
  • 3 рейтинг
3 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
66.7%33.3%

Т.С. ЧУМАКОВА, Заслуженный работник культуры Кубани.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: