ЧТО ВЫСВЕТИЛ «ФАКЕЛ»

0
68
https://antispryt.ru/wp-content/uploads/2018/12/Gazovoe-hozyaystvo-Baryibinskiy.jpg

РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

Начну издалека: с краевой долгосрочной программы газификации, благодаря которой самое удобное на сегодня топливо должно было прийти в каждый дом кубанцев. Даже тех, кто живет в самом захолустье, продолжая стряпать и греться дровами и углем. Очень многие, особенно крестьяне, знают о государственных миллиардах, предназначенных для платы монтажникам, прокладывающим толстые трубы с высоким газовым давлением почти до каждого дальнего хутора. А дальше владельцы подворий, если хотят избавиться от древних печек с «дымарями», должны самоорганизоваться и за свой счёт провести так называемую «низкую сторону» газопроводов вдоль улиц к своим жилищам. Что, собственно, происходило и до сих пор происходит во всей нашей кубанской глубинке. Про города и крупные станицы речь не идет, потому что проблемы с их газификацией в большинстве своём уже решены.

Увы, это благое начинание далеко не всегда и не везде происходит безболезненно. И дело тут не в технической или организационной части. Были бы деньги, а уж подрядчики все посчитают, спланируют, спроектируют и быстренько смонтируют.

Даже деньги, рискну предположить, не являются основной проблемой для современных хуторян, несмотря на довольно-таки солидные суммы. Большинство будущих газпромовских абонентов из села как-то выкручиваются, перезанимают у родственников, накапливают, но оплачивают подводку газа к своим домам. В конце концов, у детей некоторых современных хуторян цена навороченных мобильников равна чуть ли не трети стоимости вложенной в газопровод. Пусть простят меня за такое сравнение действительно малоимущие пенсионеры и инвалиды, которым пришлось экономить на всем, чтобы хоть в старости пожить по-людски.

Трудности в сельской газификации, полагаю, кроются в людских взаимоотношениях: в неумении договориться, в нетерпимости, высокомерии, а иногда в откровенном хамстве. За долгую журналистскую практику мне неоднократно доводилось разбираться в таких конфликтах. Вот вам еще один.

Барыбинское хуторское газовое товарищество «Факел» в далеком уже 2004 году начиналось на добросердечном согласии и большом энтузиазме. В чем-то оно напоминало кубанский «замес» середины прошлого века, когда улица собиралась разом у какого-то двора, чтобы гуртом, быстро, за один день налепить саманных кирпичей на новую хату. А потом сесть за общим хозяйским столом, чтобы стать еще дружнее и ближе, как это было среди людей, одинаково небогатых в послевоенное время.

Вот и «Факел» складывался приблизительно также: без юридических формальностей, как говорится, на честном слове и доверии. Судя по первому протоколу, подписанному тремя десятками хуторян только в сентябре 2007 года на их сходе, товариществом были выбраны общественный кассир, а также инициативная группа, состоящей, по мнению большинства, из восьми умелых и смышленых мужиков. И, конечно же, председатель. Им стал Николай Гаврилович Ступак, на тот момент руководитель местного рыбопитомника, Заслуженный, как он сказал, работник российской рыбной промышленности. Словом, человек на хуторе известный, солидный и хваткий. Сами понимаете, качества далеко не лишние для коллективного организатора. Забегая вперед, скажу, что с этим согласны даже его нынешние критики.

Собственно говоря, работа по прокладке газопровода велась уже года два-три: собирали деньги, закупали материалы и так далее. Но придать этому более или менее организованную форму почему-то решили незадолго до сварки газопровода и устройства ШРП (шкафного газорегуляторного пункта) работниками лицензированного на данные работы ОАО «Монтажник».

Однако задолго до того Н.Г. Ступак побывал в той фирме и попросил прикинуть, во что обойдется хуторянам газопровод, изготовленный под ключ. То есть с материалами, расчисткой места под трубопровод, рытьем лунок и установкой опор, окраской труб, и т. д, и т.п. По его словам, выходило весьма дорого. Тогда и родилась одобренная якобы всем товариществом идея сделать все самим, заплатив монтажникам только за то, что по закону самостоятельно делать нельзя: монтаж самого газопровода и специфического оборудования. Ну, сами понимаете, объект повышенной опасности кому попало не доверят.

Зато на других общественных объектах решили вкалывать по-коммунистически: от каждого – по способности, каждому – по потребности. Ведь бабулькам и дедушкам тяжеловато гравий лопатить и на верхотуре трубопровод окрашивать. А вот лесенку, скажем, для маляров придержать или водички поднести потихоньку – это под силу. Словом, все по-людски, по-доброму. Никто поначалу даже не думал считаться, кто и сколько часов на трубопроводе отработал. Зато о том не забыл председатель Ступак, начавший вносить в самодельный табель человеко-часы. Как велся хронометраж, как учитывалась тяжесть и интенсивность физического или механизированного труда – сегодня доподлинно известно лишь ему. Вот вам и первый повод для разногласий и подозрений.

Например, один из «газопроводных» товарищей считает, что отработал для общества около восьми дней, а никак не 19 часов, которые ему начислил главный «факельщик» Н.Г. Ступак. Больше того, ни тому товарищу, ни многим другим до сих пор не понятно, как и на каких принципах «монетизировались» те самые человеко-часы. Может, шли во взаиморасчеты при оплате за трубопровод? Так нет: деньги тот человек и некоторые другие, непосредственно участвовавшие в строительстве, все равно, по их словам, в конечном итоге заплатили полностью. Или есть в товариществе первые среди равных, которым, например, записанные Николаем Гавриловичем часы зачлись в оплату вместо рублей? Быть может, и живыми деньгами, а?

Эти вопросы просто не могли не возникнуть после вписывания в протокол собрания пункта, чтобы (цитирую) «…Утвердить выплату лицам принимавшим участие в строительстве газопровода низкого давление по ул. Октябрьской х. Барыбинский. За отработанное время единица час».

И все: где час, за что час и чему равен тот час – до сих пор не ясно. Председатель, правда, в разговоре с журналистом обмолвился, что часовой тариф вроде бы равен 414 рублям с копейками. Согласитесь, что даже по нынешним расценкам зарплата солидная. А уж десять лет назад – вообще выходило круто. Получается, что самому Николаю Гавриловичу, вписавшему себе 248 часов отработки, положено начислить, ни много ни мало, 102 672 рублика. А если прибавить к этому часы его родственников, то выходило аж на 186 с половиной тысяч.

Нет, я не считаю, что председатель товарищества за свои хлопоты не достоин благодарности, в том числе и материальной. Ну, кто сегодня за красивые глаза будет суетиться, выискивать для товарищества материалы подешевле и договариваться об услугах повыгоднее. Но об этом нужно говорить честно и открыто. И люди, думаю, если и не одобрят единодушно, то хотя бы поймут. А нет – то пусть кто-то другой примеряет председательский хомут.

Но если на просьбы соседей отчитаться за финансы и расценки только высокомерно отмалчиваться или, того хуже, посылать жалобщиков «лесом», то рано или поздно возникнет серьезный внутренний конфликт. Что и произошло незадолго до окончания строительства, когда одна из хуторянок пожаловалась в Новоленинскую сельскую администрацию на, скажем так, непрозрачную материально-финансовую деятельность председателя «Факела».

Тогдашний глава поселения А.Н. Воробьев пригласил Н.Г. Ступака к себе для беседы по существу жалобы. И отписал заявительнице, что, дескать, председатель товарищества отчитывается о проделанной работе перед ревизионной комиссией. А уж после окончания строительства он, кассир и ревкомиссия отчитаются перед хуторянами за все. И вообще, мол, актив товарищества считает нецелесообразным отчитываться перед каждым членом кооператива.

Последнее предложение в письменном ответе сельского чиновника дословно выглядит так: «Решение финансовых вопросов и разногласий внутри товарищества не входит в компетенцию главы Новоленинского сельского поселения Тимашевского района».

Так и хочется в ответ на просто сочащуюся, считаю, бюрократическим высокомерием отписку, отбросив в сторону приличия, воскликнуть: «Ах, же трах-тибидох-тарарах! С «решением финансовых вопросов» ещё куда ни шло.

Ну, а то, что на подведомственной земле зреет – точнее, уже перезревает конфликт между вручившими вам власть людьми, а вы заявляете, что это не ваше дело? А что тогда ваше дело? Просиживать казенные стулья в сельсовете вместо того, чтобы помочь хуторянам выполнять государственную задачу по газификации села? Да вы, считаю, с первого же дня обязаны были дневать и ночевать в подобных товариществах, помогая и оберегая словом и делом от всяческих организационных ошибок и малейших шулерских поползновений с чьей бы то ни было стороны, иначе грош вам цена в базарный день, а не солидные должностные оклады»!

Однако, вернемся к ситуации десятилетней давности. Видимо, жалоба в сельскую администрацию все же возымела некое действие, потому что в протоколе февральского собрания товарищества уже в 2008 году все-таки видна попытка как-то отчитаться о выполненных работах и затратах на строительстве и запуске газопровода отчитаться.

Не вдаваясь в подробности, скажу, что, со слов Н.Г. Ступака, на газопровод и его оформление было затрачено денег на несколько сотен тысяч больше, чем собрано людьми в общественную кассу. Плюс расходы на технику, которую любезно предоставил товариществу сам председатель, потому что, якобы, другие владельцы тракторов их, что называется, зажали. Так, во всяком случае, написано в протоколе.

Выходило, что товарищество обязано ему не только морально, но и очень даже материально.

Все записано в протоколе самим председателем. Как и то, что члены товарищества, дескать, не возражают по поводу расходования средств на газопровод, так как все подтверждающие документы имеются. А с заявлением смутьянки, посмевшей пожаловаться в сельскую администрацию, товарищество якобы несогласно. И вообще, если её семейство не наладит нормальные отношения с товариществом, их могут попросить на выход «с вещами».

Все, повторяю, написано собственноручно Николаем Гавриловичем, а, значит, является правдой в последней инстанции. Вроде бы всё ясно-понятно. Кроме одного: как он намеревался вернуть свои кровные сотни тысяч рублей, если он действительно их вложил, когда якобы не хватило?.. Похоже, мало кто этим тогда, в 2008-м, заморачивался. Газопровод построен, в дома наконец-то пришли тепло и уют: чего еще для счастья надо?

Шло время. И, казалось бы, неясности и взаимные обиды остались в прошлом. Хотя, как уверяют некоторые члены товарищества, они не раз еще просили председателя «Факела» все-таки отчитаться перед обществом. И не на словах, а с документами в руках. Безрезультатно.

Но обстановка резко обострилась через несколько лет, когда в товарищество вместе со своими солидными, многотысячными взносами стали вливаться новые домовладельцы. А деньги эти должны были делиться между теми, за чей счет собственно и строился газопровод. Однако, как нас уверяют некоторые участники «Факела», все средства оседали у Н.Г. Ступака, якобы выдававшего вместо приходных кассовых ордеров записочки с разрешением на врезку в газопровод. Вероятно, председатель считает хуторскую трубу своей собственностью.

Готовя эту статью, мы запросили информацию у тимашевских газпромовцев: на чьем балансе ныне находится барыбинский газопровод? На основании каких правовых документов и с кем конкретно заключены договоры на поставку газа в тот хутор? Редакцию также интересует, на основании чьих и каких разрешительных бумаг производится подключение новых потребителей к вышеуказанному газопроводу. Никакого ответа редакция пока не получила, хотя сроки, отведенные на это законом, уже истекли. Между тем, необоснованный отказ в предоставлении информации влечет за собой серьезную ответственность. Это тема отдельного разговора, и мы к ней обязательно вернёмся.

Нам также известно, что недавно на срочно созванном членами товарищества сходе, якобы большинством голосов господин Ступак был отстранен от председательства, которое перешло к Елене Васильевне Чередниченко, неоднократно требовавшей от предшественника четкого документального отчета.

Кстати, ее супруг с самого начала входил в состав так называемой инициативной группы «Факела», но никаких отчетов со стороны Ступака не припомнит.

А как же ревкомиссия, перед которой вроде бы должен отчитываться бывший уже председатель? Об этом я напрямую спросил самого Николая Гавриловича, напросившись на встречу. Однако в ответ на данный вопрос, как и положено в лучших традициях деловых людей, напоролся сразу на несколько встречных.

Во-первых, разве товарищество является кооперативом с юридически подтвержденным уставом? Нет?

Во-вторых, разве товарищество обязано становиться на учет в налоговых органах? Нет?

Тогда о какой настоящей ревизионной комиссии может идти речь в обществе, основанном только на словесном доверии?

Николаю Гавриловичу не откажешь в смекалке и тонком юморе. Особенно когда он сравнил товарищество с мужиками, соображающими на троих. Один дал двести рублей, другой – «стольник», а третий вовсе жалкую тридцатку. При чем не факт, что именно он выпьет меньше собутыльников.

И вообще Ступак вел себя раскрепощенно, даже, можно сказать, самоуверенно. Ведь он, скорее всего, уже знал, что в возбуждении уголовного дела по заявлению Елены Чередниченко в полицию было отказано. Она ведь не обвиняла, а просто просила провести проверку в отношении своего предшественника, который не отчитывается ни за прошлые деньги, ни за деньги вновь присоединившихся к товариществу домовладельцев.

Этот отказ новый председатель и поддерживающие ее члены товарищества, по нашим сведениям, намереваются обжаловать. Готовят доказательства, на которые, по их мнению, обязательно обратят внимание правоохранительные органы. И, похоже, всё намного серьёзнее, чем это кому-то кажется.

Не станем гадать, когда и чем всё это закончится. «Антиспрут» будет следить за развитием событий вокруг инцидента в хуторе Барыбинский. Но уже сегодня на данном примере, можно сказать, как дорого и обидно обходится в наше прагматичное время излишняя вера в неподкрепленное ничем слово.

  • +2
  • -1
  • 3 рейтинг
3 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
66.7%33.3%

Автор Александр МИРОНЧУК.

Фото автора.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: