СПЕЦИАЛЬНАЯ ВОЕННАЯ ОПЕРАЦИЯ и ЖИВОЙ ОГОНЬ ЕГО СЕРДЦА

0
479
НА СНИМКАХ: Олег Осипов со своей боевой подругой; награда Героя – Орден спецназа «Ахмат».

СЛАВНЫЕ СЫНЫ ОТЕЧЕСТВА

Еще в 2015 году, когда мне аккурат 9 мая стукнуло ровно шестьдесят годиков, был просто потрясен, увидев, как впервые по Красной площади прокатилось бескрайнее людское море с портретами своих славных предков, воевавших и победивших фашизм.

С тех пор год от года ставшее знаменитым во всем мире шествие Бессмертного полка только крепло и ширилось, показывая человечеству, что нет в России ни одной семьи, которую бы обошла стороной та, казалось бы, навсегда канувшая в лету самая страшная война в истории человечества.

Увы, время показало, что эта недобитая сволочь, этот нацизм оказался живучей гадиной, вновь, спустя 70 лет, оскалившей свою истекающую ядом пасть. И где! На Украине, которую фашисты жгли, калечили и терзали, пожалуй, больше других.

Потому теперь каждую весну среди черно-белых портретов славных дедов и прадедов, все чаще и чаще в строю Бессмертного полка можно увидеть цветные фото их молодых потомков, сложивших голову во все том же, по сути, неоконченном сражении с фашизмом.

Казалось бы, теперь, когда наша страна вновь пошла в атаку ради жизни на земле, весь народ, как и много лет назад, должен сплотиться в монолит, чтобы победить. Тем более против нас, наших ценностей, нашего права жить, любить, рожать нормальных детей ополчился весь западный пид…ский мир, стремящийся утянуть с собой в ад все нормальное человечество.

Конечно, наивно думать, что сегодня, как и прежде, полуголодные мальчишки станут к станкам и будут наравне со взрослыми выполнять норму на расточке снарядов. А девочки попросятся в госпитали на самую грязную работу по уходу за ранеными бойцами. Нет у нас сейчас голода, да и медперсонала, слава Богу, квалифицированного пока хватает. Но все равно ждешь какой-то всеобщей, как минимум, сосредоточенности, какой-то жертвенности, какого-то, если хотите, добровольного воздержания от праздности и развлекухи с веселухой. А заодно и от комфортных излишеств хотя бы в знак солидарности с теми, кто сейчас за нас в окопах ежесекундно рискует жизнью, горит в танках, заново учится ходить на костылях.

Способны ли мы на эти самоограничения, если честно? Увы, думаю, нет. Некоторые половозрелые, так скажем, особи условно мужского пола после начала войны весной прошлого года вообще «сдриснули» из страны из-за страха возможной мобилизации.

Но есть и другие, настоящие мужчины, пошедшие навстречу смерти, даже не дожидаясь повестки из военкомата.

Об одном из них, Олеге Осипове,
этот наш рассказ.

ИСПЫТАНИЕ НА ПРОЧНОСТЬ

Его судьбу, особенно детство, не назовешь безоблачным даже на фоне всеобщих тяжестей и бед, выпавших на долю детей, родившихся в самый разгар перестройки с ее уродской приватизацией, расцветом бандитизма, массовой безработицы и хроническим безденежьем. Тогда даже на, казалось бы, изобильной Кубани многие родители не знали, как прокормить своего ребенка. Ну, а если их трое, да мальчишки, как в семье Осиповых, у которых не только калории, но и одежда из-за молодого буйства горит – то родителям вообще приходилось ой-ой-ой.

А тут еще отец в проклятых 90-х годах работы лишился, а его это так подкосило, что вскоре умер. И все это несчастье и заботы о детях неподъемным грузом навались на плечи одной матери. Да так тяжко, что она ненадолго пережила своего супруга, оставив этот мир, когда Олегу Осипову исполнилось всего 11 лет.

Ох, ты горе-горькое, судьба сиротская… Понятно, что есть родня, добрые соседи. Но все равно пришлось братьям в те годы несладко. Случилось даже так, что Олег, самый младший из братьев, по недогляду со стороны взрослых год учебы в школе пропустил. Но потом взялся за ум и начал наверстывать упущенное. А, может быть, на становление его мужского характера повлиял спорт, чем всерьез увлекся лет с тринадцати.

СТАЛЬНОЙ ХАРАКТЕР

Брат Алексей рассказал, что тогда Олег с турника практически не слезал, потом брусья, другие спортивные снаряды. Где-то в это же время крепкий паренек познакомился со своим будущим тренером Сергеем Монтешиным, направившим бьющую ключом энергию и силу в русло невиданного еще в то время в Тимашевске пауэрлифтинга.

Не влезая в дебри спортивной терминологии, назову его одной из разновидностей покорения, борьбы и противостояния с тяжелейшей железной штангой. Пока этот вид спорта не включен в список олимпийских, но дело к этому идет, потому что из года в год количество поклонников пауэрлифтинга растет в геометрической прогрессии. В том числе и в Тимашевском спорткомплексе «Олимпе», где будут всегда гордиться спортивными и воинскими подвигами своего товарища Олега Осипова.

НА СНИМКЕ: Олег Осипов в спортзале.

По словам тренера и братьев, он был настоящим фанатом этого единоборства с тяжеленным металлом, отдавая тренировкам все свое свободное время. Ну, а если речь шла о подготовке к соревнованиям, то Олег вообще становился одержимым: садился на строгую специальную диету, не выкисая из спортзала, до кровавых мозолей натирал свои ладони жестким грифом штанги. Причем всегда был нацелен только на победу, воспринимая любое другое призовое место, кроме первого, как поражение. По-моему, лучше и не скажешь о его истинном, стальном характере мужчины, настоящего мужика, если хотите, которых, к сожалению, в современном мире сегодня могло быть и больше… Данное качество в конечном итоге и помогло ему трижды завоевать мировое золото в дисциплине так называемой становой тяги, не считая десятков других медалей, наград и почетных званий. Но стальной характер удивительным образом сочетался в нем с душевной теплотой, извечным желанием помочь, подставить свое богатырское плечо под какое-нибудь неожиданное бремя, свалившееся на близкого человека, друга, а в дальнейшем и боевого товарища.

Готовя очерк и размышляя о судьбе земляка, ставшего одним из символов мужества, русского мужества, пришел к выводу. Стремясь к высшим спортивным достижениям, он доказывал не столько нам, сколько своей Родине, что зря много лет назад она отнеслась к нему несправедливо: отказала в призыве на срочную службу. Хотя Олег, по словам близких, очень туда хотел попасть.

ВТОРАЯ МАТЬ

Сейчас, конечно, когда идёт сражение, когда каждый настоящий воин на счету, таким атлетам как Осипов – почет и уважение. А тогда, после окончания школы, год учебы в которой он пропустил, замшелая машина военной бюрократии отнеслась к данному факту с казенным пристрастием: а все ли с ним в порядке? Мол, подозрительный биографический факт в ментальном, поведенческом и прочих других медицинских смыслах. И, перестраховываясь, на всякий случай, в армию ему дорогу закрыли. Даже при том, что уже тогда очень много молодых людей старалось «откосить» от службы всеми правдами и неправдами. Я уже не говорю про нынешнюю войну, когда тысячи маменьких сынков и прочих хипстеров с косичками и зауженными брючками ломанулись за границу спасать свои шкуры.

Можно только представить, как ему было обидно в те годы, когда отказали в призыве в армию. Но Олег не сбился с пути, не озлобился, не пошел по кривой дорожке. Наоборот, взял и рванул строить олимпийский Сочи, попутно тренируя и помогая готовиться к паралимпиаде инвалидам. А когда в Крымске случилось наводнение, и там успел побывать волонтером, помогая людям, пострадавшим от стихии. Откуда, спросите, это знаю? Да из его собственного дневника, бережно хранимого теперь его второй матерью Викторией Юрьевной Блохиной.

НА СНИМКЕ: на побывке у второй мамы.

Рано лишившийся родителей и прикипев душой к матери своего друга, он так и называл ее до самого конца: мама. Просто мама. Высылая ей с Донбасса на смартфон много фотографий со своими боевыми товарищами, несясь к ней с охапкой цветов во время каждой своей побывки домой, делясь с ней мыслями, тревогами и предчувствиями.

«АХМАТ» – СИЛА!

А еще он писал в своем дневнике о сокровенной мечте: участвовать в эстафете олимпийского огня. Тогда он не знал, что его мечта в конце концов когда-то исполнится, пусть и в другом, символическом смысле. И он пронесет еще над нами свой факел. Живой огонь своего большого сердца…

Когда случилась сирийская военная кампания, Олег Осипов опять попытался штурмовать военное ведомство на предмет участия в боевых действиях и даже пробиваться туда через известный тренировочный полигон в Молькино. Но и там у него чего-то не срослось: то ли какие-то печеночные пробы пока не в норме, то ли отбор за границу у особистов не прошел. Скорее всего второе. Какая вообще нафиг ненормальная печень может быть у человека, тягающего штангу чуть ли не в полтонны весом?

А когда уже в прошлом году полыхнуло на Донбассе, Олег не стал ждать, рванув добровольцем на этот раз прямо в Чечню, в Гудермес, в знаменитый ныне батальон «Ахмат». Ну, тот, который теперь, все знают – сила!

Там его приняли с горским достоинством и гостеприимством: какие могут быть вопросы к настоящему мужчине, рвущемуся воевать за нашу Россию. На лучшей тренировочной базе спецназа, кстати, проходили предварительную подготовку даже те, кто уже имел боевой опыт, наработанный в … самой Чеченской республике во время войны с джихадистами. Там Олег и познакомился со своим другом, Денисом с позывным Шатой. Похоже, это боевое имя тот взял себе потому, что когда-то воевал в Чечне. Тем не менее, отношение со стороны местных инструкторов к людям с боевым чеченским опытом было нормальным и даже уважительным. Из них даже перед отправкой на фронт сформировали отдельную команду, в которую волею судеб попал и Рыба: такой позывной сам собой прилип на службе к Олегу Осипову. У него на руке была татуировка с золотым японским карпом. И поначалу товарищи начали его обзывать то Карпом, то Карасем, что Олегу категорически не понравилось

– Вы чё, какой карась?! – возмущался он, – я же с Кубани. Там карасей и за рыбу-то многие не считают.

– Ах, ты рыба? Крупняк? Ну, так и будь Рыбой, – смеясь, решили друзья. И Олег с этим позывным в конце концов согласился. Он вообще, по словам сослуживца, был человеком дружелюбным и общительным, без двойного, как говорится, дна. Но в то же время в хорошем смысле «безбашенным», готовым на смелые, порой, рискованные поступки

Так, Шатой в телефонном разговоре рассказал, как Олег однажды в Северодонецке во время зачистки пришел в расположение и попросил помощи у товарищей… в разминировании противотанковой мины. Мол, не сумел сам обезвредить, потому что ее упавшим деревом к земле придавило.

– ?!!!

– Да там, на соседней улице, штук семь их было. Я шесть разминировал, а последнюю из-за дерева не смог. Пойдем?

Ну, боевой опытный товарищ, конечно, словесно «навтыкал» Осипову, разъяснив, что та мина запросто могла быть с фугасным замаскированным «сюрпризом». И удивился везению еще неопытного бойца. Хотя и оно не всегда ему сопутствовало. Были травмы, и осколочные ранения, и госпитальная койка, и побывка домой после той первой своей боевой командировки.

НА СНИМКЕ: братья навек.

Казалось бы, все, хватит! Ранен был, под артналетами побывал, на грани ходил: что еще?

– Оставайся, Олежка. Пусть теперь и другие повоюют, – говорили ему родные и кубанские друзья.

Но нет. Как же он мог не вернуться туда, к своим боевым товарищам, что освобождают, спасают людей, ждущих и надеющихся на русских, чеченских, калмыцких и татарских солдат?

РОДИВШИЙСЯ СРЕДИ АДА

Он вспоминал, как во время зачистки Лисичанска его взвод спустился в одно из подземелий и крикнул в подвал, чтобы те, кто затаился в темноте, подали голос и выходили с поднятыми руками. А то сейчас гранатами закидают. Тишина. И только тихие женские стоны. Когда, наконец, нашелся фонарик, бойцы увидели, как чуть ли не друг на друге на мокрой земле подвала затаились старики и дети. Им взрослые зажимали рты, чтобы криком не выдали. Ведь дончане еще не знали, кто к ним спустился: нацики или освободители.

А еще увидели двухмесячного, истощенного напрочь младенца, родившегося здесь же, в подвале, посреди всего этого ада и ни разу не видевшего еще солнца. А измученная мать сказала, что, наверное, и в соседних подвалах тоже груднички есть.

Наши тогда сели на машину и дали по газам в сторону разбомбленной аптеки. Набрали там памперсов, детского питания, глюкозы, витаминов, бинтов, препаратов разных и лекарств, чтобы раздать страдальцам.

А разве забудут те солдаты старуху, что вышла на них во время очередной наступательной операции? Вышла, увидела и упала без чувств.

Бойцы кинулись к ней, начали приводить в сознание, на лицо воду лить.

– Мать, мать, ты чего?! Очнись, не умирай!

И она, приоткрыв, наконец, глаза, спросила по-русски: «Вы кто, сыночки?».

Узнав, что они русские, а не «укропы», заплакала с облегчением и призналась, что уже ничего неделю не ела. Хлопцы тогда ей в подол вывернули свой сухпай весь, до крошки, мягко отводя в сторону морщинистую руку со скомканными гривнами…

Разве такое забудешь? Разве такое простишь? Разве от такого уедешь, убежишь?..

Нет, конечно. Отныне сердце Олега, его душа уже навсегда были там, на Украине. И другого мира для него больше не существовало.

Словом, хлебнул наш атлет горькой солдатской доли в тот первый и последний свой фронтовой год.

Может быть, поэтому Олег познавал науку войны стремительно. Так, он как-то одолжил у штатного отделенческого снайпера его СВД: дай, дескать, попробую. Да так удачно «попробовал», что командир вручил ему на следующий день персональную снайперскую винтовку: продолжай, раз хорошо получается. Он даже был награжден впоследствии чеченским орденом спецназа «Ахмат».

«СЕГОДНЯ ИДЁМ НА ШТУРМ»

Последняя, третья по счету командировка Олега Осипова на украинскую специальную военную операцию случилась после короткой побывки домой в минувшем феврале. Уезжал он туда какой-то одновременно радостный и печальный. Радостный оттого, что вновь попадет к своим, ставшим уже родными братьями бойцам «Ахмата». А грустным, потому что, видимо, сердце что-то предчувствовало…

Мне на телефон скинули сохраненную кем-то последнюю его переписку от 19 марта с товарищем по оружию с позывным Канто.

Олег пишет: «Я живой». «Сегодня идем на штурм».

Друг отвечает: «Наконец отозвался, где находишься».

Нет ответа…

А на следующий день Олега не стало. Шатой рассказал, что его друг рассматривал с бруствера сквозь свою снайперскую оптику расположение противника, и в этот момент с той стороны рядом прилетел танковый снаряд…

Рассказывают, что на его похороны собралось очень много народу: друзья детства, товарищи, приехавшие в скорбный день его сослуживцы, кубанские спортсмены, родственники, представители городской власти. Словом все было торжественно и достойно памяти нашего героя.

СПИТЕ СПОКОЙНО

Удивительная все-таки штука – наша жизнь. На неделе перед Пасхой я, как и положено, прибирался на могилках своих родных. А когда выходил на кладбищенскую аллею от места упокоения умершего еще задолго до войны родного брата моей жены, то невольно увидел вот что. Совсем неподалеку будто яркие всполохи величаво развевающегося большого российского стяга над чьей-то могилой. Ноги сами меня туда понесли, потому как знал, что такие знамена устанавливают над павшими сегодня бойцами.

Это была засыпанная цветами и сплошь уставленная скорбными венками могила Олега Осипова, над которой как будто факел на ветру трепетал флаг его Родины. Вот, солдат, и исполнилась твоя мечта пронести его над всеми нами.

А недавно, когда разговаривал с его родным братом Алексеем, еще случайно выяснилось, что покойный брат моей супруги когда-то по-родственному и по-соседски стал крестным отцом маленького Олега, и теперь Олег покоится всего в ста метрах.

Спите спокойно, мужики…

  • +11
  • -0
  • 11 рейтинг
11 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

Автор Александр МИРОНЧУК.

Фото из семейного архива.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: