«ВРАГИ» ГОСУДАРСТВА

0
450
https://antispryt.ru/wp-content/uploads/2019/04/dengi.jpg

На чиновников надейся, но и сам не плошай.

Есть такой нашумевший в свое время голливудский боевик «Враг государства» с замечательным Уиллом Смитом и Джином Хэкменом в главных ролях. Кино про то, как простому человеку не скрыться от огромной государственной машины, равнодушно и неуклонно преследующей его по команде злодея-чиновника. Вход идет все: прослушка, отслеживание покупок через банкоматы, списки родных и знакомых, камеры наблюдения и даже спутники. Словом, если Соединенным Штатам очень нужно, то оно своего «врага» из-под земли достанет. Пусть даже невиновного, что выясняется в результате обязательного киношного хеппи-энда. То есть по ходу картины государство само превращается во врага человека, плюющего на беды, страхи и жизненные обстоятельства преследуемой жертвы.

Наша история почти о том же, хотя живем мы в России. На это обстоятельство нужно обязательно обратить внимание, чтоб лучше понять, как людей, из-за безответственности некоторых чиновников, казенные ведомства сначала делают без вины виноватыми, а потом портят им жизнь с упорством, достойным лучшего применения.

Итак, история первая. Жил-был в советском Казахстане Анатолий Леонидович Лаврентьев. Но после развала СССР решил в начале нынешнего века перебраться поближе к соотечественникам, в одно из небольших сел Белгородской области. А так как было ему в ту пору уже 55 лет и работу в связи с предпенсионным возрастом найти трудно, дернул его лукавый заняться предпринимательством. Ну, там холодильник или кондиционер кому-нибудь отремонтировать, или еще что по мелочи.

Увы, успешный частник из него не получился. Своего транспорта не было, а с газовой горелкой, фреоновыми баллонами и шлангами в маршрутку до Белгорода не пускают. Словом, не бизнес, а сплошное мучение. Так и мыкался Лаврентьев года полтора, перебиваясь на редких заказах, до тех пор, пока в 2004 году не услышал, что в связи с изменением в законодательстве нужно свое предпринимательство в обязательном порядке перерегистрировать в налоговой инспекции. Тогда, если помните, по всей России запарка была в связи с массовой заменой документов у деловых юрлиц и ИП.

Это обстоятельство и было последней каплей в переполненную чашу терпения Анатолия Леонидовича, решившего прихлопнуть свой не заладившийся частный промысел. Тем более, по жизненным обстоятельствам Лаврентьеву предстоял переезд на Кубань в город Тимашевск.

Когда, с его слов, предприниматель пришел в тамошнюю налоговую инспекцию с просьбой о закрытии бизнеса, взмыленный в предновогодней горячке инспектор велел ему написать о том заявление. Как и на чем? Да на простой бумаге, от руки. Главное, четко изложить просьбу о прекращении предпринимательской деятельности. Как сегодня клянется и доказывает Лаврентьев, ни о каком специальном бланке речь тогда не шла: заявление, дата, подпись – и все! Свободен.

Ну, он, дисциплинированный с советских времен гражданин, приученный беспрекословно верить каждому слову государевых слуг, так и поступил. Даже расписку, что заявление приняли и зарегистрировали, не потребовал. А зря! Если бы знал, в какую беду его налоговый клерк втравливает, наверное, на груди ту расписку вытатуировал бы. Ведь смартфонные видеодоказательства в обществе тогда еще не приняты были.

Словом, вышел из налоговой бывший, как он полагал, предприниматель с легким сердцем. Как гора с плеч! И спокойно уехал в новую, теперь уже кубанскую жизнь. А перед этим зашел в паспортный стол выписаться и указать точный адрес нового места жительства. Скрывать его честному Лаврентьеву было не за чем. Это мы к тому, что в случае нужды его можно было найти легким щелчком компьютерной мышки по базе данных.

ОЙ, НЕ МОРОЧЬТЕ НАМ ГОЛОВУ

В Тимашевске обустраивался потихоньку, нигде не работал, ИП не открывал. Хватит, «напредпринимался» уже досыта! Тем более, что оставалась всего пара лет до пенсии по возрасту. Ее он в 2008 году благополучно, без вопросов и дополнительных справок со стороны пенсионного фонда и налоговой инспекции, оформил беспрепятственно.

Аж 2400 рублей в месяц ему держава родная определила на пропитание за все проработанные долгие годы! Сами понимаете, что на такие деньги, мягко говоря, не разгуляешься. Посему А.Л. Лаврентьев был искренне рад даже скромной индексации пенсиона, что начали начислять с 2016 года.

Но на следующий, 2017 год пенсию ему почему-то не проиндексировали. Он – в местное отделение ПФР: как так?

А ему: какая индексация? Это только для неработающих пенсионеров, а вы числитесь действующим бизнесменом в Белгородской области.

А почему мне в прошлом году ничего не сказали? И почему меня в розыск не подали еще в 2005 как злостного неплательщика? И вообще, почему при выходе на пенсию никаких вопросов не было?

В ответ что-то типа: «Ой… Мы вас умоляем,.. сейчас по другим компьютерным программам работаем. Разбирайтесь с белгородцами…».

Делать нечего. Пришлось пенсионеру наскрести денег на поездку в Белгород, где в налоговой инспекции №2 (запомните номер, это важно) показали картонный скоросшиватель с непронумерованным и непрошитым персональным делом. И тут его подкарауливал самый настоящий шок. Вместо написанного от руки заявления тринадцатилетней давности о прекращении предпринимательства, в деле хранилась подписанная неизвестно кем бумага, якобы свидетельствующая о личном желании Лаврентьева продолжить бизнес. А датирована и подписана эта фальшивка якобы была… 31 декабря 2004 года. Выходило, будто он, в последний день отпущенного на перерегистрацию ИП срока, вбежал за минуту до конца короткого рабочего дня в налоговую. И, еле переводя дыхание, упросил вкалывающих из последних сил в предновогоднем поте лица белгородских мытарей не исключать его из славной когорты российских бизнесменов.

В это еще можно было с огромной натяжкой поверить, если бы не регистрационный номер ИФНС №10, которая десять дней до этого официально была реорганизована в ИФНС №2. То есть 20 декабря 2004 года.

Я, конечно, не Плевако, и даже не Кучерена. Но, забегая вперед, выскажу свое сугубое мнение: даже этого формального обстоятельства достаточно для судебного признания ничтожности казенной бумажки сомнительного происхождения. Но Лаврентьев решил выяснить все до конца и обратился с жалобой в областную прокуратуру на то, что его подпись кто-то подделал. Государево око спустило дело по инстанции полицейскому дознавателю, который нашел- таки налоговика, зарегистрировавшего липовое заявление. Тот отнекивался, говоря, что не помнит за давностью лет, кто вообще подавал и подписывал ту бумажку. Словом, дело мутное. Может быть, оттого полиция и не стала возбуждать уголовное дело о подделке документа, сославшись на истечение срока давности. Но все-таки сделала заключение, «…что в неустановленном месте, неустановленным лицом совершён факт подделки заявления от имени Лаврентьева А. Л.».

Вы думаете, это как-то помогло? Отнюдь. Когда Лаврентьев, растратив в своих скитаниях по многочисленным белгородским казенным кабинетам все сбережения и остатки здоровья, вернулся в Тимашевск, местная налоговая инспекция предъявила ему требование погасить 336-тысячную задолженность.

Чтобы как-то отбиться от такого требования в арбитражном суде, пенсионер был вынужден нанять адвоката и сделать почерковедческую экспертизу поддельного заявления с якобы его подписью о перерегистрации ИП. Это обошлось весьма не дешево и окончательно расстроило его скромные финансы. Ведь других доходов у него, кроме маленькой пенсии, не было и нет. Пожилой мужчина как-то прикинул, во что ему обошлись попытки отбиться от налоговых наездов родного государства. С учетом белгородской «командировки», весьма недешевых адвокатских гонораров, исковых расходов и платы за экспертизу по самым скромным меркам выходило где-то под сотню тысяч. А то и больше.

Увы, ничего из этого в судебном процессе, который адвокат проиграла, не пригодилось. Оказалось, что почерковедческая экспертиза по светокопии документа, привезенной из Белгорода, не проходит. Нужен оригинал. Плюс не совсем верно, судя по резким репликам на процессе самого судьи, были заявленны исковые требования. Они были построенные на недоказанной экспертами на момент суда незаконной перерегистрации ИП Лаврентьева. А не на возражении против налоговых требований и ходатайстве о назначении официальной дорогостоящей экспертизы за счет налоговой инспекции. Короче, в иске Лаврентьеву отказали.

ТУПО НЕТ ДЕНЕГ

А что же дальше делать? Оказалось, что нужно экспертизу правильную сделать по оригиналу, чтобы на ее основании продолжить борьбу за честное имя и отбиться от предъявленных недоимок. Но чтобы затребовать в налоговой инспекции подлинник (как бы это не издевательски звучало) липового заявления о перерегистрации ИП, истец, то есть наш пенсионер, должен был внести на депозит кругленькую сумму. А как иначе? Ведь это ему нужно доказывать свою правоту? Вот пусть и раскошеливается. Как-никак – предприниматель, человек по умолчанию состоятельный.

Так рассудила кубанская арбитражная Фемида, несмотря на то, что у пенсионера элементарно нет денег на продолжение тяжбы…

Однако, скоро только сказка, даже страшная, сказывается. Но не скоро дело делается. Пока Лаврентьев приходил в себя после арбитражного фиаско, пока пытался сопротивляться судебным приставам, начавшим потрошить его пенсионный счет еще до решения суда, наступило время налоговой амнистии декабря 2017 года.

Так совпало, что переведенную для сохранности от приставов пенсию со сберкнижки на почту в первые месяцы прошлого года государство перестало дербанить. И Лаврентьев повеселел: О! Есть, оказывается, правда в родном отечестве! Наверное, скостили мои долги, хотя никому и не должен.

Увы и ах, уважаемый Анатолий Леонидович. Эта въевшаяся с социалистических времен вера в высшую справедливость оказала вам медвежью услугу. Пока, пылая от праведного гнева и чувства собственной правоты, вы два года пытались добиться от судебных приставов, налоговых чиновников и судей всех инстанций справедливости, шестеренки государственной машины равнодушно и неспешно пережевывали вашу жизнь, ваше здоровье, ваши деньги, в конце концов.

По-хорошему, нужно было немедленно, как только случайно узнали, что вас без вас двенадцать лет назад «женили» на ИП, еще раз закрыть к едреней фене этот чисто виртуальный, хранящийся только в памяти госмашины бизнес. Причем потребовать от налоговиков, как говорил булгаковский профессор Преображенский «…чтоб это была такая бумажка, при наличии которой ни Швондер, ни кто-либо другой не мог даже подойти к двери моей квартиры! Окончательная бумажка! Фактическая! Настоящая! Броня!». И уже потом спокойно отбиваться от накопившейся по чьей-то глупости или головотяпству недоимки.

Так, вернее, почти так поступила ваша «подруга по несчастью» Юлия Валерьевна Ихничева, с которой вы не знакомы. Но о ней чуть позже.

СИСТЕМА «НИППЕЛЬ»

К сожалению, Лаврентьев с большим запозданием принял данное решение, еще раз и, надеемся, окончательно закрыв свое ИП только в начале нынешнего года. Потому трудно сказать, сколько еще денег по инерции вывернет государство из его худого кошелька, автоматически отрезая половину и без того малой пенсии. Причем, даже если все-таки будет доказана невиновность, то не факт, что деньги из госказны пенсионеру вернут. Многие знают, что в подобных ситуациях срабатывает «система ниппель»: туда – дуй, а оттуда… никак.

Будем все же надеяться, что молодой юрист, бескорыстно взявшийся сейчас за «утопленные» по объективным и субъективным причинам судебные дела Лаврентьева, сможет возобновить и оспорить их по вновь открывшимся обстоятельствам.

Схожая история с навязыванием налогового бремени, как уже упоминал, случилась и с нынешней жительницей Тимашевска Юлией Ихничевой. Она тоже переехала в наш город из маленького уральского городка в 2007 году по семейным обстоятельства. Там у девушки был свой крохотный бизнес в виде компьютерного клуба, куда приходила сражаться в виртуальных играх местная пацанва.

Перед тем, как отбыть на Кубань, Юлия зашла в Свердловскую налоговую инспекцию и заявила о своем желании закрыть свое дело. Заявила, как и Лаврентьев, в простой письменной форме на обыкновенном листке бумаги, который вместе с ручкой дал ей налоговый чиновник.

О том, что заявлять о закрытии ИП нужно было на специальных бланках, девушка узнала из пришедшего на ее адрес решения суда о штрафе за просрочку подачи ИП налоговой декларации. Поняв, что вольно или невольно в Свердловской инспекции ее ввели в заблуждение, и что ее ИП живее всех живых, девушка пошла в типографию своего райцентра, где купила и заполнила уже бланки специальной формы. Она намеривалась лично отвезти их в налоговую областного центра. Но обстоятельства сложились так, что Ихничева срочно, буквально за два дня, вынуждена была покинуть Урал. Впрочем, бланки с соответствующими данными были отправлены почтой по нужному казенному адресу. Как уверяет Юлия, такая форма подачи заявления вполне себе законна. Однако ни спустя отпущенный по закону месяц, ни спустя годы от уральских налоговиков ответа не поступило. Впрочем, как и извещений о задолженностях.

Казалось бы, все: живи и радуйся! Но опытный полицейский кадровик, к которому пришла в 2009 году устраиваться на работу Юлия Ихничева, посоветовал на всякий случай перестраховаться и в очередной раз официально сняться с предпринимательского учета. Ведь от свердловских налоговиков по-прежнему ни привета, ни ответа. А вдруг? Тем более, что поступающие на службу в органы внутренних дел должны иметь безукоризненное прошлое. За этим, если не ошибаюсь, даже ФСБ следит строго.

Короче, заполнила она еще раз бланки, указала свою новую фамилию, вновь сообщила адрес и так далее. Но перед тем как отправить те бумаги, заверила на всякий случай их у нотариуса. А вдруг?..

И этот неприятный «вдруг» таки случился в начале прошлогоднего апреля, спустя почти десятилетие. Юлия получила бумагу от судебных приставов о возбуждении в отношении ее исполнительного производства на 776(!!!) тысяч рублей.

Юлия – молнией в налоговую. А там ей говорят – вы, девушка, по-прежнему предприниматель.

Опля! Хорошо, что при помощи нотариально заверенных бумаг Ихничева смогла отбиться от государственных претензий на ее деньги с 2009 года. Теперь она борется, чтобы ей вернули уже незаконно взысканное, а также пробует разобраться с уральскими налоговиками, от которых так и не дождалась вразумительного ответа.

И КРОВЬЮ ПОДПИСАТЬ

Почему так происходит? Почему наше чиновничество может накосячить без каких-либо последствий для себя, испортив жизнь гражданам, которые этих чиновников и кормят? Не нам ли день изо дня сверху сквозь телевизор твердят о цифровой экономике? А в действительности налоговые ведомства не могут найти у себя нужную бумажку, потому что, якобы, срок ее хранения уже истек. Оцифровать ее не успели?

И почему наш доблестный пенсионный фонд, изнеженный в офисной роскоши, десятилетие (без преувеличения) мышей, то есть своих задолжников не ловил? Что, не хотел перед кабмином свою лукавую статистику портить? Зато потом, когда Правительство в 2017 году перевалило всю работу по розыску и взыскания с должников на налоговую службу, ПФРщики в буквальном смысле вывалили на мытарей тонны документов о накопившихся за многие годы долгах.

Вот что я вам, уважаемые читатели, скажу в конце этой пространной и, может быть, занудной статьи. Будьте бдительны! Особенно в отношениях с государством. Для него, вернее, для иных представляющих державу чиновников, вы – не люди со своими личными горестями и радостями. А безликое многомиллионное «поголовье», которому можно испортить жизнь и даже не заметить. Но даже если какому-нибудь клерку все же укажут на его промах или некомпетентность, то он и не подумает извиниться перед пострадавшим из-за его головотяпства человеком. Ну, разве что после того, как телевидение ославит на всю страну. И то по велению начальства, берегущего честь мундира.

Чтобы не попасть впросак, как герои нынешней публикации, рекомендую следующее. Всякий раз, имея дело с инспекторами, госслужащими, разными там специалистами из казенного табеля о рангах – делайте селфи, фиксируйте на видео, записывайте на диктофоны все, что поможет в будущем доказать вашу правоту. А еще лучше, настаивайте, чтоб расписки о приеме ваших документов для надежности подписывались чиновничьей кровью.

Шучу, конечно…

  • +3
  • -0
  • 3 рейтинг
3 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%


Автор Александр МИРОНЧУК.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: