«КУДА Ж ТЕПЕРЬ ИДТИ СОЛДАТУ, КОМУ НЕСТИ ПЕЧАЛЬ СВОЮ?»

0
336
НА СНИМКЕ: Юрий Юрьевич Горлов.

ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Как-то так получается, что каждая статья, каждый очерк о тех, кто защищает или защищал нас от западной угрозы, от новоявленных укронацистов, дается мне очень нелегко. Может, от непонятного, необъяснимого даже самому себе чувства вины перед ними? Особенно перед теми, кто был контужен или ранен, не говоря о геройски павших за меня, за мою семью – за всех нас. И дело тут даже не в том, что по причине преклонного, увы, уже возраста не подхожу для фронта. Просто, порой, как-то стыдно становится сидеть перед мурлыкающим телевизором, попивая сладкий чаек, в то время, как кто-то ведет в это время за меня стрелковый, почти в упор, бой в промерзлых, грязных окопах, теряя друзей, теряя руки-ноги, теряя жизнь… Но еще больше это чувство необъяснимой вины давит на душу от осознания, что ты лично мало чем можешь помочь им отсюда, из обычного мира: пока спокойного и размеренного – благодаря им.

ЦЕННЫЙ БОЕВОЙ КАДР

…Мы познакомились с ним случайно. В первый раз увидел этого человека с пустым рукавом камуфляжа и медалями на груди во время митинга в городском Мемориальном сквере, где он с ветеранами военных конфликтов возлагал цветы к памятнику павшим землякам. Впрочем, этих молодых еще мужиков и ветеранами называть как-то неловко. Даже мое, уже немолодое поколение привыкло, что ветеран – это какой-то пожилой, седой как лунь пенсионер с орденскими планками на груди. Но что поделаешь, если даже после сокрушительного разгрома в 45-м году мировое зло очухалось и вновь пробует нас рассорить, раздробить, уничтожить? Поэтому и ветераны наши вновь вынуждены помолодеть, участвуя в боях. Сначала в Афгане, затем в Чечне, Грузии, а теперь и на Украине.

Во второй раз, спустя несколько месяцев, мы встретились на ступеньках районного ДК, где проходило торжество по случаю чествования матерей. В первую очередь тех, чьи сыновья сейчас воюют за нас вдали от дома.

Все тот же пустой рукав, все тот же десяток медалей, все тот же вагнеровский шеврон, означающий принадлежность к самому отчаянно храброму воинскому братству, выгрызавшему украинских нацистов из, казалось бы, непреступных укрепрайонов под Бахмутом. Подошел, поздоровался, познакомились: Юрий Юрьевич Горлов, бывший штурмовик, бывший артиллерист. Ранен. Сейчас, как он считает, находится в затянувшемся лечебном отпуске. Живет с родителями в Тимашевске. Договорились встретиться, поговорить по душам…

Его воинское служение Родине началось еще в первую чеченскую кампанию, куда он попал сначала на срочной службе, потом по контракту и во время службы в Росгвардии. У Горлова, кстати, весь его парадный полицейский мундир, хранящийся в мамином шкафу, сплошь в знаках отличия и наградах за доблестную службу в рядах МВД. В том числе и на территории Чеченской республики. И звание ветерана боевых действий на Северном Кавказе имеется. За три своих боевых командировки туда кем только не приходилось быть. И пехотинцем, и мехводом БМП, и снайперскому делу обучаться. Словом, ценный, если можно так выразиться, боевой кадр. Поэтому в ЧВК «Вагнер» в начале сентября позапрошлого уже 2022 года его приняли сразу и безоговорочно. Вернее, контракт, как я понял, он подписал с некой, скажем так, структурой, сразу засекретившей этот хранящийся где-то до сих пор документ.

Поэтому я не стал по понятным причинам лезть к Юрию с излишними расспросами. Потому что даже фамилию его засекретили, затвердив только позывной, вернув ее только после выписки из госпиталя.

И после краткосрочного слаживания – вперед! Только вперед! Попасная, Морозовка, Клещеевка, ну и на ставший известный сейчас всему миру Бахмут, а по-нашему Артемовск.

На вопрос, видел ли он Пригожина, Юрий утвердительно кивнул. Видел. Общался даже по делу. Потому что в «Вагнере» к главному начальнику можно было обратиться даже через голову своего непосредственного командира. Ведь если он, командир, чего-то там накосячит и про…т по своему недосмотру или дурости, то назавтра уже будет рядовым штурмовиком. А толковый рядовой штурмовик, наоборот, командиром. И вообще в той ЧВК, которой по закону как бы и не было никогда, дисциплина царила жестокая. По словам Юрия, за бегство с поля боя, за отступления без приказа – расстрел! За наркотики и алкоголь – расстрел! Впрочем, об этом некоторые читатели и сами знают из многочисленных сетевых видео, где сам Евгений Пригожин, вербуя заключенных в зонах, предупреждал о суровых порядках в его «Вагнере».

БАХМУТ, РАНЕНИЕ, ГОСПИТАЛЬ

Поначалу Юрий воевал в составе штурмового подразделения, а затем волею боевой судьбы стал артиллеристом. И воевал, судя по нескольким вагнеровским медалям, доблестно. Есть и почитаемая всеми бойцами государственная награда – медаль «За отвагу». А её, как известно, дают только тем, кто проявил личное мужество и отвагу в боях при защите Отечества и государственных интересов Российской Федерации. Это, официальная, так сказать, формулировка, которая пригодится для дальнейшего объяснения сложной ситуации, в которую попал наш герой.

Увы, так сложилось, что Юрия, провоевавшего на передовой всего несколько месяцев, тяжело ранило во время ответного артобстрела. Он, отстрелявшись по врагу, со своим орудийным расчетом заскочил в блиндаж, куда и попали два снаряда. Из восьми человек в живых вместе с Юрием остались только трое. Кое-как выбравшись из-под завалов, они еще часа полтора, истекая кровью, ждали эвакуации. Прибывшие, наконец, санитары перетянули разорванную в хлам его руку жгутами, обкололи противошоковыми средствами и отвезли километров за двадцать от передовой в какую-то небольшую сельскую больничку. Там нашего бойца сразу положили на операционный стол, чтобы отнять навсегда держащуюся на клочке кожи руку. Затем, опять обколов обезболивающими, без всякой реанимации доставили уже на машине в Луганский военный госпиталь – оставаться в переполненной ранеными больничке было опасно из-за постоянных обстрелов.

Там же, в госпитале, куда Юрия доставили в начале декабря позапрошлого года, ему впоследствии вручили медицинское заключение о полученной минно-взрывной травмы во время выполнения Горловым боевой задачи. Все как положено: подписи, даты, государственные печати. Или кто-то сомневается, что после 3 октября 2022 года, когда Госдума окончательно ратифицировала документ о вхождении ЛНР в состав Российской Федерации, те печати являются подлинно государственными?

Да, есть оказывается среди нас такие чиновники. После того, как Юрий вышел, наконец, в марте прошлого года после долечивания в вагнеровском ведомственном санатории, ему наше родное Минобороны отказало в военно-врачебной комиссии. Или, если коротко, в ВВК. Дело в том, что сейчас у Юрия Горлова формально не боевое ранение, а просто вторая группа инвалидности по общему заболеванию впоследствии полученной травмы.

Бытовой, что ли? Он что, по пьяни где-то руки лишился, а не на фронте, проливая кровь за Россию? Нет, конечно. Такое ему никто напрямую не осмеливается говорить. Но тыловые чиновники в мундирах, отводя глаза, бормочут, что, мол, по закону у нас никаких ЧВК не существует. А, значит, никакой ВВК не положено.

Знаете, я полагаю, что наш Юрий смог бы получить, в конце концов, все положенное от родного государства еще в конце прошлой весны. Особенно после вступления в полную силу поправок в Закон о ветеранах, подписанный в конце апреля 2023 года Президентом. В них прямо и однозначно указано, что такие, как он, вагнеровцы, сражавшиеся и покалеченные во время СВО, относятся к ветеранам и инвалидам боевых действий. То есть по своему статусу они приравниваются к ветеранам Великой Отечественной войны. Никак не меньше.

ОТКАЗАТЬ… НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ

Но вместо этого военная прокуратура, куда Горлов решил пожаловаться на отказ ему госпиталя Минобороны в ВВК, пишет следующее: мол, «…Поскольку ЧВК «Вагнер» не относится к упомянутым органам и учреждениям, прохождение ВВК в военно-медицинских учреждениях не предусмотрено».

А кого же упоминал военный прокурор в своей отписке, спросите вы? Да почти всех, кто носит погоны: ВС РФ, Нацгвардии, МЧС, СВР, ФСО, ФСИН, МВД, таможни, военных строителей и дорожников. Словом всех. В том числе и тех, кто (цитирую отписку): «…граждан, пребывающих в добровольческом формировании, с прохождением военной службы, приравненной службы, исполнением обязанностей по контракту о пребывании в добровольческом формировании…».

Выходит, что право на ВВК распространяется и на всех наших людей, «…пребывающих в добровольческих формированиях, содействующих выполнению задач, возложенных на Вооруженные Силы…», о чем тоже написано в прокурорском ответе. Я правильно понимаю, что сражавшиеся с общим врагом буквально бок о бок с кадровыми военными вагнеровцы, как минимум, содействовали выполнению задач, поставленных перед армией? А?!

Видимо, чувствуя это явное противоречие в своем собственном ответе, военный прокурор в конце все же пишет, что принятое им решение по жалобе инвалида боевых действий тот «…вправе обжаловать вышестоящему прокурору или в суд».

А что, очень удобная позиция для военного чиновника. С одной стороны, вроде как отказал Юрию, следуя негласному министерскому «мейнстриму» не признавать пока вагнеровцев братьями по оружию. Особенно после прошлогоднего летнего мятежа, устроенного владельцем частной военной компании Пригожиным – ныне уже покойным, как официально объявлено. А с другой стороны, если суд встанет, в чем я уверен, на защиту Юрия, то вышестоящему начальству можно, как в том анекдоте про старую скаковую кобылу, сказать: «Ну, не шмогла я, не шмогла…».

Короче говоря, и медкомиссию военную бы Юрий прошел, и, полагаю, ветеранский статус бы получил, если б не тот мятеж. Это относится и к таким же как он, тысячам бывших «музыкантов», ставших невольными заложниками конфликтной ситуации. Так еще принято в народе называть бойцов из ЧВК «Вагнер».

Словом, все как всегда: «паны грызутся, а у хлопцев чубы трещат».

Я же в свою очередь очень рекомендую Юрию и таким же, как он бойцам «Вагнера» в случае министерской и чиновничьей слепоты к их нуждам, смелее обращаться в суд за защитой своих интересов. Они этого заслужили. Своей кровью. В буквальном смысле слова. А помочь им в этом, как я полагаю, должны все мы, неравнодушные люди. В том числе и наши власти на местах. Что, собственно говоря, уже и происходит.

НУЖНО ВНОВЬ СТАТЬ ЕДИНЫМИ

Так, незадолго до нового года, глава района Андрей Палий пригласил в совещательный зал администрации всех находящихся сейчас в районе воинов ЧВК «Вагнер», чтобы поговорить по душам и выяснить, чем он и административная команда района может помочь этим мужчинам (на групповых снимках).

Забегая вперед, скажу без лести, что глава района не замалчивает, не прячется от нелегких проблем в надежде, что они сами собой как-нибудь рассосутся. В том числе и от «вагнеровских», которые сейчас пока как бы оказались «в подвешенном» состоянии. Напротив, наша администрация старается вникнуть в нужды людей, смело смотревших в лицо опасности. В то же время они порой совершенно безоружны против нашей неповоротливой бюрократической системы, разобщенной внутриведомственными установками и чиновничьими перестраховками типа «как бы чего не вышло» и «не моего ума дело».

Говорю так, потому что мне есть с чем сравнить. Помню, как ровно десять лет назад наше районное начальство попряталось в своих служебных кабинетах, так и не выйдя попрощаться с местными казаками-добровольцами. Они тогда выстроились рядом с администрацией перед тем, как уехать защищать Крым от майданутых бандеровцев, собиравшихся утопить полуостров в крови. Там еще не было «зеленых человечков», еще никто не мог знать, чем дело закончится. Поэтому наше местное чиновничество на всякий случай предпочло перестраховаться: а вдруг всё не так повернется?

Казаки потом со смехом мне рассказывали, как жалко выглядели те, кто из своих кабинетов через щелочки между шторами подглядывали за отъезжающими добровольцами. Зато потом, когда казаки, отстоявшие стеной у Армянска, уже со славою возвращались домой, эти начальнички беспрерывно наяривали им на мобильники, обещая торжественную встречу.

Ну да ладно. Что было, то было. А теперь к насущному. На встречу, кроме самих вагнеровцев, были приглашены родственники тех, кто уже никогда не увидит родной Кубани. Глава Тимашевского района А.В. Палий также пригласил к нелегкому разговору заместителя военного комиссара А.В. Верченко, председателя райсовета депутатов А.М. Устименко, руководителя местного отделения госфонда «Защитники Отечества» И.Н. Зайцеву, своих заместителей, юристов и некоторых других специалистов администрации.

Заместитель главы Е.И. Мальченко в начале общения коротко рассказала о том, что администрация уже делает для семей всех без исключения участников СВО: бесплатное школьное питание, места в детских садах, решение некоторых бытовых проблем семьям воинов, консультативная помощь. Увы, некоторые из проблем пока не решены, в том числе из-за несовершенства законов и инертности конкретных представителей законодательной власти. Поэтому она попросила ветеранов учесть, что некоторые вопросы, несмотря на уважение к ним, не решаются по щелчку пальцев. Но всё равно местные власти всеми имеющимися средствами будут преодолевать препоны на этом пути. В том числе с помощью общественных объединений и госфонда «Защитники Отечества».

Взявшая затем слово Ирина Зайцева, возглавляющая отделение фонда в Тимашевске, рассказала о полномочиях, по которым фонд может приобретать уже сейчас средства для реабилитации, обеспечивать безвозмездное пребывание ветеранов в санаторно-курортном заведении с полным пансионом.

«Защитники Отечества», стремясь сопроводить и обеспечить необходимое медобслуживание каждому, кто прибыл с фронта, поддерживает связь с гражданскими госпиталями. При этом необязательно речь должна идти только о лечении каких-то огнестрельных или иных физических ранений, но и об обострившихся заболеваниях.

А затем посыпались вопросы. И прежде всего к заместителю военкома, представляющего на встрече Министерство обороны РФ. Хотя это, наверное, громко сказано. Потому что даже этот боевой офицер Верченко, дважды раненный в Афганистане, не смог ответить семье погибшего вагнеровца, когда ему, отдавшему жизнь за Родину, государство присвоит звание ветерана боевых действий. Пусть даже посмертно. Потому что это очень важно для его семьи при получении поддержки.

Что уж тогда говорить о тех живых вагнеровцах, сидящих в зале, что задавали такие же вопросы заму военкома. Полковник на это смог лишь ответить, что без непосредственного указания из Минобороны даже вышестоящее его ведомство, которое, он уверен, будет заниматься данной темой, документы на присвоение звания ветеранов и инвалидов боевых действий пока не принимает. Тут, как отметил Верченко, было уже сказано, что данный правовой механизм не отработан еще до конца, но в том непосредственной вины военкомата нет.

В зале было зашумели, но вовремя вмешавшийся в дискуссию Андрей Палий сказал, что здесь никто никого не обвиняет. Просто мы все сообща должны искать выход из данной несправедливо сложившейся ситуации. Причем, если у нашего военкомата пока не хватает на это своих сил и возможностей, то глава даже распорядится подключить к решению проблемы специалистов из районной администрации.

Глава района также призвал самих вагнеровцев, объединившись, помогать друг другу в поисках и восстановлении справедливости. Так, многие из вас, сказал Палий, поддерживают тесные связи с боевыми товарищами из других регионов. Узнайте, как у них решаются проблемы, на основании каких местных законодательных актов и так далее. Словом, собирайте и приносите нам отовсюду любую информацию, что будет полезна не только лично вам, но и другим товарищам по оружию.

К этому же призвал вагнеровцев и пришедший на встречу с ними ветеран и инвалид чеченской военной кампании Сергей Юрченко. Он сказал, что проблемы бойцов бывшей ЧВК почти точь-в-точь такие же, как и у бойцов, вернувшихся двадцать лет назад с Северного Кавказа. И мы их постепенно, сообща со всеми соратниками России, в конце концов в большинстве случаев решили. Чего, как сказал Юрченко, обращаясь к вагнеровцам, и вам желаю.

К сожалению, не обошлось на встрече и без спекулятивных, наигранных эмоций. Но не со стороны бывших бойцов, а со стороны некой экзальтированной дамы, чуть было не испортившей встречу с героями своими…, как бы помягче сказать, неуместными препирательствами с властями, переходящими на личности. Впрочем, в конце концов, ее одернули сами участвующие во встрече родственники погибших.

Общий итог таков: встреча была весьма полезной и явно не последней. Во всяком случае, так заверил глава района Андрей Палий.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Ну, а что же с нашим Юрием Горловым? В это трудно поверить, но как нам стало известно, он вновь понадобился на фронте. Даже несмотря на его тяжелое увечье.

И хотя мы не вправе раскрывать все подробности его командировки, обещаем своим читателям, что будем внимательно, насколько возможно, следить за его дальнейшей ратной дорогой во славу России.

  • +6
  • -0
  • 6 рейтинг
6 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

Автор А. МИРОНЧУК,
депутат муниципального образования Тимашевский район,
эксперт Регионального отделения Народного Фронта
в Краснодарском крае.

Фото автора.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: