ИЗ ДАЛЬНИХ СТРАНСТВИЙ ВОЗВРАТЯСЬ-6

0
1246
НА СНИМКЕ: чудо природы.

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ

(Окончание).

Когда до моего отъезда домой оставалось всего пара дней, спохватился: а как же Столбчатый?! Столбчатый – это самый красивый, по общему мнению, кунаширский мыс на охотоморской стороне острова, получивший свое название за уникальное строение прибрежных скал, как будто спрессованных в монолит из миллионов пяти-шестигранных гигантских каменных столбов. Наверное, нет ни одного местного жителя, не побывавшего здесь, любуясь загадочной красотой, созданной миллионы лет назад столкновением двух извечно противоборствующих стихий: огня и воды. Ученые говорят, что вулканическая лава, попадая в океан, мгновенно застывала и как бы кристаллизовалась в большие базальтовые многогранники, радующие теперь глаз не только кунаширцев, но и всех туристов, приезжающих на остров.

Я и сам в молодости не раз сопровождал сюда некоторых именитых гостей, хвастаясь красотами нашего неповторимого курильского острова. Например, космонавта, дважды героя СССР Алексея Елисеева, известных артистов с композитором Яном Френкелем, киногруппу, снимавшую на Кунашире эпизоды для фильма «Белые росы», и других знаменитостей.

Но как давно это было! Теперь, пожалуй, и самому напроситься к кому-нибудь из местных в попутчики к Столбчатому не грех. Нет, можно было, конечно, тряхнуть стариной и пойти туда самому: побродить, полюбоваться, поснимать. Но до семнадцатого километра аэропортовской дороги, откуда начинается спуск в сторону побережья, еще доехать нужно было. Причем, надо хотя бы приблизительно попасть к Столбчатому ко времени отлива. Иначе придется преодолевать некоторые места вброд, что делать в одиночку категорически не рекомендуется. Поэтому для похода на мыс желательно обзавестись компаньоном.

И как только я заикнулся об этом, сидя с друзьями в парной, куда они меня пригласили расслабиться, бывший сослуживец моей жены по таможне, а ныне спортивный организатор Владимир Кудревский тут же согласился вместе прогуляться до Столбчатого.

Кстати, о бане. Она на Кунашире – настоящий культ. Хоть камни с неба, но с пятницы по воскресенье всякий уважающий себя островитянин или островитянка считают своим долгом побывать в бане: частной ли, муниципальной ли – все равно. И отнюдь не по гигиенической нужде, так как уже давно во всех домах ванные комнаты. Просто людям нужно где-то неспешно, с удовольствием «перетереть» все последние поселковые новости и сплетни. И никакие островные социальные сети этот праздник человеческого общения не заменят. Моя сваха, например, придя из поселковой бани, о закрытии какой из-за нерентабельности местная власть никогда даже не заикалась, долго не могла унять смех. Мол, знаешь, Саша, зачем ты на Кунашир приехал по версии местных банных кумушек?.. Чтоб квартиру здесь новую получить.

Нет, ну ты представляешь?! Они считают, что у тебя и здесь, и в области какие-то связи прежние остались.

Мне, конечно, было лестно услышать, что многие меня до сих пор помнят и даже перемывают кости. Хотя, чего уж скромничать: работал в редакции районной газеты на командных должностях, депутатствовал, считался бойким пером, когда еще соцсетями вообще не пахло. Словом, был на виду. Хотя в том моей заслуги почти, думаю, нет, потому что в небольшом районе все друг у друга на виду тогда были.

Однако, к делу. В намеченный день еще один мой старинный друг Василий Смучак на своем японском «Эскудике» довез нас с Володей до большой автостоянки на 17-м километре, условившись через пять часов приехать к дачам на охотоморском побережье, куда мы по идее должны были к тому времени выйти, осмотрев по пути весь Столбчатый.

– И попрошу не опаздывать! – с юморной строгостью прикрикнул на прощание Вася. – Потому как нам с тобой еще, Александр, предстоит нанести визит в местную ресторацию и обсудить там текущий политический момент.

Прежде, чем приступить к описанию нашего маршрута, считаю обязательным сказать большое спасибо местному заповеднику, оборудовавшему довольно крутую тропу на дно распадка, ведущего к морскому побережью, большими красочными фотостендами с описанием замечательной местной флоры. Замечательной – без натяжки, потому что вокруг двух-трехкилометрового участка тропы растут самые разнообразные растения и кустарники, многие из которых включены в Красную книгу России и в других местах не встречаются.

Ну, например, дикорастущая магнолия, от волшебного аромата которой в середине лета тут просто голова кружится. А рядом с ней, буквально в пятидесяти метрах высятся мощные пихты и ели, больше характерные для северных лесов. А еще тут же, неподалеку, цепляясь за мощные стволы диморфантов, ползут к солнечному свету лианы актинидии. Ее пахнущие то ли яблоком, то ли медом, то ли бананом крупные сладчайшие ягоды напоминали мне по вкусу наш кавказский инжир.

Лиан здесь вообще полно, почти как в джунглях тропиков. Даже дикий виноград местами попадается. Он, конечно, не такой сладкий и крупный, как у нас, на Кубани. Помню, мой старинный друг, неутомимый затейник и веселый авантюрист Александр Сайко однажды даже вино из него попытался выбродить. Получилось, правда, не очень. Кислятина. Но сам факт: виноград на Курилах! Экзотика!

Стоп! А вот и она – настоящая ядовитая звезда местных лесов: лиана под названием «сумах восточный» или попросту «ипритка». Так метко прозвали ее курильчане за опасную схожесть со знаменитым боевым отравляющим веществом кожно-нарывного действия. С виду – ничего особенного: зеленый вьющийся или ползучий трилистник, очень, правда, красивый в своей осенней ярко-красной раскраске. Но стоит к ней прикоснуться, а для некоторых даже просто посидеть рядом с десяток минут – и хана! Начинает першить в горле, слезятся глаза. А то и безудержно зудит в очень интимных, скажем так, местах, если вы по незнанию или неосторожности надумали справить нужду у этого растения. Ведь недаром на латыни оно называется «Токсикодендроном».

НА СНИМКЕ: та самая ипритка.

Интересно, что на некоторых (в том числе, кажется, и на меня) ипритка не действует. Зато для других, чтобы подхватить «заразу» в виде микроскопической пыльцы достаточно просто погладить собаку, шлындравшуюся в лесу. После этого аллергики начинают расчесывать высыпающиеся по телу, лопающиеся и постоянно мокнущие пузыри.

Примечательно, что даже современная медицина не придумала пока ничего толкового против этой напасти. И лучшим лекарством от иприточных ожогов и отеков по-прежнему считаются курильские термальные источники со слабокислой минеральной водицей. Ну, а если такой чувствительный человек на материке находится, как один ленинградский ботаник, решивший спустя несколько лет после кунаширской командировки пересмотреть собранный на острове гербарий, то приходится просто терпеть, размазывая по зудящим волдырям белую мятную зубную пасту. Тоже, говорят, помогает.

Ну что, нагнал страху? Зато на Кунашире совсем нет ядовитых змей. Полозов полно, а гадюк и прочих опасных тварей нет. И комаров тоже мало. Их с лихвой, правда, заменяют так называемые «белоножки»: микроскопические мошки в почти неразличимых белых «тапочках». Они не только кровь сосут, но и начинают «объедать» краешки ушей. Во всяком случае, создается такое впечатление, когда встречаешь людей с большими вавками на ушах и губах, подолгу находившихся в лесу во время гнусного в прямом и переносном смыслах сезона. Ко всему: лицо, руки и другие незащищенные части тела могут от укусов так распухнуть, что родная мама не узнает.

Итак, все гадости с неприятностями, кажется, перечислил, поэтому приступаю к чудесам.

Ну, во-первых, к термальным источникам в долине речушки, стекающей в Охотское море. Люди давно устроили здесь запруды, смешивая в них целебный подземный кипяток со студеной протокой. И в этих ванночках нежатся целыми компаниями. Когда мы с другом туда дошли, в них никого не было кроме одинокой дикой утки, совсем нас не испугавшейся. А может быть, она была просто ранена и залечивала в теплой воде свою болячку? В общем, мы не стали мешать ее омовению и, нащелкав фотографий, пошли дальше, к берегу.

НА СНИМКЕ: кунаширская гигантская травка.

Выбравшись из густого леса, мы тут же попали в другую чащу, только травяную. Это еще одна из особенностей местной флоры, называемой курильским или сахалинским растительным гигантизмом. По мало изученной до сих пор причине некоторые травы, обычного на материке размера, на островах за лето вымахивают под два метра, а то и выше. Особенно впечатляет японский белокопытник, точь-в-точь напоминающий наш русский лопух. Только с зонтиком в метр с лишним. Под ним можно запросто укрыться во время дождя.

Или, например, сахалинская гречиха или курильский горец – один из главных компонентов силоса для коров, который мы каждое лето заготавливали всем поселком для нужд местной социалистической еще молочно-товарной фермы по заданию райкома партии.

Ближе к берегу гигантские травяные джунгли отступили, освобождая место для сплошного ковра низкорослого шиповника, пламенеющего на солнце массой больших, красно-спелых плодов.

Ну, а дальше пошли вдоль кромки ласкового в тот день прибоя. Сначала по песку, а потом – по курильской «брусчатке»: сплошному нагромождению береговых разнокалиберных булыжников. Тут держи ухо востро, прыгая с камня на камень, каждый из которых может предательски качнуться, больно вывернув твой голеностоп. Я даже по ходу на телефон эти бесконечные скачки снял и выложил в Сеть, чем произвел должное впечатление на моих кубанских друзей и родных.

А вот и мыс Столбчатый, выступающий из прибрежных глубин огромным каменным «частоколом».

Да, отлив мы почти проворонили. Значит, придется как-то ползти по скалистым уступам. Или вброд, чего ужасно не хотелось. Ну, тут как получится, ничего не поделаешь.

Сделав серию снимков, на всякий случай упаковал в приготовленный заранее двойной толстый целлофановый пакет мой пятидесятипятитысячный подарочный «Никон»: мало ли? Вдруг окунуться ненароком придется.

И понеслось! Хорошо еще, что пробирающийся впереди Володя сначала как бы прощупывал ногами, примеривал скользкие уступы, подсказывая мне, ползущему сзади, все последующие шаги.

В какой-то момент, вцепившись в нависающую над глубиной скалу всеми ногтями-когтями и, кажется, даже зубами – грешен – струхнул немного. Ну, что же тебе, Мирончук, дома не сиделось? Стоило ли тебе, пенсионеру, вообще лететь за недешево через всю страну, идти несколько суток кораблем, проламываться сквозь бамбуки, чтобы теперь ухнуть в море вместе с дорогим фотоаппаратом и неясными перспективами?

НА СНИМКЕ: на память о Столбчатом.

Однако, постепенно освоившись, вспомнил альпинистское правило «трех точек». То есть для более или менее уверенного и безопасного лазания по скале нужно попеременно, но непрерывно, опираться ногой и держаться за нее двумя руками. Или двумя ногами и рукой. Дело пошло на лад. Как говорил один из киноперсонажей Никулина: «Руки-то помнят, родимые!».

Потихоньку перебравшись по «непроходам», мы попадаем, наконец, в настоящее геологическое чудо, ради которого люди и стремятся сюда за тысячи и тысячи километров от своего дома, чтобы полюбоваться совершенной мощью дикой природы. Тут и каменные «органы», и «крепостные стены», и каменные «пчелиные соты» с «брусчаткой». Описывать их словами – пустая затея. Тем более, во времена сплошной компьютеризации. Можно просто вбить в поисковик название «мыс Столбчатый», и услужливый Интернет выдаст сотни его фотографий с разных ракурсов, снятых в разные годы. Попробуйте, будет интересно.

И вдруг, пока мы бродим по мысу в поисках удачных кадров или просто любуемся природными изваяниями, откуда-то сверху веселые окрики. Оказывается, это наш позавчерашний проводник Микава из заповедника привел на мыс очередную группу московских туристов, ошалело таращащихся на окружающую их каменную стихию. Нет, они, как оказалось, уже давно просмотрели множество снимков Столбчатого прежде, чем сюда приехать. Но одно дело фотографии, а совсем другое – диковинная природа, потрясшая даже таких пресыщенных впечатлениями туристов, как жители столицы.

Вдобавок весельчак и острослов Микава уже успел им напеть что-то про меня по пути. Мол, по Кунаширу сейчас шарахается некий кубаноид, решивший вернуться на остров аж через двадцать три года, потому что ностальгия вконец заела. После один из москвичей, когда мы познакомились, начал донимать меня расспросами для своего блога.

Но время уже поджимало, и мы с другом направились в сторону прибрежного дачного посёлочка, где по идее нас уже должен был поджидать Василий. И тут нам пришлось-таки разуться и снять штаны, чтоб добраться до песчаного берега по каменному мелководью мыса, потому что наступил полный прилив.

НА СНИМКЕ: еще одно каменное чудо.

По пути к дачам успел еще пройтись напоследок сквозь небольшую дубовую рощицу, откуда местные жители, отдыхая, любят любоваться японским мысом Сиретоко. До него в ясную погоду кажется рукой подать.

А рядом с рощей в море впадает очень необычная речушка. Я совсем уже забыл про нее и обрадовался, как встрече со старой знакомой. Представьте себе: среди песчаных прибрежных дюн, извиваясь, как бы течет в сторону моря каменный поток из идеально вылизанных ветром, почти черных округлых валунов. Настоящая река, только каменная, потому что вода где-то там, внизу, под ними. И только у самого морского берега вытекает наружу…

А вечером, как и условились, мы с Василием зашли в кафешку «Восток», что рядом с моей прежней редакцией. Навспоминались, нагрустились, насмеялись. Сначала с того, что нам, оплатившим уже счет, предложили самим разогреть себе шашлык в микроволновке, так как «…девочки уже отпросились по домам, потому шо кроме вас никого нету». И потом, когда вспомнил, как Вася и Саня Сайко весело провожали меня во Владивосток на защиту журналистского диплома, еще не зная, что накануне в СССР рванул Чернобыль. Как мы, выпив, раздухарились вовсю и начали танцевать только входящий в моду брейк. Причем мне, неудачно сбрендившему крутануться спиной на полу, друзья помогали раскрутиться, повредив при этом руку, которой я потом еле тащил на теплоход огромный чемодан. И как они, еще «никакие», пришкандыбали все-таки утром на пирс, чтобы подлечить и проводить меня в дальнюю дорогу…

Эх, как хорошо, как весело было тогда, во времена нашей, может быть, не очень сытной и уж точно небогатой молодости на самом дальнем курильском острове Кунашир, о котором я никогда не перестану вспоминать! Вспоминать с грустинкой, но с непременно доброй улыбкой.

Ну вот, пожалуй, и все. Пока-пока…

  • +8
  • -0
  • 8 рейтинг
8 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

Автор Александр МИРОНЧУК.

Фото автора.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: