ДЛЯ КАЖДОГО ДЕЛО НАЙДЁТСЯ

0
953
Наша дружная команда.

ВСТАВАЙ, СТРАНА ОГРОМНАЯ!

Кто о чем, а я опять о войне. Вернее, об отношении к ней разных людей.

Кто-то слишком оптимистичен, считая, что вот-вот, буквально на днях, наши, каким-то чудесным образом, при помощи секретного пока оружия закопают всех бандеровцев под Херсоном и пойдут на Одессу. Ну, а потом на Киев и так далее – до самой польской границы.

Другие, напротив, паникуют, говорят, что все пропало. Что с самой весны не наступаем, а только обороняемся, потому что в мире мы одни, а весь Запад против нас.

Ну, а мне больше по душе те, кто молча терпит случающиеся на фронте неудачи, верит, что в единстве мы сможем перемочь любые трудности и потери, пройти сквозь любые испытания и дождаться Победы. И для этого нужно сосредоточиться, больше работать, сократить развлекуху, а сэкономленные на ней деньги отдать фронту. А не ждать, когда наши богатеи первыми раскошелятся, хотя это было бы, конечно, справедливым.

Ну, или своими руками, своими способностями как-нибудь помочь родной стране, ее бойцам в лихое время. Как, например, та же парикмахер Любовь из Индустриального, про которую недавно писал. Про ее теплые, ручной вязки свитера, которые сейчас согревают тело и душу кого-то нам родного там, в опасном далеке. Как оказалось, Люба не одна – с нею целая группа женщин.
Всегда можно помочь, если действительно захотеть, найти посильные способы и средства быть ближе к нашим воинам и освобожденным из бандеровской неволи братьям и сестрам с Донбасса, Херсонщины и Запорожья.

Может быть поэтому автор этих строк, узнав, что Общероссийский народный фронт ищет добровольцев на работу по формированию партий гуманитарных грузов для отправки на фронт, сразу вызвался поехать в соседнюю с нами область. Тем более, что я давно связан с этой проверенной временем мощной общественной организацией.

Несмотря на «биндюжную» молодость на Курилах, тревожили, конечно, некоторые сомнения в связи со своим 67-летним возрастом: не оконфузиться бы. Уж очень не хотелось быть кому-то обузой и путаться под ногами у молодых мужиков. Но меня успокоили: мол, для каждого дело по силам найдется.

Итак, решено. Еду. В сумке смена белья, «мыльно-рыльные», зарядка для телефона, запасной аккумулятор, нож, теплые вещи, спецовка, термос и бутерброды для небольшого перекуса. Словом, все, что нужно для неприхотливого мужика на неделю кочевой жизни. Общагу и питание ОНФ обещал обеспечить. Значит, это железно.

В назначенный день с утра «сидел» у телефона, ожидая свою команду, с которой должен был ехать дальше. Наконец, ближе к вечеру позвонил координатор, сказав, что подхватит меня на кольце у Индустриального. Так и получилось. Быстро запрыгнув в салон, пожимая и знакомясь на ходу с попутчиками, узнаю, что у координатора новая вводная: срочно нужно возвращаться домой в Майкоп разруливать очередную проблему, не терпящую отлагательств. А посему мы вчетвером едем на наш вокзал, где сядем на проходящий поезд до Ростова. Билеты на него тут же, на ходу наш командир заказывает по Интернету: все быстро, четко, без нервотрепки и суеты. Благодаря этому мы еще с мужиками до посадки в привокзальной кафешке успели чайку попить с пирожками.

Пока ехали в сгустившихся сумерках до Ростова, успели хорошенько перезнакомиться. Сами знаете, как быстро сближает людей под стук колес общее дело.

Итак, Владимир Стасев, молодой, но уже довольно заслуженный в Адыгее коммунист, член республиканского и секретарь майкопского партбюро КПРФ, талантливый певец, выступающий на самодеятельной сцене с младых ногтей. Подвижный, неунывающий, коммуникабельный. Словом, скучать нам не давал.

Его товарищ по КПРФ из Майкопа – Сергей Вокуленко. Предприниматель, несмотря на партийную принадлежность, резонер и, как мне кажется, эпикуреец.
Четвертым в нашем волонтерском квартете был Андрей Кондраков: аккуратный, точный во всем, подтянутый, как и положено старшему прапорщику Росгвардии в запасе.

Мы как-то сразу сообща определились, что за атамана будет Володя: через него все вводные, связь с руководством, вопросы кормежки, транспорта и т.д.

На привокзальной площади Ростова нас уже ожидал таксомотор, заказанный нашим ОНФовским бригадиром Анатолием. Я так и не удосужился узнать фамилию этого стремительного, худощавого новосибирца, откомандированного еще в феврале на Дон, чтобы оперативно решать вопросы приема, размещения, сортировки огромного перечня очень полезных для наших армейцев гуманитарных грузов. А также в последующем формировании из них отдельных партий и отправки туда, где их ждут наши бойцы. Узнал лишь, что он из бывших оперов, обладает хорошей памятью, быстро принимает точные решения, водит все виды транспорта и не гнушается подставить плечо под коробки из очередного крытого грузовика, прибывшего под разгрузку из какого-нибудь российского региона. Короче, настоящий русский отставник: стремительный, сосредоточенный, немногословный.

Вопреки моим спартанским ожиданиям, на постой наш квартет определили в центр города, в одно из студенческих общежитий солидного университета. А нашу просторную комнату с прихожкой, шикарным санузлом, газифицированной и полностью оборудованной всем необходимым кухней, общагой даже язык не поворачивался назвать.

На группу ежедневно выделялось достаточно наличных денег на общепит, а всякие там личные «излишества» мы покупали в ближайшей «Пятерочке». Словом, живи – не тужи.

Следующее утро началось с интересного сюрприза: к крыльцу общежития с ревом подкатил большущий пятилитровый черный, «карбоновый» джип с Анатолием за рулем. В нем мы и покатили на работу на огромный склад, о расположении которого я рассказывать по понятным причинам не буду. Да и не смог бы, потому что Ростов совсем не знаю. Скажу лишь, что склад очень большой, приблизительно метров двести на двести, с высоченной крышей и громадными, во всю стену, окнами.

НА СНИМКЕ: разгрузка гуманитарки.

Почти вся его площадь была заставлена бесконечными рядами коробок, тюков, деревянных паллет с разными грузами, а также рядами новеньких отечественных УАЗиков, «буханок» и «Патриотов». Мы прямо загорелись, когда Анатолий спросил о наличии водительских прав в связи с возможным нашим участием в перегоне очередной партии машин на Донбасс.

Но это все потом. А пока, мужики, давайте-ка отсортируем, сосчитаем, упакуем в большие пакеты и подпишем по партиям сотни привезенных накануне в мешках армейских тактических аптечек.

Ну, это совсем нетрудно, главное – быть внимательными, чтобы не ошибиться, и не подставить кого-то там из фронтовых снабженцев, которым нет времени ковыряться в мешках, подсчитывая и перепроверяя их содержимое. Нужно так: подошел человек, глянул, а на большой табличке – наименование, размер и точное количество.

Только закончили с аптечками, как подъехал и опустил аппарель под загрузку крытый фургон. В него нужно было погрузить пару сотен новеньких бронежилетов, ждущих своего часа в особо прочных мешках, поставленных в ряды. Прочных потому, что каждый из бронников весом свыше пятнадцати килограммов. Можно только представить, каково приходится нашим бойцам с этой тяжестью на плечах и бегать, и ползать, и выпрыгивать из окопов под вражеским огнем. Даже нам, находящимся в гораздо более комфортных условиях, пришлось изрядно пропотеть, пока мы загрузили 3 тонны этих средств индивидуальной защиты.

Дело уже было ближе к вечеру, и мы надеялись, что скоро поедем на ужин и отдых. Но тут вдруг один за другим прибыли еще пара фургонов с гуманитаркой под срочную разгрузку. Ничего не поделаешь: работаем. Груз в разнокалиберных ящиках, упаковках и мешках был нагроможден сплошной стеной, но мы старались по ходу «пьесы» раскладывать на полу склада его так, чтобы назавтра было легче рассортировать по порядку.

НА СНИМКЕ: чтобы бойцам тепло было.

Закончили поздно, задержавшись потом еще из-за того, что одну УАЗовскую «буханку» никак не могли сгрузить с трейлера, где сломался подъемный выравнивающий механизм. Кончилось тем, что водитель-«отчаюга» умудрился скатиться с автовоза, заехав сначала задним ходом на верхнюю платформу под углом в 45 градусов. Это надо было видеть! Дым из-под буксующих колес, вонь подгорелого сцепления, мат «наблюдателей». Нет, ребята, на такое способны лишь русские «безбашенные» шоферы.

Думаю, от этого неожиданного патриотического заряда мы ехали на ночлег в прекрасном расположении духа. А после обжигающего и расслабляющего душа с последующими посиделками за ужином на кухне жизнь вообще заиграла яркими красками. Увы, ненадолго. Ночью начали сказываться складские сквозняки, прохватывающие меня каждый раз после того, как взмок от тяжестей.

Кое-как поднявшись и расходившись, на работу все-таки поехал, хотя ребята, видя мое состояние, советовали остаться. А, была-не была! Тем более, что предстояло заниматься не погрузкой и разгрузкой, а сортировкой.

Сначала переупаковывали, пересчитывали и сортировали по размерам полевую форму расцветки «Мох», потом, сгруппировали бензиновые генераторы, затем выискивали среди сотен вчерашних упаковок дорогое термобелье. Закончив, начали упаковывать радиостанции, пересчитывая аккумуляторы и антенны, чтобы они соответствовали регламенту.

Работая на складе, диву давался: чего тут только нет. Форма, аптечки, стойки для медицинских капельниц, большие и малые квадрокоптеры, принтеры, ноутбуки, спальные мешки, тактические перчатки, берцы, теплые, из вспененного полиуретана, коврики-раскладушки, фонарики, перочинные ножи, рации, бронежилеты, каски, наколенники, сладкие протеиновые батончики и многое-многое другое, без чего современному солдату в бою и окопах приходится туго.

А на следующий день я все-таки свалился от простуды с температурой, кашлем и прочими сопутствующими «прелестями». Мои мужики были категоричны: домой! Мол, нечего тут загибаться. Но за этой их напускной резкостью чувствовались искреннее сочувствие и забота. За что я им премного обязан и благодарен.

Решил отлежаться часика три-четыре и отбыть восвояси «вечерней лошадью». И тут, напоследок, постоянно брызжущий оптимизмом Владимир устроил нам, чаевничающим на кухне, веселую встряску.

К тому, что наш атаман поет в душевой во весь голос, мы уже привыкли и почти не обращали на это внимание. Но тут он вдруг резко смолк, а потом проорал лишь одно малоцензурное, скажем так, слово. И тишина…

Мы с Андреем переглянулись и рванули выламывать дверь в ванную: вдруг поскользнулся, упал, сломал что-то. Но щеколда отворилась, и перед нами предстал, улыбаясь до ушей, как ни в чем не бывало, Володя, прикрывая полотенцем причинное место.

– ?!!!

– Нет, вы только послушайте! – сказал он, кивая на мобильник, из которого в исполнении Долиной неслось «В кейптаунском порту, с пробоиной в борту, «Жанетта» поправляла такелаж…». И еще раз произнес то самое слово.

Дело в том, что накануне Володя целый день напевал тот же куплет, когда я рассказал ему про свою флотскую молодость. Ну, вы знаете, так бывает, когда какая-нибудь песня навязнет на зубах и не отстает до самого вечера.

Так вот, когда утром, купаясь, ткнул клавишу случайного выбора «Яндекс.Музыка» и вновь услышал навязчивый мотив. И сдержаться, конечно, не смог…

Попрощались тепло. Я потом еще из дома несколько раз звонил в Ростов: как они там, мои новые товарищи? Такие разные и в тоже время единые, идущие к победе общим фронтом.

  • +5
  • -0
  • 5 рейтинг
5 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

А. МИРОНЧУК,
заместитель главного редактора газеты «Антиспрут», эксперт регионального отделения Народного фронта
в Краснодарском крае.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: