КОГДА МУЖЧИНЫ ПЛАЧУТ

0
274
НА СНИМКЕ: разведчики на отдыхе. Справа – мой папа – Бондаренко Андрей.

ЕСТЬ ТАКАЯ ПРОФЕССИЯ…

Война «перепахивает», калечит не только тела,
но и умы, сердца, души людей.

Работа Александры Бондаренко, учащейся 8 «А» класса МБОУ СОШ №3 ст. Новокорсунской, 2014 год. Работа была представлена на Тимашевский муниципальный конкурс «Неизвестная война», руководитель Сергей Петрович Казмирчук, учитель ОБЖ.

Неизвестная война – это об Афгане. Это была война, о которой, как о войне, вслух мало кто говорил. О ней не писали в газетах, не говорили по телевидению. Таким было время. Восемнадцатилетних мальчишек призывали в армию. Два года службы – и домой возвращались зрелые мужчины. Они учились, работали, создавали семьи, строили планы на будущее. Жизнь шла своим чередом.

Только не у всех так было. Те мальчишки, которые были на этой «неизвестной» войне, если и выжили, по-настоящему с неё так и не вернулись. Да, они приехали домой, зажили мирной жизнью, но это только внешне. «Неизвестная» война так и не демобилизовала русских солдат, она души шурави навечно оставила у себя в плену. Их нельзя назвать бывшими солдатами. Потому что ко всему в своей жизни «афганцы» подходят с другими, нажитыми в войне, мерками. Я об этом знаю не понаслышке – мой папа, Андрей Викторович Бондаренко, – воин-«афганец». Разведчик. Навсегда, как и другие его сослуживцы, оставшийся солдатом. Часто в течение будничных событий дня я замечаю, как мой папа задумывается, уходит в себя. И я понимаю: он снова там, в Афгане, на войне. В такие минуты отца тревожить нельзя.

Я горжусь своим отцом. Он для меня не просто родной человек. Он – воплощение всех качеств настоящего мужчины. Мне нравится тайком примерять папин пиджак с медалями, я прикасаюсь к ним и стараюсь представить, каким был мой папа в юности, о чём думал, каким он был солдатом, как ходил в разведку с товарищами, о чем писал в письмах родным. Свой пиджак отец надевает только дважды в год – 15 февраля и 9 мая. И так же редко рассказывает о «своей» войне, даже если я очень прошу его об этом. Отец сразу меняется в лице. В его глазах я читаю нежелание вслух вспоминать всё, что с ним было там, в Афгане. Иногда он откликается на мою просьбу. И я слушаю отца, затаив дыхание. Вот только говорит он не о себе. Всегда о своих друзьях. Погибших и живых. Николае Афиногенове, нашем земляке, посмертно удостоенном высшей воинской награды – звания Герой Советского Союза. О своём лучшем друге – Андрее Глазунове. Об Игоре Калетинском – товарище-разведчике. Меня поразил рассказ отца о его гибели. Молодой парень, ему бы жить да жить…

НА СНИМКЕ: Игорь Калетинский, разведчик.

Однажды папина рота стояла на охране так называемой дороги жизни. Единственной дороги, по которой из Союза в Афганистан везли всё необходимое для нашей сороковой армии. Уставшие разведчики вернулись утром с задания, прилегли отдохнуть. А механики и стрелки БМП, что ночью оставались у машин, принялись готовить обед. Трое из них решили пойти в близлежащий кишлак за зеленью. В это время группа душманов спустилась с гор к тому же кишлаку. Духи сразу же открыли по ним огонь. Завязался неравный бой. Отдыхавшие разведчики мгновенно отреагировали на стрельбу. Несколько коротких минут – и они на окраине кишлака. Один из тех, к кому они бросились на помощь, уже погиб, два других, раненые, отстреливались. «Хвост» душманской группы стремительно скрывался в кишлаке. Разведчики приняли решение преследовать врага: тело погибшего друга духи захватили с собой. Такое у них было правило: убитого русского надо сфотографировать. За это платили душманам деньги.

Вскоре ребята нашли убитого товарища. Бой продолжался. Разведчиков плотным огнём прижали к дувалу (глиняному забору). От него нельзя было сделать ни шагу: в противном случае – смерть. Силы были слишком неравны. Первым от дувала оторвался Игорь Калетинский. Он бросился вперёд, прикрыть товарищей, но очередью вражеского автомата его отбросило назад. В ту же минуту наших ребят как будто прорвало – смерть Игоря их всех одновременно бросила навстречу врагу. «Нам было уже всё равно, что будет с нами, за Игоря надо отомстить!», – вспоминал мой папа. В пылу гнева и ненависти, в состоянии, которое и словами-то невозможно описать, разведчики огнём поливали душманов. Когда всё закончилось, смертельно уставшие ребята опустились на землю рядом с погибшим другом.

Смерть друга на твоих глазах – что может быть страшнее? Когда я была маленькой девочкой, удивлялась тому, что, рассказывая о войне, папа украдкой смахивает скупую мужскую слезу со своей щеки. Он же взрослый, сильный мужчина, разве мужчины плачут? А, повзрослев, я узнала: да, так бывает, и многое повидавшие на коротком солдатском веку мужские глаза знают, что такое слеза. Именно тогда я до конца поняла, что война «перепахивает», калечит не только тела, но и умы, сердца, души людей. «А время – лучший лекарь ран. Тускнеют краски понемногу…» – поётся в одной из «афганских» песен. Только не все раны лечит время. Теперь я это точно знаю. Мой папа, его друзья-афганцы: Сергей Дмитриевич Грибинюк, Сергей Иванович Лимарев, Сергей Петрович Казмирчук, собираясь вместе, вспоминают свою службу в Афгане, шутят, иногда спорят, называя друг друга «бача». А в глазах этих немолодых солдат – грусть. И её нельзя не заметить. Время лишь отдалило события их военной юности, но не стёрло из памяти.

НА СНИМКЕ: в верхнем ряду справа – Андрей Глазунов, разведчик.

Был у отца и ещё один такой друг. Андрей Глазунов. Как и Игорь Калетинский, он погиб во время военной операции. Папа мечтал назвать сына в его честь. Но так уж получилось, родились три дочери, затем три внучки. Мне кажется, есть в этом какая-то высшая справедливость: наверное, отвоевал мой папа в той «неизвестной» войне за род свой на много поколений вперёд. Вот и не родятся в нашей семье мальчишки (может быть, поэтому, отчаявшись дождаться сына, меня, младшую дочь, отец назвал мальчишечьим именем – Саша…). Но не только сыновья, я думаю, дочери ведь тоже могут достойно продолжать дело отца. Конечно, солдатом мне не быть. Я собираюсь стать журналистом. Мне хочется рассказать людям об Афганской войне, о её героях и подвигах, о судьбах тех, кто выжил в ней, «…свою честь не изгадив, Кто карьеры не делал от солдатских кровей», о своём папе, о его друзьях-разведчиках, о том, кто такие шурави. Обо многом. Потому что не должна быть война неизвестной. Особенно сейчас: непростое поколение молодёжи растёт.

Ни для кого не секрет – у многих современных подростков интересы и жизненные ориентиры весьма сомнительные. Например, мои ровесники увлекаются компьютерными играми – «стрелялками» и зачастую даже не задумываются о том, что так любимые ими «танчики» убивают не виртуально, что «Девятая рота» не игра, а эпизоды реальной войны, которая принесла людям столько горя и страданий! Есть вещи, которые нельзя обесценивать таким легкомысленным к ним отношением. Я убеждена в этом.

О неизвестной войне надо рассказывать, о ней нельзя забывать, её нельзя делать детской игрой! Потомкам обязательно надо о ней знать, может быть, тогда интересы, мнения и цели в жизни многих молодых людей изменятся.

  • +11
  • -1
  • 12 рейтинг
12 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
91.7%8.3%

Фото из личного архива автора.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: