ИЗ ДАЛЬНИХ СТРАНСТВИЙ ВОЗВРАТЯСЬ-2

0
881
НА СНИМКЕ: одна из обычных улиц Южно-Сахалинска.

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ

Сахалин встретил меня бодрым, свежим океанским бризом, мгновенно смахнувшим прямо на трапе остатки многочасовой самолетной дремы. И невероятно яркими красками полуденного неба. Вообще все вокруг приобрело удивительную для материковского жителя сочность и контрастность. Будто кто-то неведомый нажал динамичную кнопку в настройках изображения гигантского природного «телевизора».

Тренькнул телефон, и встречающий меня сын попросил позвонить, как только получу багаж и выйду на привокзальную площадь. Он тут же подъехал, закинул в свой «праворукий» тойотовский RAFчик тяжелую сумку, обнял и, прыгнув на сидение, поспешил к шлагбауму, пока не вышло бесплатное парковочное место.

Кстати, теперь по сахалинским дорогам колесят не только изделия японского автопрома, как это было еще двадцать лет назад. Нет, иномарки из соседней Страны восходящего солнца по-прежнему доминируют, но четверть из всех машин уже с нормальным, расположенным слева рулем. Даже наши ВАЗы теперь не в диковинку.

Это я успел заметить, вертя головой на 360 градусов, пока ехали домой, к стандартной девятиэтажке в начале одной из главных улиц административного центра самой дальней островной российской области.

Да, конечно, за минувшие годы здесь многое изменилось: улучшились дороги, выросли новые жилые дома и торговые центры. А все старые многоэтажки, некогда унылого серого цвета, уже добротно отремонтированы и сияют яркими красками преимущественно солнечного спектра. Время от времени попадаются здания, где на глухих торцевых стенах нарисованы сцены и написаны известные цитаты из самых любимых наших фильмов: «Москва слезам не верит», «Ликвидация», «Холодное лето пятьдесят третьего», «Буратино» и так далее. А что? Считаю, неплохой способ не просто украсить город, замаскировать вынужденное убожество «хрущевской» архитектуры, но и напомнить о шедеврах отечественного кинематографа, какие можно пересматривать до бесконечности.

Несмотря на горячий душ и чашку обжигающего крепкого кофе, как не боролся с дремой, сахалинский часовой пояс все-таки вырубил меня на пару часов. Очнувшись вечером и проговорив за кухонным столом с детьми чуть ли не до полуночи, надеялся, что как-нибудь по-быстрому переключусь на новое время. Ага, размечтался! Ровно в два ночи в глаза будто спички вставили. Так и пролежал до самого утра, шарясь в телефоне и гладя пробравшуюся под бок скучающую кошку.

Этот временной сбой преследовал меня еще, наверное, с неделю, то склеивая мне очи в самые неподходящие моменты светового дня, то, наоборот, заставляя бодрствовать чуть ли не всю ночь, напролет. Раньше, когда чуть ли не каждый год летал по стране из конца в конец, организм, на сколько помню, перестраивался гораздо быстрее. Хотя, что в этом странного? Годы…

Поэтому, как только дети разошлись по своим работам, взял фотокамеру и отправился пройтись по городу. Пешечком. Исключительно пешечком.

Решил для начала прошвырнуться по одной из главных улиц, пересекающей весь Южно-Сахалинск с юга на север. Как и положено, она еще с советских времен носит имя Ленина и, похоже, менять его не собирается.

Первое, что бросается в глаза – полное отсутствие ставших привычными у нас сетевых магазинов. Ни «Пятерочек», ни «Магнитов», встречающихся у нас на каждом шагу, а уж тем более всяких там «Лент», «Ашанов» и «Светофоров» здесь нет. Говорят, что это из-за дорогой логистики, не позволяющей поддерживать фирменные стандарты основных ритейлеров на далеком острове. Зато довольно много магазинов, торгующих разнообразными качественными товарами из Южной Кореи и Японии. Обычно это бытовая химия, пластиковая посуда, хитрая кухонная утварь, десятки сортов лапши быстрого приготовления с овощами, креветками, водорослями, моллюсками и другими морепродуктами, а также добавками всех видов мяса и птицы. И, конечно же, разнообразные, готовые к употреблению приправы. Например: васаби, сябу-сябу, кимчибейс, терияки, фирменные соевые соусы и многие другие вкусности, к которым пристрастился за годы жизни на Дальнем Востоке.

Вот пишу сейчас про это, перечисляю, вспоминаю, а сам уже, что называется, захлебываюсь слюной. Ну, да ладно. Продолжим…

Бродя по городу, я также не заметил, ставших уже привычными у нас, фирменных Макдональдсов, Бургер Кингов и KFC. Зато повсюду полно киосков с шаурмой и другой кавказской выпечкой. Впрочем, раньше, да и сейчас, на Сахалине, если хочешь что-нибудь перехватить набегу, то ищешь глазами тетеньку в белом халатике поверх пальто, продающую из громоздкого алюминиевого термоящика горячие, дымящиеся еще пян-се. Это такие корейские национальные пирожки из крутого, но нежного теста, потому приготавливаются на пару, как манты. В начинке белокочанная капуста, мелко рубленая свинина и перец, бывает с имбирем. Нехитрая, казалось бы, штука, но м-м-м-м, как вкусно!

НА СНИМКЕ: так выглядит аппетитное корейское пян-се.

Бывает, что в пян-се вместо обычной капусты добавляют так называемую кимчи: длиннолистую, сквашенную специальным образом, острейшую пекинскую капусту. Ну, тут, как говорится, на любителя. Корейская кухня вообще и в частности, многие из ее знаменитых на весь мир закусок до того острые на вкус, что, как шутят сахалинцы, «горят два раза: на «входе» и на «выходе».

То, что из этих закусок продают у нас, на Кубани, представляет собой адаптированный под местные кулинарные традиции вариант. Впрочем, на мой взгляд, тоже вкусный. Но, будучи на Сахалине, хотелось тряхнуть стариной и отведать чего-нибудь совсем свеженького. Например, молодых стеблей папоротника-орляка, которые заготавливаются в лесных чащобах. Увы, на месте старого рынка за железной дорогой, где это лакомство продавалось раньше, сейчас высится огромный торговый центр. Местные мне подсказали, что фирменную корейскую кухню теперь можно попробовать и купить на другом базарчике или в крытом рынке у магазина «Техник». Так и поступил, прикупив заодно сразу и несколько бутылок сиропа из не менее знаменитой сахалино-курильской дикой ягоды – красники. Или «клоповки».

Не знаю, почему так ее народ прозвал. Может, из-за несколько своеобразного запаха, если собираешь ее с крохотных кустиков. Но стоит эту кроваво-красную кругленькую прелесть пересыпать сахарком, чтобы пустила сок, как она начинает прямо-таки благоухать. Но главное – в пользе. В первую очередь, «клоповка» капитально снижает давление без всяких лекарств. Во-вторых, в ней полно аскорбинки, разных полезных кислот, дубильных веществ и микроэлементов, незаменимых при простудах, болезнях пищеварения и аллергиях. А еще кружка-другая чая с ее сиропом отлично помогают при похмелье. Словом, чудо-чудное, а не ягода.

Завершая торгово-сервисную тему, скажу, что сахалинские цены на самые популярные продукты питания где-то в два, а то и в два с половиной раза выше среднематериковских. Например, в обычном сахалинском магазине «Докторская» варенка по ГОСТу по 689 руб. за кило, а «Молочная» – 649 руб. А вот на ценнике вареной колбасы, где написано «халяль», цены начинаются от 850 рублей и выше. Про южные фрукты я уже не говорю. Арбузы, например, от ста до двухсот рублей за кило, а на крымские якобы персики цена доходит до 750 рублей.

Кстати, халяльной еды в гастрономах довольно-таки много, что говорит об общем спросе на эти продукты и, наверное, о количестве мусульман на нынешнем Сахалине. Их теперь здесь довольно много. Если раньше, в советские еще времена в островную Сахалинскую область приехать было не так-то легко из-за ее приграничного статуса, то сейчас здесь полно выходцев из бывших республик, а ныне независимых среднеазиатских государств. Например, все водители таксомоторов, которыми я пользовался во время отпуска на Сахалине, были узбеками или туркменами. Они же вместе с киргизами доминируют и на всех островных стройках.

А вот корейцев, на мой взгляд, стало меньше. Вернее, коренных жителей с ярко выраженной корейской внешностью. Зато очень часто на улице можно встретить молодых людей со слегка уже раскосыми глазами, что говорит о постепенной ассимиляции славянами большой корейской диаспоры, которую японцы насильно привезли на Сахалин в качестве рабсилы в первой половине прошлого века. И если раньше, лет пятьдесят назад, никого на острове не удивляли соседи с именами Цой Нам Су, Ким Дин Хван или Пак Се Иль, то сейчас их предки в паспорте давно записаны Игорями Цой, Еленами Семеновнами Ким или Иванами Николаевичами Пак. Так что не только в США, но и у нас, на российском Дальнем Востоке, есть свой «плавильный котел» наций.

Прогуливаясь по городу, не мог пройти мимо примыкающего к центральной площади железнодорожного вокзала. Зайдя в полупустой зал ожидания, невольно привлек внимание пяти одетых в форму охранников, изнывающих от безделья у входа в помещение. Они с неподдельным любопытством стали разглядывать мой «Никон», заглядывать в полупустой рюкзак и зачем-то «ощупывать» ручным металлодетектором, хотя за секунду до этого установленная тут же, у входа, большая рамка, не пикнув, пропустила меня внутрь.

Выйдя на перрон, обнаружил, что от былой японской еще узкоколейки не осталось и следа.

А ведь двадцать лет назад из-за нее приплывающие с материка на морском пароме грузовые и редкие пассажирские вагоны в порту Холмска вынуждены были «переобувать» в другие колесные тележки, что дико удорожало и задерживало железнодорожные перевозки подвижным составом на самом острове.

Так вот, с начала двухтысячных годов за пятнадцать лет сахалинские путейцы смогли полностью «перешить» все сахалинские железные пути по нормальным российским стандартам, что привело к значительному оживлению. Особенно довольны островитяне новенькими, красивыми пригородными дизельными поездами в три-четыре вагона, шустро шныряющими между областным и районными центрами Сахалина.

Основным же общественным транспортом остаются автобусы, стоимость проезда на которых по дорогому во многих смыслах Южно-Сахалинску пока равняется 24 рублям. Это несмотря на цену 92-го бензина по 49,25 рубля за литр, а 95-го по 50,96 рубля за литр на заправках «Роснефти».

А закончить сегодняшний беглый сахалинский обзор можно, наверное, короткой субъективной справочкой о его нынешнем облике.

Как уже упоминал выше, центральная, по-прежнему еще основная часть города представлена стандартными пятиэтажками советского послевоенного строительного бума. От сорокалетнего периода, когда южная часть Сахалина (по-японски Карафуто) с 1095 по 1945 год в результате войны отошла Японии, почти ничего не осталось. Разве что два замечательных здания, в которых по исторической иронии сейчас располагаются два главных музея: областной краеведческий и художественный.

НА СНИМКЕ: художественный музей в здании бывшего японского колониального банка «Такусёку».

Окраины же, где еще в конце прошлого века ютились частные одноэтажные постройки в стиле раннего советского дощатого «барАкко», сплошь обитые толстым слоем черного рубероида, сейчас усиленно застраиваются уютными коттеджами в европейском и азиатском стилях.

А многоэтажные здания в связи с активной сейсмичностью региона строятся сейчас с большим запасом прочности. Если у нас, например, на Кубани, многоквартирные «человейники» изготавливаются путем армированной заливки межэтажных перекрытий и выкладывания стен из кирпича и газоблоков, то на Сахалине, похоже, дома отливают полностью от фундамента до крыши. Об этом можно судить по густым сложным арматурным конструкциям, в ожидании бетона высящимися на стройплощадках.

Ну, вот и все, пожалуй, на сегодня. Завтра в путь, на Курилы.

  • +5
  • -0
  • 5 рейтинг
5 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

Автор Александр МИРОНЧУК.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: