«ЗДЕСЬ ОСТАНОВКИ НЕТ, А МНЕ – ПОЖАЛУЙСТА…»

0
769
Фото с Yandex.ru

«АВТОРАЗБОРКИ» НА ДОРОГАХ

Прежде, чем погрузиться в проблематику статьи, предлагаю читателю вспомнить стихи незабвенного поэта, барда Булата Окуджавы: «Ах, Надя, Наденька», строку из которых мы специально вынесли в заголовок. Ну, вспомнили: «Здесь остановки нет, а мне – пожалуйста: шофер в автобусе – мой лучший друг»? Потом еще, положенная на ноты, песня с 1958 года ушла в народ и пользовалась бешеной популярностью, особенно у советской интеллигенции. Итак, запомните: 1958-й, то есть шестьдесят четыре года назад…

А теперь давайте вспомним начало так называемых нулевых годов, когда страна только-только начала очухиваться после предыдущего десятилетия всеобщего бардака, беззакония и попустительства во всех сферах нашей жизни.

Помните, как умирали в Тимашевске налаженные за годы советской власти пассажирские перевозки? Раньше на внутригородских, внутрирайонных и некоторых междугородних маршрутах работали автобусы АТП: крупного по тем временам автотранспортного предприятия, чья большая производственная база находилась за железной дорогой на северной окраине Тимашевска. При всем этом нельзя сказать, что с автобусным движением раньше всё было в порядке: маршрутов раза в три меньше, а интервалы между рейсами, наоборот – более длинные. Словом, народ власть в том смысле не баловала. Да и сами не избалованные транспортным сервисом люди не очень-то роптали, надеясь больше не на редкие автобусы, а на свой «одиннадцатый номер».

Так как в те времена, каждый выживал, как может, то АТП без должной поддержки со стороны властей, в конце концов, рухнуло из-за галопирующей инфляции, устаревшей, разваливающейся на ходу техники и хронического безденежья. Да и расплодившиеся частники на колесах стали поджимать, перехватывая пассажиров с деньгами на самых лакомых остановках. И с каждым днем частных перевозчиков, на фоне растущих потребностей населения, рабочей силы, разбросанных по городу и району предприятий, становилось все больше и больше. А вот порядка в пассажирской сфере, наоборот, становилось все меньше.

По тимашевским улицам, то и дело перегоняя, даже подрезая и перехватывая из-под носа друг у друга пассажиров, стали сновать разномастные маршрутки. Тогда очень многие начальники, в том числе в погонах, а также близкие к ним бизнесмены, считали чуть ли не хорошим тоном иметь у себя в собственности или аренде пару-тройку микроавтобусов, каждый вечер приносящих наличные, никем неучтенные деньги.

Не знаю, кому вообще пришло в голову назвать разномастные, тесные, неудобные и часто проржавевшие насквозь «Газели» маршрутными такси. Если следовать по намеченным маршрутам они еще кое-как старались, то от комфортных таксомоторов в них ничего не было. Большинство пассажиров ехало в них, скрючившись в три погибели, передавая водителю плату за проезд и получая сдачу (или не получая вовсе) через многочисленных посредников. При этом дымящие вовсю сигаретами водилы часто на полном ходу пересчитывали выручку, заставляя морщиться от страха и табачной вони копошащуюся в тесном салоне человеческую массу. И попробуй только сделать им замечание: нахамят, а то и высадят, объявив, что маршрутка дальше не поедет, пока «…этот умник не выйдет вон».

А мы вынуждены были терпеть все это с попустительства, а может, и молчаливого согласия прошлых властей. Не на метле же ехать, в конце концов, на работу или по делам?

Но тот транспортный беспредел стал сходить на нет по мере наведения порядка во всех сферах общественной жизни. Отчасти и оттого, что «дикие» перевозчики закономерно сожрали сами себя в междоусобной борьбе без правил, постепенно обесценившей прибыльный поначалу бизнес. Так или иначе, к середине прошлого десятилетия в Тимашевске осталось два-три игрока, готовых не просто сшибать деньгу на городских дорогах, но и вкладываться в дело, в материальную базу. Чтобы автобусы более или менее соответствовали ужесточившимся правилам после целой череды нашумевших на всю страну трагедий при пассажирских перевозках.

В конечном итоге на конкурсной основе главным и почти монопольным перевозчиком стал индивидуальный предприниматель Андрей Иванович Коноба, работавший на местном пассажирском рынке в паре со своим компаньоном Денисом Владимировичем Черниговским.

Казалось бы, живи и радуйся. Вернее, работай и радуйся тому, что никто из «диких» конкурентов уже не подрезает и на муниципальных маршрутах выручку не перехватывает. Но нет. Между компаньонами вскоре произошел раздор и, естественно, раздел, в причины которого мы намеренно вдаваться не будем. Подобные «разводы» в современном деловом мире, увы, стали заурядным явлением.

Однако в самом конце 2018 года сменившееся к тому времени руководство городской мэрии в одностороннем порядке разрывает договор с Конобой на право регулярных пассажирских перевозок на территории Тимашевска.

Почему? Как нам представляется, одним из поводов к тому стала нашумевшая история со сгоревшей чуть ли не в самом центре города маршруткой. Тогда, в середине лета 2018 года, в небольшом автобусе, работавшем на Конобу, находу вдруг повалил дым, а потом вспыхнуло пламя, охватившее и уничтожившее затем всю машину. Хорошо еще что пассажиры и водитель сумели быстро покинуть салон, и никто не пострадал. Но местная прокуратура все равно возбудила уголовное дело по ч.1 ст. 238 УК РФ (выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей), предусматривающей наказание от трехсоттысячного штрафа до двух лет заключения.

Правда, «дело» так ничем существенным и не закончилось. Но, тем не менее, в мэрию в конце ноября поступило представление из следственного комитета о принятии надлежащих мер по факту оказания услуг, не отвечающих требованию безопасности граждан. И город должен был как-то отреагировать.

Но помимо данного вопиющего случая к главному пассажирскому перевозчику со стороны горожан и, соответсвенно, мэрии накопился еще целый ряд претензий. И главная из них – «убитый» в конец автопарк, состоящий в основном из все тех же ржавых, раздолбанных и тесных «Газелей», часть из которых вообще набирали со стороны в поднаем. То есть, став почти монополистом на местном пассажирском рынке, господин Коноба не очень стремился к обновлению своего автобусного парка.

Дошло до того, что во время одной из регулярных инспекционных поездок мэра Панина в том автохламе, на полном ходу в салоне распахнулись задние створчатые двери. Сами понимаете, чем это чревато для людей.

В общем, город договор с предпринимателем на право перевозок по Тимашевску разорвал сам, опираясь на один из прописанных в нем пунктов. Ну, и уведомил того должным образом.

В результате на городских маршрутах как бы вновь образовался вакуум легальных перевозчиков, и его нужно было быстро заполнить. А посему через три месяца мэрия в строгом соответствии с законом проводит новый конкурс, где побеждает Денис Черниговский, бывший компаньон Андрея Конобы.

Сам Коноба, хотя и считал разрыв отношений с городским поселением незаконным, документы на участие в новом конкурсе все же подал. Но был отстранен от него, так как имел какую-то незначительную задолженность перед бюджетом. Казалось бы – причина формальная. Но, несомненно, справедливая. Вступать в схватку, пусть и деловую, нужно во всеоружии, вовремя позаботившись о тылах.

Так или иначе, в городе появился новый легальный перевозчик с наработанным уже опытом и начал реальное обновление автобусного парка. Во-первых, Денис Черниговский старался побыстрее отказаться от тесных и низких «Газелей» в пользу небольших, но более вместительных «корейцев». А затем и вполне себе свежих, комфортабельных, так называемых низкопольных полноценных городских автобусов, чей парк продолжает расширяться. И скрюченные в три погибели тимашевские пассажиры, наконец, смогли распрямиться во весь рост, свободно выходить и заходить сквозь автоматические распашные двери.

Мелочь, скажете вы? А приятно, учитывая, что раньше в «автопарнокопытной» давке расхристанные двери на салазках людям удавалось захлопнуть с разгона далеко не с первой попытки.

Лично у меня при воспоминаниях о вынужденных поездках в теснющих «Газелях», первое, что всплывает в памяти – это ряд тесно выстроенных на уровне лица разнокалиберных, простите, задниц, через которые предстояло втиснуться в переполненный салон. Ну, да ладно. Было – и прошло…

Итак, еще раз мысленно возвратимся на четыре года назад. Договор с Конобой разорван, но его маршрутки по-прежнему продолжали колесить по Тимашевску, борясь за пассажирские рубли с самостоятельно осваивавшимся на городских дорогах Черниговским. Горожане до сих пор ностальгируют по тем временам, когда из-за желания опередить конкурента, автобусы подхватывали пассажиров на остановках чуть ли не через каждые пять минут.

Затем был отыгран конкурс, и предприниматель Коноба был вынужден официально уступить городские маршруты бывшему партнеру, а теперь сопернику Черниговскому. Но и только. В действительности же автобусы внутрирайонного перевозчика по пути из Медведовской, Незаймановского, Новокорсунской и Новоленинского или обратно, продолжали «окучивать» тимашевских пассажиров на всех городских остановках. Хотя должны были до автовокзала только высаживать, но не брать попутных пассажиров всего на трех остановках, официально оговоренных, что расположены в центре города или у значимых социальных объектов.

Больше того, вглубь города «воровать» пассажиров ездили даже автобусы из Роговской, Днепровской или Советского, хотя у них была лишь одна официально закрепленная остановка на автовокзале. Подобные факты неоднократно были зафиксированы контролерами из Тимашевской администрации, куда городской перевозчик Денис Черниговский неоднократно жаловался на недобросовестную конкуренцию. И предупреждал мэрию, что будет вынужден существенно повысить плату за проезд из-за недополученной прибыли.

На это мэрия, понятное дело, никак не могла пойти, требуя от Конобы прекратить «пиратство» на маршрутах. А тот в свое оправдание говорил, что поступает так лишь из сочувствия к станичникам и хуторянам. Иначе им придется добираться по городским нуждам на перекладных. Мол, раньше, когда на всех жителей района был один перевозчик, сельский люд привык выходить и садиться в автобусы на всех оборудованных для этого в городе остановках. И с этим, дескать, ничего не поделаешь.

Тут, как считают в руководстве администрации райцентра, уважаемый Андрей Иванович явно лукавит по поводу сочувствия… Во-первых, есть договор на право пассажирских перевозок, который никто не имеет права нарушать, будь он альтруистом до мозга костей.

Во-вторых, речь тут больше не о селянах, а о горожанах, которых по пути забирают и непременно, так сказать, обилечивают в межпоселенческом автобусе. Что было, повторяю, неоднократно зафиксировано и запротоколировано работниками горадминистрации.

И, в-третьих, то, что люди привыкли выходить и садиться, где им хочется – аргумент так себе, «на троечку». Смею напомнить, что строки из стихотворения Окуджавы, вынесенные в заголовок, были написаны аж в 1958 году. То есть уже тогда государство строго регламентировало, где можно входить или выходить из автобусов. Сейчас требования к безопасности на остановках многократно ужесточились. И дорожная полиция строго за этим следит. А нравится или не нравится это кому-то из пассажиров или водителей – вопрос десятый.

Мне, допустим, было бы очень удобно, если вышел из дома на своей тихой улице в Индустриальном, встал у калитки, поднял руку – и тут же был подхвачен автобусом. И чтобы он без пересадок на автостанциях повез бы в краснодарский «Бауцентр» или кинотеатр «Галереи». А что? Я ведь тоже тот самый народ, который, как повсюду говорится, всегда прав. Не так ли? Но что-то подсказывает, что обратись я со своими хотелками к властям, то фельдъегерь от них быстро привезет …губозакаточную машинку.

Тем не менее, положение с подсадками в «неправильные» автобусы на городских остановках продолжалось в Тимашевске до тех пор, пока в конце зимы 2020 года администрация города через арбитражный суд еще раз напомнила предпринимателю Конобе, что на городских маршрутах ему делать нечего.

И что? Да ничего! Может быть, не так явно и часто, но автобусы этого перевозчика по-прежнему продолжали «бомбить» в Тимашевске до нынешнего года. Что опять же было официально зафиксировано властями.

В конце концов, его конкуренту Черниговскому все это надоело. И он опять, теперь уже в последний раз, предупредил мэрию, что вынужден повысить цену за проезд на городских маршрутах, если у него и впредь будут перехватывать пассажиров. Работать себе в убыток он не намерен, так как стоимость капремонта только одного «хюндаевского» двигателя от автобуса уже значительно превысила полумиллионную рублевую отметку.

У города тоже лопнуло терпение, и он официально пожаловался прокурору с судебными приставами на чуть ли не демонстративное игнорирование решения краевого арбитража. И, о чудо, медлительная правоохранительная государственная машина наконец-то провернулась и строго-настрого приказала Конобе исполнить закон. То есть, перестать «бомбить».

Но! Но тут, как на грех, то есть, пардон, как положено, случились очередные выборы в ЗСК, когда все власти, от мала до велика, стараются всячески ублажать избирателей. Ну, чтоб те своими жалобами не испортили благостную предвыборную картинку на местах.

Что-то подобное произошло и у нас в районе, где почему-то опять аккурат к выборам в администрацию косяком пошли жалобы от некоторых сельчан. В них они возмущенно вопрошали: почему отныне они не могут входить-выходить в Тимашевске там, где захотят, как это было раньше? А заодно встали горой за господина Конобу, который и рад, дескать, бы им помочь, но боится. Причем, если малая часть жалоб похоже написана искренне и самостоятельно, то основной поток заявлений был выполнен в лучших постперестроечных традициях коллективных челобитных под копирку.

То есть в начале жирным машинописным шрифтом: «Мы, жители Тимашевского района, просим утвердить остановки общественного пригородного автотранспорта по маршруту его следования на всех обозначенных остановках города Тимашевска». Ну, а дальше – расчерченные под линеечку графы для фамилий и подписей. Короче, чувствуется опытная рука настоящих инициаторов этих коллективных просьб. Что-то нам подсказывает, что за ними стоят определенные, скажем так, политические силы, обещающие обязательно порадеть за простой народ, как только они станут во власти основной и направляющей политической силой.

Увы, но нынешние управленцы им в этом невольно подыгрывают, кивая на народ, который, дескать, всегда прав. Вот и в данном случае, разрубить застарелый болезненный узел долго не решались. Видимо, надеясь, что все как-нибудь само собой рассосется. Мол, не время сейчас: сначала то, потом другое, а там и выборы на носу.

А потом что? Частичная мобилизация? Сложное положение на фронте СВО? Очередные санкции от Евросоюза? Дескать, не нужно народ в тяжелые времена лишний раз злить?

А меня спросили? Ведь я тоже как бы народ. Но за все остановки не подписывался под той бумагой, хотя она, вроде как от имени всех жителей района. Эх, да что там! Вы, читатели, сами все понимаете…

Ну, и что, в конце концов, предлагают власти для выхода из сложившейся на сегодня ситуации с городскими и внутрирайонными пассажирскими перевозками?

Как я понял, администрация Тимашевска – за строгое следование установленных законом правил, пусть они даже кому-то не нравятся или отчасти неудобны. Иначе – разброд и шатания, приводящие к еще большим издержкам. Мы это уже проходили в прошлой жизни. Пусть не сразу, пусть с разумной «рассрочкой», но к порядку должны привыкать все, в том числе и население. Почему, например, добирающиеся в Краснодар на работу медведовцы не требуют тормознуть автобус у ЗИПа, а спокойно едут до автостанции? И уже потом, пересев на городской транспорт, добираются до любого нужного им места. А чем Тимашевск отличается?

Районные же власти на город, как мне кажется, в данном вопросе не давят, хотя возможности и полномочия такие имеются. При всем этом заместитель главы района Андрей Самарин, курирующий область перевозок, решил пойти другим путем. Он пригласил к себе двух непримиримых пока еще соперников и предложил компромиссное решение. Суть его в том, чтобы для некоторых пригородных автобусов к уже узаконенным остановкам прибавить еще по две-три в самых горячих точках. Например, для селян, едущих со стороны Незаймановского или Новоленинского дать возможность выйти у электросетей НЭСКа и возле остановки сахзавода. Потому что там, рядом ГИБДД, детский сад и другие публичные заведения.

А также останавливаться у магазина «Артем», чтоб якобы сельским студентам в местный колледж добираться было ближе, чем от автовокзала.

Но при одном условии! Местные горожане, которые решат запрыгнуть в «попутку» до центра, не ожидая, допустим, еще минут пять-десять обычный городской автобус, должны будут выложить за проезд такую же сумму, как если бы они ехали от Незаймановского. А это примерно вдвое больше.

Данное условие вроде бы приемлемо для обоих перевозчиков. Конобе – хорошим «довеском» от тех, кому нужно побыстрее, пусть любой ценой. Черниговскому – тем, что основная масса пассажиров, состоящая из пенсионеров и служащих, вряд ли захочет переплачивать и дождется городской автобус.

К такому решению, в конце концов, и пришли переговорщики на позапрошлой неделе в служебном кабинете у Андрея Самарина. Посмотрим, как оно в жизни получится. Хочется надеяться, что и в этот раз худой мир окажется лучше доброй ссоры.

  • +4
  • -1
  • 5 рейтинг
5 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
80%20%

Автор Александр МИРОНЧУК.

Фото из архива «Антиспрута».

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: