ЭТО НЕ ДОЛЖНО ПОВТОРИТЬСЯ

0
387
НА СНИМКЕ: Филипп Михайлович Степанов.

80-летию освобождения Краснодарского края и Тимашевского района
от немецко-фашистских захватчиков посвящается

Об ужасах фашистской неволи в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов написано не мало. Едва ли не каждый год появляются новые документы, разоблачающие зверства фашизма, издаются книги, фильмы на эту тему. Но никто не расскажет обо всех ужасах, пережитых миллионами взрослых и детей, так, как их рассказы. Они – свидетели жертв кровавой расправы в концлагерях, шталагах, тюрьмах. Это правда, за которую заплачено ценой человеческой жизни. В этот рассказ вошли воспоминания бывших узников шталага 326 VI-К, в котором через все муки, лишения, ад концлагерей прошел один из сыновей Епистинии Федоровны – Филипп Михайлович Степанов.

В начале XX века многодетная семья Степановых жила в хуторе Шкуропатском. Здесь жили семьи братьев Михаила Николаевича – Фадея и Пантелея Степановых, братьев Епистинии Федоровны – Данилы и Спиридона Рыбалко. Они арендовали землю у помещика Шкуропатского.

В конце 20-х годов прошлого века, когда установилась Советская власть, хуторяне организовали ТОЗ – товарищество по совместной обработке земли.

В 1929 году был организован колхоз «Гигант». В него вошли – станица Тимашевская, хутора: Шкуропатский, Ольховский, Волков и Куликов. Колхоз «Гигант» просуществовал год, потому что техники практически никакой. Обрабатывали землю, убирали урожай в основном на волах и лошадях. Председатель за год не мог посетить все бригады.

В начале 30-х годов XX века колхоз расформировали. Хутора объединили в один хутор, организовали колхоз имени Первое Мая, и хутор стал называться Первое Мая.

Филипп работал в колхозе на разных работах. Хуторские комсомольцы избрали его секретарем колхозной комсомольской организации. В неурочное время комсомольцы построили в центре хутора спортивную площадку с турниками, беговыми дорожками, футбольным полем. Футбольная команда хутора Первое Мая не раз занимала призовые места на районных соревнованиях. И еще любили хлопцы «играть» двухпудовой гирей.

В клубе устраивали концерты. Филипп сочинял частушки, придумывал различные сценки, в которых исполнял комические роли.

Мечтали комсомольцы построить лодочную станцию на берегах красивейшей речки Кирпили. Но успели посадить только тополя-белолистки. До наших дней сохранились два дерева.

В музее семьи Степановых есть фотография комсомольцев колхоза имени Первое Мая. Из воспоминаний бывшей комсомолки Литовченко Таисии Андреевны: «Это снимок, когда нас принимали в комсомол в Тимашевском райкоме комсомола. После вручения комсомольских билетов, Филипп сказал: «Давайте дадим клятву, что проработаем в родном колхозе по пятьдесят лет». Все сложили руки и дали эту клятву. Гляжу на фотокарточку и вспоминаю всех. Все ребята погибли в войну. Я всегда помнила клятву и проработала в колхозе пятьдесят четыре года».

Колхоз имени Первое Мая был одним из передовых семеноводческих хозяйств Тимашевского района. В конце 30-х годов Филипп руководил второй полеводческой бригадой. Был прекрасным хлеборобом, вдумчивым, талантливым. Колхозники, руководимой Филиппом бригады, одними из первых применяли на своих полях органические удобрения: золу, перегной, выращивали высокие урожаи зерновых. Филипп был участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. В газете «Правда» за 22 апреля 1941 года был помещен снимок Филиппа на поле озимой пшеницы. Епистиния Федоровна сохранила вырезку из этой газеты.

Из воспоминаний соседки и кумы Епистинии Федоровны – Тыщенко Екатерины Родионовны: «В поле столько забот, а Филипп еще и хату новую строил на хуторе Волков». (В настоящее время здесь находится мемориальное подворье семьи Степановых, которое является одной из жемчужин Кубани).

Жили они тогда: мать Епистиния Федоровна, сестра Вера, брат Александр-младший, Филипп с женой Александрой Моисеевной и сыном Евгением. А в новой хате у Филиппа и Александры родился сын Георгий.

О многом мечтали тогда колхозники колхоза имени Первое Мая. Поля одаривали высокими урожаями. Благоустраивались хутора.

Сколько бы хлеба вырастил талантливый, великий труженик Филипп Михайлович Степанов, да и хату не успел достроить… Если бы не проклятая война…

Шла Вторая мировая война, развязанная Гитлером в 1939 году. Постепенно в войну были вовлечены многие страны Европы, Азии, Африки, Америки и Австралии. Наша страна готовилась к отпору.

В мае 1941 года призвали Филиппа, брата Василия и других хуторян на военные сборы повышать воинские специальности. Все понимали, что это необходимо. Гитлеровские полчища стояли у наших границ. Понимал это и Филипп, но глядя на поля своей бригады, мимо которых шли в военкомат в станицу Тимашевскую, – досадовал: колосилась пшеница, скоро уборочная страда…

Провожая мужа, Александра Моисеевна плакала. Филипп уговаривал жену: «Шура, не плачь, к уборке вернусь». Но ни к уборочной страде, ни позже Филипп не вернулся…

Переподготовку братья Степановы проходили в Крыму, в городе Евпатория, но в разных воинских частях. Филипп служил в 699 стрелковом полку, а Василий – в 553 артиллерийском полку.

С первых дней ВОВ артиллерийский полк Василия Степанова с ожесточенными боями отступал до города Керчи.

310 стрелковый полк, в котором сражался младший лейтенант Иван Степанов, базировался в местечке Кольно на границе Белоруссии и Польши.

Лейтенант Павел Степанов накануне войны окончил второе Киевское военное училище и получил назначение в 141 гаубичный полк, 55 стрелковой дивизии имени К.Е. Ворошилова.

Лейтенант Илья Степанов в 1939 году окончил первое Саратовское автобронетанковое училище, служил командиром взвода во втором танковом полку, расквартированного в городе Йонаве.

Стрелковый полк Филиппа Степанова с оборонительными боями отступал до города Харькова.

На фронтовых дорогах встретились два брата – Василий и Филипп. Это была их последняя встреча. Об этом сотрудники музея узнали из письма Василия матери Епистинии Федоровне: «Мама, я хочу Вам сообщить о том, что я жив и здоров, за мной не беспокойтесь. Видел Филю! Случайно встретились, но поздоровались, посидели, наверное, час, поговорили. Он пошел. Вы мне напишите его адрес, а то с ним говорил, говорил, а адрес забыл спросить у него. Он мне сказал, что Шура (Александр-младший) в летной школе. Это хорошо. Сейчас летчики в почете, и авиация играет в современной войне большое дело. Но вот и все. Мой адрес: почтово-полевая станция 650, 553 артиллерийский полк, вторая батарея. Степанов В.».

Перед оккупацией Епистиния Федоровна все документы, письма сыновей, тетрадь со стихами Павла сложила в жестяной короб и закопала в саду. Но после освобождения хутора не смогла найти его.

Александра Моисеевна сохранила только два письма мужа Филиппа, хотя часто писали письма друг другу.

Невозможно передать все чувства, когда держишь в руках небольшой пожелтевший листок из школьной тетради в косую линейку, сложенный солдатским треугольником, потертый на изгибах, написанный химическим карандашом. Письма датированы 1 и 5 мая 1942 года.

НА СНИМКЕ: письма Филиппа Степанова своей жене, датированные 1 и 5 мая 1942 года.

Пусть письма с ошибками и описками, но такое в них родное, житейское, передающее все чувства человека, который находился в горниле войны: «Здравствуй Шура мама дети Женя Жора и маленький Толя и другая мама (мать Александры Моисеевны). А так же и все знакомые и родичи Шлю я вам свой Красноармейский горячий привет и желаю вам хороших успехов в вашей жизни А еще поздравляю вас с праздником 1-е Мая выпейте стакан водки или вина за меня. А я за вас буду стойко защищать нашу необъятную родину. Мы тоже будем встречать 1-е Мая но в другой обстановке Шура пиши письма я жду ответ

Досвидания целую крепко всех но очень соскучился за вами. Пиши все новости какие у вас есть Вы наверное сев кончили в колхозе, колосовые

Шура нащет питания смотрите икономте чтобы было что кушать сейте в огороде кукурузу на зерно А то на меня пока не надейтеся. Погода у нас холодная то исть не тепло пока досвидания Филипп Степанов пиши за братьев. 1 Мая 1942 года п/п 1415 699 с/п 1й батальон 1 рота пулеметная Степанов Филипп».

И последнее письмо датировано 5 мая 1942 года: «Здравствуй Шура дети Женя Жора Толя и мама и другая мама Шлю я вам свой пламенный привет и желаю вам всего самого лучшего в вашей жизни я пока жив здоров чего и вам желаю Шура живу пока хорошо холодновато временами но ничего на то война надо пережить Шура пиши письма пиши все новости как в колхозе произошел расчет сколько получила денег за 1941 год и за 1942 год вообщем пока всё пока досвидание жалей детей хотя пока маленькие не обижай но когда они вырастут то пусть жалеют тебя и бабушку мои пожелания детям если меня может меня не будет то письмо береги покажешь детям когда они будут большие отец муж сын Филипп Степанов 5 мая 1942 года».

Начало войны было тяжелым для советского народа. Заранее отмобилизованные, оснащенные первоклассной техникой, численно превосходившие немецкие войска вторглись в пределы Советского Союза без объявления войны.

Тяжелейшая ситуация сложилась под Харьковом в мае 1942 года, там где сражался Филипп Степанов, в те дни, когда он писал письма домой, предчувствуя самое страшное.

Вторая битва за Харьков или Харьковская катастрофа – крупное сражение ВОВ. Википедия пишет: «Наступление советских войск началось как попытка стратегического наступления, но завершилась окружением и, практически, полным уничтожением наступавших сил Красной Армии (операция Fredericus).
Из-за катастрофы под Харьковом стало возможным стремительное продвижение немцев на южном участке фронта на Воронеж и Ростов-на-Дону с последующим выходом к Волге и продвижением на Кавказ».

Советские воины в неравных боях стояли насмерть, задерживая наступающего врага. Они бились до последнего снаряда, до последнего патрона, переходя в штыковую атаку. Раненые, изможденные попадали в плен. Согласно немецким данным, в Харьковском котле взято в плен 240000 советских солдат. Уничтожено 1240 танков…

О ШТАЛАГЕ 326 VI-К

В первые годы работы музея фонды наши были еще малы, а нужно было, кроме экскурсий, разрабатывать тексты Уроков мужества, лекций. Параллельно с поисковой работой, сбором экспонатов – мы много уделяли внимания работе в архивах, записывали воспоминания родственников Степановых и Рыбалко (по линии Епистинии Федоровны), старожилов хутора Первое Мая, однокурсников и однополчан братьев Степановых. В 80-е годы XX века старались не пропускать телепередачи с участниками ВОВ.

Особенно мало сведений было о Филиппе Михайловиче. В справке из общества Красного Креста сообщалось: «Филипп Михайлович Степанов умер 10 февраля 1945 года в шталаге 326».

В одной из телепередач я услышала выступление бывшего узника этого лагеря – профессора Сильченко Владимира Семеновича (на снимке). Он рассказывал о зверствах фашистов в шталаге 326 VI-К. Я написала письмо на эту передачу, и они сообщили адрес Сильченко, а он в ответ на мое письмо прислал адреса своих товарищей по шталагу. Так завязалась переписка со всеми ветеранами.

Воспоминания бывших узников шталага легли в основу этого рассказа.

Советские воины, попадавшие в окружение и плен, как правило, размещались во временных лагерях на территориях, захваченных фашистами стран. Затем эшелонами отправлялись в концлагеря и шталаги Европы. Сеть лагерей для военнопленных покрыла Германию и Польшу. В центре промышленного района Германии, в земле Северный Рейн-Вестфалия, их было особенно много. В местечке Форелькруг был организован лагерь для советских военнопленных, получивший название шталаг 326 VI-К. В непосредственной близости к нему располагались лагеря для пленных польских, французских, голландских, югославских воинов и других.

НА СНИМКЕ: вышка и ограда шталага 326 VI-К.

Шталаги отличались от концлагерей тем, что в них не было газовых камер и крематория, но был разработан «особый режим» только для советских военнопленных.

С 1941 года по 1945 через шталаг прошли 350000 советских военнопленных. Трудно сказать, какой национальности не было в этом лагере: русские, украинцы, белорусы, таджики, казахи, армяне, грузины. Распределялись они по баракам не по национальности, а по степени поступления в лагерь партии военнопленных с Востока. Они проходили проверку, санобработку, карантин (немцы боялись завезти заразу с Востока). Здесь набирали рабочие команды для шахт и заводов Рурского бассейна и Вестфалии, на строительство Атлантического вала, в каменоломни.

  • +3
  • -0
  • 3 рейтинг
3 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

Автор Т.С. Чумакова,
Заслуженный работник культуры Кубани, ветеран труда,
член Тимашевского отдела РОИА.

(Продолжение в следующих номерах).

Фотографии из архива музея семьи Степановых, г. Тимашевск.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: