КИБЕЦ – НИКОГДА НЕ СКЛОНЯЕТСЯ

0
471
НА СНИМКЕ: Николай Николаевич КИБЕЦ.

СЛАВНЫЕ СЫНЫ КУБАНИ

22 июля отмечался Международный день бокса

Мы все – люди разные. И отношение у нас к другим людям тоже разное. Для одних, например, некий гражданин, в общем-то, неплохой в целом, для других – так себе, а для третьих вообще безразличен. Но есть среди нас те, о ком, сколько бы и у кого бы ни спрашивал, только добрые слова, улыбки и масса наилучших пожеланий. И не важно, кто он по жизни: талантливый хирург, добрый хормейстер, въедливый, но справедливый общественник. Главное, что он – Человек с большой буквы. Наверное, к этой славной когорте многие тимашевцы могут причислить и Николая Николаевича Кибец. Во всяком случае, многие из знакомых мне солидных, уже седовласых мужчин, входящих в элиту нашего города и района, связывают свою юность, свое мужское становление и даже профессиональную судьбу с этим замечательным человеком: тренером, страстным коневодом, хранителем истинных кубанских казачьих традиций.

РОДОМ С ВЫДЕЛЕНКИ

Родился Коля Кибец в станице Тимашёвской 28 июля 1937 года на так называемой «Выделенке». Сейчас эту окраину нашего города его старожилы помнят как «Владиленку», приписывая почему-то появление странного названия к имени вождя мирового пролетариата. На самом же деле первыми, кто обосновался на левом берегу Кирпилей по общему решению казачьего круга, был дед Николая по материнской линии, молодой казак Иван Хомяк и его друг Кондратий Жадько. Было это еще при царе-батюшке. Эти здоровенные парни «наводили шорох» по всей станице, за что старейшины повелели дать им по пять плетей, быстро женить «…сукиных сынов, помочь построиться за общественный счет и выделить им место за речкой», через которую еще даже гребли с дорогой не было в сторону Екатеринодара.

Бабушка потом рассказывала Коле, что именно так было положено начало «Выделенке», пополнившей с годами, если кто помнит, условные станичные «края»: Леваду, Центр, Красный мост, Бан и Собачий хуторок, сшибающихся друг с другом в молодежных кулачных боях за право проводить до самого дома понравившуюся «чужую» дивчину.

И ничего в этом зазорного не было, во всяком случае, раньше. Потому что бились смело, честно, без подлых воровских кастетов, не до смерти, а до первой, так сказать, крови. А уж чтобы кодлой и ногами лежачего, как сейчас среди малолеток, добивать – это несмываемое никогда пятно и лютое позорище.

Наверное, данный неписаный кодекс чести существовал еще с древнерусских времен с их молодецкими соперничествами, с традиционными кулачными боями на святки. Может быть для нынешних рафинированных, изнеженных маменькиных сыночков это все дико, но дух соперничества, дух преодоления страха и боли просто заложен в гены настоящего мужчины. Как утверждает Кибец, даже великий математик и философ древней Греции Пифагор не считал для себя зазорным сходиться в кулачных поединках, и, в конце концов, стал даже олимпийским чемпионом.

В последствие английские джентльмены обобщили всемирный опыт кулачного боя, выработали строгие правила поединков, превратив его в спортивное искусство, которым в хорошем смысле сейчас заражены миллиарды землян. В том числе и Кибец, начавший свои боксерские занятия в крохотном клубе тимашевского «Кожкоопремонта» в середине пятидесятых годов прошлого века под руководством приезжего офицера-отставника.

На первую тренировку он принес тогда пару диковинных для станичной пацанвы боксерских перчаток, сразу дав вволю ими настучать друг другу по физиономиям. После такого сурового начала на следующие занятия из человек сорока пришло лишь с десяток заразившихся боксом мальчишек. Среди них был и Николай Кибец.

После, спустя некоторые время, первая тимашевская секция бокса закрылась по каким-то причинам, но он уже был навсегда, на всю свою жизнь предан душой и телом спорту, которым не перестал заниматься, даже, переехав на некоторое время, после окончания учебы, на Дальний Восток.

Так получилось, что его первую и единственную школьную любовь Нелли, закончившую краснодарское педагогическое музучилище, как молодого специалиста распределили на работу аж в Хабаровск. Тогда не было принято сачковать, увиливать всеми правдами и неправдами от данной обязанности. Поэтому перед молодыми стал нелегкий выбор. О разлуке, а тем более, расставании не могло быть и речи. И тогда Николай принимает решение тоже ехать на край света вместе со своей девушкой. Но только после женитьбы! Так сказали, как отрезали, родители…

И вот, молодожены, после свадьбы ранним утром садятся на поезд в сторону столицы, а оттуда скорым – на Хабаровск. Ну, чем не свадебное путешествие длиною в полмесяца?

Обустроившись на новом месте, Николай Кибец занялся изучением токарно-слесарно-кузнечного дела в одном из технических училищ, в котором была и спортивная секция бокса. Там судьба его свела с некоторыми знаменитыми впоследствии спортсменами.

Сегодня с улыбкой вспоминает, как, придя на первую тренировку, и, услышав команду тренера «пробить двоечку», сразу не понял, чего от него хотят. Думал, что после нескольких занятий в родной Тимахе уже в боксе нормально разбирается, а оказалось – ноль. Но со временем Кибец набрался опыта, а через год уже занял первое место в своей весовой категории в хабаровском чемпионате спортобщества «Трудовые резервы». Потом начал занимать призовые места на боксерских чемпионатах всего Дальнего Востока и Сибири. Но все равно, будучи уже опытным бойцом, он до сих пор помнит высочайший уровень двух профессионалов мирового уровня, приехавших к ним в Хабаровск из Харбина. Это были сыновья русских эмигрантов, попавшие в Китай еще в послереволюционные времена, затем учившиеся в Америке и там построившие свою боксерскую карьеру.

НА СНИМКЕ: молодой Н.Н. Кибец готовит к бою одного из своих учеников.

Впрочем, Николай Николаевич никогда не завидовал звездам ринга мировой величины. Тренируя впоследствии своих учеников, он, конечно, радовался их достижениям, их новым спортивным званиям. Но в душе не хотел, чтобы они попали в так называемый большой спорт, который, по сути, полностью забирает у человека его жизнь, подчиняя только достижению самых высоких пьедесталов, высоких профессиональных заработков, призовых выплат и так далее. И, если уж совсем откровенно, профессиональный спорт, выжимая из человека все соки, здоровья ему явно не добавляет.

Другое дело, когда бокс становится не способом непременного зарабатывания золотых медалей и, как следствие, высоких гонораров, а спортивной страстью настоящего мужчины, способом его самоутверждения в этом непростом мире. В формировании лидерских качеств, где помимо харизмы и ума, большое значение имеет и способность физически постоять за себя, а, при необходимости, за своих друзей и близких. Помимо этого, по мнению Николая Николаевича, бокс – это красота и ум. В нем зачастую побеждает не тот, кто на протяжении всего поединка, что называется, прёт буром, не обращая внимания на встречные удары. Побеждает тот, кто, не допуская грубых ошибок, эти удары не пропускает. Бокс – искусство защиты.

По мнению старого тренера, каждый мальчишка, какой бы он ни был, должен хотя бы год походить в боксерскую секцию, чтобы выработать быстроту мышления, мгновенную реакцию, выносливость, умение терпеть боль. Да-да, терпеть боль! А как иначе воспитать из малыша настоящего мужчину, за которым, как за каменной стеной? Именно таким даже современные, обожающие комфорт и всякие блага среднестатистические девушки отдают свое предпочтение, а не избалованным, изнеженным нарциссам, не способным не то чтобы их, но даже себя защитить в критическую минуту. Увы, их уже и к мужчинам причислить-то, порой, трудно: косички, выбритые височки, зауженные брючки над голыми лодыжечками, сережечки, бирюлечки…

ПОБЕДА НАД СТРАХОМ

Ах, да! Совсем забыл еще об одном, пожалуй, самом главном качестве, которое вырабатывает у мужчин бокс. Преодолению страха. Николай Николаевич считает, что выходя на ринг, спортсмен просто обязан задушить его у себя в зародыше. Несмотря на грозный вид соперника, несмотря на его высокие титулы, несмотря ни на что. Испугался – считай, проиграл! И прежде всего не сопернику, а самому себе.

Кибец рассказал, как он однажды помог справиться воспитанникам со страхом перед известным станичным «авторитетом», с которым никто предпочитал не связываться на танцах в центре нашего городка. Это было где-то в начале 70-х годов прошлого уже века.

Узнав от своих подопечных, что в Тимашевске завелся то ли молодой «урка», то ли просто какая-то приблатненная личность по кличке Прокоша, даже не избивавшая, а бравшая местную молодежь, что называется, «на понт», тренер попросил пригласить его на тренировку. Мол, посмотрим, что из себя представляет. Но воспитанники, пряча глаза, отнекивались. И тогда Кибец сам пришел воскресным вечером на танцплощадку и позвал Прокошу к нему на бокс. Мол, говорят, ты боец отменный.

Тот, польщенный, пришел-таки и даже свою «шестерку» – невысокого толстячка привел. Разулись они и начали пробежку со всеми по школьному спортзалу. Короче, жирная «шестерка» выдохлась на четвертом круге. А Прокоша, пока тренер, отвлекшись, помогал кому-то бинтовать руки, завладев парой перчаток, стал подначивать на бой и нападать на одного из воспитанников Николая Николаевича. Ну, тот и врезал ему с правой хуком. Кибец только услышал звук рухнувшего тела блатаря, и побежал во двор до колонки за водой, чтобы привести того в чувство.

Первый пендель он выписал «шестерке», который вжался в стену. Мол, почему другу не помог? А ну, пошел отсюда!

А когда и Прокоша очухался, Кибец заорал на него: «Кто тебе позволил без разрешения вступать в бой?! А если бы это не Владик тебе врезал, а Юра Куц? Все, труп. А мне из-за тебя в тюрьму садиться?!».

В общем, и его с позором выпроводил.

Потом со своей женой Нелли специально еще раз вечером в парк пришел и убедился, что «короля» танцплощадки молодежь раскороновала.
После того случая для воспитанников, и без того души не чаявших в своем тренере, он вообще стал непререкаемым авторитетом.

Для того, чтобы лучше понять, кем был и остается для многих бывших кубанских мальчишек Николай Николаевич Кибец, нужно дать слово им самим. Все они, как один, сегодня говорят, что именно Кибец в середине прошлого века начал всерьез развивать и популяризировать бокс в Тимашевском районе. Именно благодаря ему, слава тимашевского бокса прочно удерживает позиции на всей территории Кубани до сих пор.

Благодаря Николаю Николаевичу многие невзрачные поначалу парни в свое время стали популярными в нашей провинции личностями. Им подражали, на них равнялись, ими восхищались не только сверстники, но и старшее поколение. В зале районного Дома культуры, когда на сцене для соревнований и командных поединков устанавливали настоящий, купленный за большие по тем временам «спонсорские» деньги ринг, свободных мест почти не было. Даже я, будучи мальчишкой, помню, как болел тогда за своего лучшего друга Мишу Муратова, за одноклассников Сашу Мартыненко, Юру Куца, Влада Клименко, сходившихся в поединках с приглашенными из Славянска или аж из Краснодара молодыми боксерами. А на первых рядах сидели и шумно болели за своих пацанов убеленные сединами ветераны войны.

А еще раньше, в шестидесятых годах первый, «самопальный» ринг, изготовленный своими руками из местных пенькозаводских канатов и других подручных средств, Кибец с единомышленниками растягивали в бывшей станичной церкви, переоборудованной советской властью под ДК. Ринг тот там и сгорел в одночасье во внезапном страшном пожаре.

ВТОРОЙ ОТЕЦ

Все, с кем бы мне ни удалось поговорить о Николае Николаевиче, не сговариваясь, в один голос восхищались его абсолютно бескорыстным подвижничеством. В нынешние времена сплошной коммерциализации странно и даже дико слышать, чтобы взрослый человек, обремененный семьей и совсем не денежной работой на производстве, на протяжении многих лет совершенно бесплатно, в свое личное время, вечерами возился с пацанами. Да еще и выходные прихватывал довольно часто, если нужно было ехать куда-то с парнями на соревнования. Ну, разве что накормили, разместили за казенный счет на сборах – и за то спасибо.

Но самой замечательной, все говорят, его особенностью было то, что он воспринимал юных воспитанников, как своих детей. Многие, кстати, его так и воспринимают. Например, нынешний председатель нашего районного спорткомитета Артур Галецкий, Мастер спорта России, начинавший свой путь в боксе под началом Николая Николаевича, совершенно искренне считает его вторым отцом. Потому что Кибец оказал, по его мнению, колоссальное и даже во многом решающее влияние на судьбу.

Тренер не только ставил молодым боксерам удар, учил нападению и обороне, но и внимательно следил за их школьной успеваемостью. Седовласые уже, солидные мужчины с улыбкой рассказывали, как Николаевич проверял их дневники. И если там вдруг появлялись двойки или записи о дисциплинарных «художествах», санкции следовали незамедлительно.

Нет, из секции не выгонял, но мог запросто отстранить от тренировок до тех пор, пока не исправишься. А такого позора пацаны боялись больше всего. Только представьте: не учителей боялись и даже не родителей, а того, как будут бледно выглядеть на фоне своих же товарищей, грызущих гранит науки. Лишь бы тренера не рассердить, лишь бы из спортзала не вытурил.

А еще ученики очень ценили и ценят его способность вовремя и предельно деликатно, при всем взрывном, прямолинейном и даже дерзком, в хорошем смысле, характере, прийти в трудную минуту на помощь. Найти нужные слова, поддержать в моменты спортивных и жизненных неудач. Ну, допустим, не выиграл поединок. Жизнь ведь на этом не кончается. Закуси губу, тренируйся до седьмого пота, и обязательно победишь. Если не соперника, то свою слабость, свое отчаяние – это точно. Вот что главное.

На счет тренировок с полной самоотдачей мне рассказал еще один ученик Николая Николаевича, уважаемый ныне в нашем районе человек. Казалось бы, уж полвека почти прошло, но чувствуется, как он до сих пор гордится, когда Кибец, работая с ним на «лапах», сказал однажды: «Ты, Саша, будто не перчатками, а прямо кирпичами бьешь». Ну, как после таких слов не выкладываться по полной на тренировках? До такой степени, что, казалось бы, толкни, кто нарочно или случайно, упадешь лицом в траву без сил и заснешь сразу. Какая тут шкода, какое хулиганство? Домой лишь бы доползти.

Сегодня этот седоусый Саша, вернее Сан Саныч, рассказывает, что Кибец за свою жизнь очень многих резких тимашевских пацанов в буквальном смысле спас от тюрьмы, не дав им пойти по кривой дорожке. А других – спортом и своим непререкаемым авторитетом отвратил не только от курева, но и от начинавшей входить уже тогда «моду» на анашу.

Так что не только они, его воспитанники, но и многие сотни родителей будут вечно благодарны этому человеку, что помог вырастить из их «неслухняних», как говорят на Кубани, мальчишек – замечательных, успешных людей.

Еще один из его учеников, Александр Федорович Поцелуйко, с детства зараженный тренером любовью к боксу, рассказывает, как тот своим веским словом, а то и добрым лукавством приучал их, сорванцов, к труду, к помощи родителям. Например, говорил, что вскопать огород по весне и осенью очень полезно для укрепления голеностопа, бицепсов и трицепсов. Ну, чтобы потом на ринге «порхать, как бабочка и жалить, как пчела». А если еще поможешь одинокой бабушке-соседке перенести в сараюшку тонну привезенного на зиму угля, то кроме пользы для икроножных мышц и пресса ничего не будет.

Уже с высоты своих прожитых лет, Поцелуйко понимает, какую значительную, неоценимую роль в его жизни, в жизни, наверное, более шестисот выпестованных учеников, до сих пор поддерживающих друг с другом добрые отношения, сыграл Кибец. Поэтому лет восемь назад, будучи еще общественным председателем федерации бокса Тимашевского района, он предложил своим товарищам организовать и сделать традиционным ежегодный турнир имени Николая Николаевича Кибец. Ну, чтобы не как у подобных именных состязаниях, что называется, во след ушедшему. А чтобы, извините, еще при жизни замечательный человек мог почувствовать почтительное уважение и любовь к нему со стороны земляков.

И вот, 28 июля, аккурат в 86-й День рождения замечательного тренера, наставника и друга в райцентре уже в восьмой раз состоится замечательное спортивное событие, где юное поколение боксеров на ринге будет радовать глаз и чествовать этого удивительного человека.

Ах, годы, годы…Куда вы несетесь?.. Уже нет рядом многих любимых, дорогих сердцу людей, и здоровье пошаливает. Казалось бы, пришло время сидеть с утра до ночи у телевизора, наслаждаться покоем, заботой домочадцев и предаваться бесконечным воспоминаниям. Но это не про Кибец. Наверное, даже если бы и захотел дать себе слабину, то ни друзья, ни ученики, ни братья-казаки этого не позволят. Звонят, интересуются, спрашивают совета, приглашают на мероприятия. Вот недавно, например, мы писали, как глава района Андрей Палий, тоже страстный любитель бокса, пригласил Николая Николаевича осмотреть уже почти достроенный центр спортивных единоборств в Садоводе. А в нем, конечно же, помимо прочего будут созданы отличные условия, как для занятий, так и для проведения боксерских соревнований на весьма солидном, краевом уровне.

НА СНИМКЕ: старый тренер главе района: « …Мог ли я в молодости мечтать».

Седовласый тренер ходил по огромному будущему залу, раздевалкам и тренажерным, цокал языком и приговаривал что-то типа «мог ли я мечтать в молодости, что когда-то для моего любимого бокса в родной Тимашёвке будут созданы такие шикарные условия».

БОКСЕР С ДУШОЙ ПОЭТА

Еще на одну замечательную черту этого человека я обратил внимание, когда он, говоря о человеческом следе на земле, очень к месту процитировал Максима Горького. Стало ясно, что несмотря на солидный возраст, Кибец продолжает сохранять острый ум, отличное чувство юмора и невероятную начитанность. Данное его свойство, кстати, отмечали все люди, с кем я беседовал, готовя очерк. Оказывается, Николай Николаевич – заядлый книгочей, тонкий ценитель поэзии, часто и очень к месту декламирующий отрывок того или иного стиха, чем просто поражает своих собеседников. Согласитесь, что это даже как-то не вяжется с расхожим мнением, что у фанатичных боксеров все мозги отбиты, а интересы за пределы ринга не распространяются.

А еще он любит народные песни, историю, считается среди казаков большим знатоком старых кубанских традиций и вообще слывет человеком мудрым, способным быстро и безошибочно вникнуть в любую проблему человеческих взаимоотношений и указать путь для ее разрешения. Ведь недаром Кибец входит в так называемый совет стариков, глубоко уважаемым местной казацкой старшиной.

Нахваливая Николая Николаевича, районный атаман Алексей Мелихов, среди прочих его достоинств назвал страсть того к лошадям. Особенно к красивейшим среди них ахалтекинцам. На то, чтобы эта знаменитая порода появилась сначала у нас, в Тимашевске, а затем размножилась и распространилась по всей Кубани, Кибец положил ни много, ни мало три десятка лет своей жизни. Он часами может рассказывать про знаменитых в своих кругах чемпионе Европы Гагархане, про Асмана, Альмагуль, Бибиханум и сотнях других жеребцов и кобылиц, выведенных, выращенных и давших многочисленное потомство на конеферме, где он трудился до самого ухода на заслуженный отдых. Я только диву давался, слушая, как Николай Николаевич в самом начале роковых 90-х годов, когда Советский Союз уже трещал по швам, умудрился привезти из Туркменистана через все признанные и непризнанные границы и республики восемь ахалтекинских лошадей. Это притом, что турк-менбаши Сапармурат Ниязов запретил своим указом вывоз из «ханства» лошадей, алабаев, ковров и… невест. Пока Кибец довез их до родного Тимашёвска, он даже поседел, отбиваясь от мздоимцев, открывая кордоны подарками. Так в жадные руки людей с жезлами и автоматами сначала «ушел» породистый щенок знаменитого волкодава, затем беленький ослик, а потом и молоденький верблюжонок. Все это от всего сердца были подарены ему дехканами, пока он отбирал и выкупал лошадей. А уж как он после парома от Красноводска через Каспий попал сначала в некогда братский Азербайджан, а затем в уже неспокойную Чечню – лучше вообще не вспоминать. Может быть, поэтому, когда наконец фургон с лошадями добрался до Ставрополья, и его под явно надуманным предлогом остановил жадный гаишник, обычно выдержанный Кибец в сердцах послал того на три веселых буквы. Эх, да что там…

Об этом удивительнейшем человеке можно рассказывать еще очень долго: журналистского материала хватит, как говорится, на роман с продолжением. Но размеры нашей газеты заставляют меня закругляться. Надеюсь, сам Кибец и его многочисленные почитатели, считающие его настоящим тимашевским достоянием, нас за это не осудят.

А в конце еще раз хочу от имени нашего творческого коллектива поздравить его с Днем рождения, желая доброго здоровья и благополучия.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ.
При подготовке этого материала, столкнулся с филологической проблемкой. По правилам фамилия Кибец применительно к женскому роду по падежам не склоняется, а в мужском – пожалуйста. Но есть сноска: мол, все зависит от местности, семейных традиций и так далее. Позвонил другу Михаилу, спрашиваю, как бы ни обидеть невзначай Николаевича. Поинтересуйся, пожалуйста, у него самого, но поаккуратнее.

Через пять минут друг перезванивает и, смеясь, рассказывает. Дескать, Николай Николаевич с присущим ему юмором на прямой вопрос ответил: Кибец никогда и ни перед кем не склонялся, не склоняется и склоняться не будет!

Ну, чем ни заголовок для очерка?

  • +10
  • -0
  • 10 рейтинг
10 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

Автор Александр МИРОНЧУК.

Фото из личного архива Н.Н. Кибец и архива газеты «Антиспрут».

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: