ИМ БЫ МЕДАЛЬ ИЗ ЧИСТОГО ЗОЛОТА НА ГРУДЬ

0
1628

НАВСТРЕЧУ 76-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

У войны не женское лицо. Но сколько невзгод, трудностей и горя досталось на долю женщин во время военного лихолетья. Сколько материнских и вдовьих слез пролито! Низкий поклон и светлая память всем женщинам нашей необъятной страны, сражавшимся на фронтах, трудившимся в тылу, на заводах и фабриках, растившим трудный хлеб сороковых, тем, кто выхаживал раненых солдат, кто не боялся рожать и воспитывать детей. А сколько противотанковых рвов, окопов, траншей выкопали, подготовили взлетных полос…

Я хочу рассказать о тимашевских женщинах, совершивших боевой и трудовой подвиг во имя Победы. Предлагаю отрывки из моей научно-исследовательской работы «Тимашевский район в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.». Это маленькая толика из того, что им пришлось пережить и «вытащить» на своих плечах.

С первых дней войны началась мобилизация военнообязанных на фронт, эвакуация вглубь страны оборудования и станков. Колхозы и МТС (машино-тракторные станции) передавали в воинские части машины, тракторы, лучших лошадей. Перед оккупацией угоняли скот в горы. При ОСОВИАХИМе старшеклассники проходили курсы водителей, радисток, медсестер.

Воспоминания Губаревой-Хотеевой Елены Петровны: «…мы, девчонки, учились на всяких курсах: медицинских, железнодорожных, водительских. Нашу «белую» двухэтажную новую ж/д школу заняли под госпиталь. Мы учились в маленькой «красной» школе. У нас была санитарная дружина, человек двенадцать: Вера Петелько, Тая Суворова, Тоня Яишникова, Лида Сахненко и др. Когда приезжал состав с ранеными бойцами, мы собирались на вокзале, помогали разгружать поезд. После школьных занятий работали в госпитале, ухаживали за ранеными, стирали и скатывали бинты. Я не знаю, как назывался госпиталь. Это, скорее, он был для раненых в конечности. Меня тянуло в перевязочную, где я помогала. Я забыла имена врачей, но помню образ одного хирурга, который работал как артист, изображая из шин Крамера и гипса разнообразные повязки. Мне никогда не было дурно при виде гноя и ран. Было интересно и, казалось, что хирургия самая полезная специальность». Впоследствии Елена Петровна стала хирургом высшей категории.

Районная газета «Колхозное знамя» выходила до самой оккупации. Наборщики типографии Мусиенко Дарья Марковна и Мусиенко Таисия Марковна разобрали печатные машины и вместе со шрифтом зарыли в землю. После освобождения станицы Тимашевской достали, отмыли печатные машины, каждую буковку и снова стали выпускать районную газету. Как важно было знать землякам, что происходит на фронтах войны, как восстанавливается народное хозяйство, как живут и трудятся труженики тыла.

НА СНИМКЕ: Герой Советского Союза Анна Александровна Егорова-Тимофеева.

В нашем районе в 1943 году базировались авиационные полки четвертой Воздушной Армии: 210-й штурмовой авиаполк за ст. Днепровской, 805-й штурмовой авиаполк на ипподроме ст. Тимашевской, в котором сражалась единственная женщина Герой Советского Союза Анна Александровна Егорова-Тимофеева, 288-й ближнебомбардировочный авиаполк – за ст. Медведовской, в котором сражался Герой Советского Союза Георгий Георгиевич Николаев, чей бюст установлен на аллее Славы в Мемориальном сквере.

НА СНИМКЕ: Герой Советского Союза Георгий Георгиевич Николаев в кабине своего самолета.

Взлетные полосы и капониры готовили женщины наших станиц, и летный состав размещали в своих хатах. В 1978 году ветераны-летчики, сражавшиеся в небе над Кубанью, посетили Тимашевский район. На встрече с комсомольцами и молодежью они вспоминали страшные годы ВОВ. Удивлялись, как же могли девушки-оружейницы, совсем юные, таскать авиабомбы по сто килограммов, быстро их подвешивать, да еще выполнять и другие работы. Летчики девушек еще и ругали. Думали, что тяжело им, но, как оказывается, девушкам было не легче.

По воспоминаниям многих женщин: Коврижной Е.Н., Авдеевой Е.П., Литвиненко В.Е., Шевченко Т.Е., Бречко Н.П., –зимой и весной 1943 года они в мешках носили снаряды из Тимашевской на передовую линию – в Калининскую, Старонижестеблиевскую, Ивановскую, Славянскую: «Шли по шпалам железной дороги, потому что дорога практически была не проезжей, да и много техники двигалось по ней».

Из воспоминаний Шевченко Таисы Евстигнеевны: «Первый раз, когда мы несли снаряды, с нами был военный командир. Он нас предупредил, что поле заминировано, и идти нужно след в след. Впереди ехала подвода. И вот мы слышим и видим страшный взрыв. Разорвало лошадей и подводу, а девчата чудом остались живы».

Бречко Нина Пахомовна рассказала о том, как они принесли снаряды в станицу Ивановскую. Командир посмотрел и выругался: «Что вы принесли? Они нам не подходят. Чем нам стрелять?». «А возле насыпи стоит подвода с убитыми солдатами. Молодые мы были, страшно нам. Убитых жалко и живых жалко. Кругом стреляют, а им нечем отбиваться. Ведь где-то эти снаряды ждали так же, как и этот командир для своих пушек».

А вот какое письмо написали девчата о 1941 годе. От имени Кулишевой-Савченко Зинаиды Ильиничны, Будко-Костюк Ольги Федоровны, Безнощенко Натальи Антоновны, Пономаренко Меланьи Федоровны, Бондаренко Нины Павловны, Ливада Екатерины Васильевны, Дергачевой Валентины Филипповны, Ивановой Александры Харитоновны, Каранда-Скиба Таисии Степановны, Тыщенко-Окунцовой Лиды, Цветковых Нины и Розы. Добрые, трудолюбивые руки этих девчат ковали Победу и растили трудный хлеб сороковых. Вот, что они пишут: «Когда началась война, мы работали в колхозе. Наше комсомольско-молодежное звено из одиннадцати веселых озорных девчат, а звеньевой у нас была Кулишева Зина. Трудились в бригаде №3 колхоза «Чекист». Хорошо помним 24 октября 1941 года, когда нас забрали на окопы… Сколько прошло через наши руки земли. До сих пор помним эти противотанковые рвы, пулеметные гнезда, траншеи, окопы. Помним наше житье-бытье в станице Васюринской на хуторе возле речки Кочеты. Вернулись домой уже весной 1942 года и снова на работу, теперь уже на аэродромы. Тимашевский аэродром был на казарменном положении. На железной дороге возле хутора Первое Мая и станицы Днепровской были взорваны мосты. Все это восстанавливалось нашими молодыми руками. Мы носили снаряды и хлеб на передовую – в станицу Стеблиевскую, попадали под бомбежки, но уцелели. А потом пришли немцы… Заставляли под угрозой плеток работать на них. Вызовет нас к себе атаман, кричит: «Вас на мягкий диван!», а сам показывает на виселицу, бьет плеткой по столу… Вот так мы и бегали с одного хутора на другой. Так и дожили до февраля 1943 года, когда нас освободила доблестная Красная Армия. Стали снова работать, не покладая рук. Восстанавливали шоссейные дороги, не забывали и о колхозных делах, трудились для фронта, для Победы. Ходили по хутору, собирали продукты для госпиталей, где лечились наши раненые солдаты. (В районе во время войны было 15 эвакогоспиталей). Разграбили нас фашисты, все вымели из колхозных амбаров, из магазинов. Но никто не скрывал своих скудных запасов, делились, чем могли. Сало, масло сливочное, яйца, картошку привезли в госпиталь, который находился в станице Медведовской. (Здесь размещались эвакогоспитали 5469, 5464 и Армейский госпиталь 4232). Писали письма своим раненым».

Шили женщины теплые вещи, вязали носки, варежки с двумя пальцами (чтобы можно было стрелять), кисеты и отсылали на фронт бойцам. Зарабатывали гроши, платили налоги, но обязательно подписывались на военный заём, сдавали в фонд обороны.

Поля сражений стали мирными, и больно было смотреть на них: не вспаханы, многие остались не убранные, заросшие бурьяном. Можно представить, что стало с землей, когда в течение полугода по ней дважды протопали сотни тысяч солдат, сколько проехало техники, сколько раз её бомбили самолеты, «вспахали» артиллерийские снаряды! Но жизнь продолжалась. Потихоньку с гор пригоняли одичавший скот, возрождалось животноводство, собирали и пригоняли в МТС «недобитые» трактора и комбайны.

Пахали землю на лошадях, на быках и коровах. Убирали в основном вручную косилками, косами, серпами. Сдавали зерно на элеватор. Пока восстанавливали тимашевский элеватор, свозили колхозники зерно в приспособленные помещения, амбары.

По воспоминаниям Заслуженной колхозницы колхоза имени Димитрова Кулик Ульяны Федотовны: «Машин не было, лошадей лучших отдали в армию, и пришлось нам зерно возить на своих коровах. Поделали мы с бабами возики на двух и трех колесах, сшили специальную «сбрую» для коров, грузили два-три мешка зерна, больше корова не увезет. Утром встаем в четыре часа, подоим корову, чтобы детям покушать, запряжем корову в возик и везем на пенькозавод, там уцелели склады. Очень часто возили зерно вместе с Шурой Степанихой – жена Филиппа Александра Моисеевна Степанова. Другие женщины жалели своих коров, ездили не каждый день. А мы с Шурой иногда и по два рейса делали. Очереди на сдачу зерна были большие и чтобы успеть сделать два рейса, вставали рано. В обед отдохнет коровенка, подоим её, покормим и опять в путь. Сколько молока могла дать та корова, которую и кормить-то толком нечем, а ведь тянулись изо всех сил, видно понимали, как нам тяжело. Детей дома оставляли, только летом работали ясли. Собирали в ясли детей до трех-пяти лет. Чуть постарше помогали нам: и воду в поле подносили, скот кормили. Подростки работали на току, когда молотили катками на лошадях – погонычами были. После уборки собирали дети колоски, сдавали в колхоз, им начисляли трудодни. А по стерне пасли колхозный и домашний скот и птицу».

Труженики тыла – женщины, подростки и старики не ходили в атаку, не взрывали вражеские эшелоны, не летали бомбить фашистов. Они снабжали армию всем необходимым и просто кормили страну и армию хлебом.

Живым труженикам тыла крепкого здоровья, а умершим – светлая память.

  • +2
  • -0
  • 2 рейтинг
2 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

Т.С. ЧУМАКОВА, ветеран труда, Заслуженный работник культуры Кубани.

Фото с Yandex. ru

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: