РЕКА РАЗДОРА

0
388

ТИМАШЕВСКИЙ РАЙОН: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА

Как совместить интересы рыбоводов, рыболовов-любителей и права граждан на доступ к водоёмам

Если судить по местным публикациям в соцсетях, нешуточные страсти, разгоревшиеся где-то месяца два назад по поводу разрушенных кладок на реке, и вспыхнувшие затем конфликты между частными арендаторами речных просторов и некоторыми жителями двух наших сельских поселений, похоже, пошли на спад. Общественное внимание переключилось на другие, более горячие проблемы районной жизни.

«Антиспрут» специально взял паузу, чтобы, когда страсти улягутся, высказать свою точку зрения на застарелые проблемы, связанные с любительским рыболовством, общественным пользованием наших рек и непростыми отношениями некоторых граждан с так называемыми водопользователями. Или попросту частниками, получившими в аренду на много лет около 70 процентов всей водной поверхности, имеющейся в нашем районе. Чтобы покупать, а затем выпускать туда мальков самой товарной для местных природных условий рыбы. Ну, а потом, когда толстолобик, амур и карп с сазаном нагуляют вес за счет естественной кормовой базы, выловить и продать с максимальной прибылью. В умных книгах этот бизнес называется пастбищной аквакультурой.

В принципе ничего в том нового для нас, тимашевцев, нет. И зря некоторые говорят, что, дескать, рыба раньше была сплошь дикая и свободная, гуляла там, где ей заблагорассудится. Кстати, вместе с такими же свободными рыболовами, забрасывающими свои удочки с любого берега, дамбы или мостков, нареченными на кубанский манер кладками.

Старожилы не дадут соврать, что до середины шестидесятых годов ни в Кирпилях, ни в Бейсужке, ни в Кочетах, ни во всех других имеющихся балках и запрудах толстолобиком и амуром вообще не пахло. Зато сазан был, как и реже встречавшийся карп вместе с окунем, щукой, линем, красноперкой, плотвой, карасем и другой живностью, отнесенной к так называемой аборигенной рыбе, составляющей местную ихтиофауну с добиблейских времен.

Первыми рыбозаводчиками в нашем районе стали работники уже почившего рыбколхоза «За родину». Они в шестидесятые годы стали разводить сначала толстолобика и амура у себя в закрытых прудах, а затем и на открытых просторах реки, что способствовало очищению ее от излишних водорослей. Мы, пацаны, тогда радовались, что противного куширя, мешавшего купаться, в Кирпилях стало намного меньше. Полагаем, рыбколхоз свободно отпускал на выгул в реку эти породы рыб потому, что они практически не ловились на простую удочку, только сетью. Поэтому любителям поудить было вольготно повсюду. Не то, что сейчас, когда для свободной рыбалки нужно добираться фиг знает куда. Заядлый рыбак, конечно, доедет. Но простому человеку, даже живущему у самой реки, это весьма неудобно. Потому что она, река, почти вся в частной аренде.

ИНЫХ УЖ НЕТ…

Понятно, что свято место пусто не бывает. И вместо рухнувшего под обломками прежней экономической системы рыбколхоза «За родину» закономерным стало появление более гибких, более приспособленных к рынку частных предприятий. Но чтобы в таком числе и в стольких местах?! На мой личный взгляд – тут явный перебор. И спросить уже за это не с кого. Как говорится, иных уж нет, а те далече. Это я про чиновников и про законодателей.

Почему, когда в начале нулевых годов произошла, по сути, бесплатная раздача водных ресурсов, власть не особо думала о последствиях опрометчивого шага? Понятно, что нужно было насыщать рынок рыбой. Понятно, что нужно было поощрять частную инициативу. Но почему за счет простого люда, привыкшего испокон веку сидеть у тихой реки, глядя на поплавок и терпеливо ожидая, когда удилище в руке сладострастно затрепещется от энергии попавшейся на крючок рыбки? Это же первобытная страсть. Такая же, как охота и даже, простите, секс.

И не нужно смеяться над таким сравнением. Иначе бы сейчас на наших берегах не разгорались другие, более опасные страсти, когда простому рыбаку с простой удочкой велят убираться подобру-поздорову.

Поэтому мне категорически непонятно, почему власти отдали в частные руки водоемы в чертах города, станиц и хуторов, оставив для свободной ловли далекие от жилья участки? Чтоб до них добраться, нужно постараться. Думал ли этот «кто-то» о последствиях этих сомнительных, мягко говоря, и, вполне допускаю, небескорыстных решений?

Ведь люди, полагаю, в большинстве своем считают, что реки – такое же общенародное достояние, как, например, газ, уголь, нефть. Но к ним с удочкой не доберешься и частичку от них себе «на жареху» не добудешь. Оттого, думаю, мы более или менее воспринимаем монополизм Газпрома как данность.

Другое дело – рыбалка. Она, в общем-то, в большинстве случаев перестала быть способом добычи насущного пропитания. Полагаю, современный человек, даже со скромным достатком, сегодня может прийти на рынок и позволить себе купить с полдесятка относительно дешевых карасиков или вполне упитанного толстолобика, чтобы побаловаться свежей рыбкой. Но при этом всеобщая любовь к рыбалке до сих пор неистребима. Посему новым хозяевам речек нужно быть терпимее к любителям посидеть на берегу с удочкой.

Речь не о браконьерах. Вот с ними как раз нужно посуровее. А то из-за их сетей и варварских «электроудочек» скоро совсем вымрут даже те участки реки, где удить еще можно. Пишу со знанием дела, так как моя дача на берегу именно в таком месте: в СОТ «Строитель».

К слову, за несколько лет так ни разу и не увидел там лодки с рыбинспектором. Наверное, не повезло…

Однако, к делу. Итак, несколько недель назад местный Интернет взорвали ролики, где какие-то работники выламывают, как они выразились, старые пеньки от мостков, не имея при себе никакого письменного разрешения – законного основания. А только лишь словесные указания какого-то, судя по всему, начальника-водопользователя. Затем выложили видеоразборки, где общественница пыталась выяснить у рыбоохраны, кому мостки помешали, и чем они вредят окружающей среде. Следом еще несколько видео, где люди препираются с охранниками арендатора на счет запрета ловить рыбу простой удочкой. Плюс масса комментариев, где станичники костерят всех, кто установил такие порядки. Дело стало принимать нешуточный оборот, грозя перерасти в прямые столкновения. Новокорсунцы – те вообще позвали к себе краевое телевидение, чтобы пожаловаться на арендаторов реки и заодно на власти.

С ОТКРЫТЫМ ЗАБРАЛОМ

Нужно отдать должное главе района Андрею Палию, он не стал прятаться, замалчивать данную проблему, выжидая, когда все само собой как-нибудь рассосется. Пригласил к себе в кабинет на «разбор полетов» представителя ООО «Барыбино», на которое жаловались люди. А также двух сотрудников Росрыболовства, осуществляющих контроль и надзор за соблюдением законодательства в части рыболовства и сохранения природных ресурсов, обитающих в воде. Здесь же присутствовали главы Новокорсунского и Новоленинского сельских поселений, где, собственно, и разгорелся конфликт. В разговоре участвовали заместители главы района, а наблюдала местная пресса.

Вначале Палий вкратце озвучил суть людских претензий: рыбоводы якобы разрушили общественные кладки, не дают ловить даже на одну удочку, забирают снасти. Что скажете?

Представитель ООО «Барыбино» ответил, что согласно законам, нормативным актам и правилам рыболовства любой лов рыбы на их аквакультурных участках запрещен. Поэтому, мол, мы вправе запрещать ловить на удочку.

Что касается кладок, то арендаторы убирали якобы только ветхие сваи от древних мостков, что не только мешают промышленному лову рыбы водопользователем, но и представляют реальную опасность для тех сельчан, кто на тех мостках чего-то там делает.

Если о конфискации удилищ, то это не к нам, а к рыбинспекторам. Это их обязанности. Если кто-то не согласен – милости просим с заявлением в полицию, в суд и так далее.

Теперь о любительском рыболовстве. «Барыбино» в качестве жеста доброй воли готово за свой счет зарыбить мальком свободный для всех участок реки, чтобы сама общественность следила там за порядком и боролась с браконьерами, которые совсем обнаглели.

Больше того, представитель ООО «Барыбино», разгорячившись, категорически настаивал на проведении некоего большого совещания с привлечением специалистов минсельхоза, Росрыболовства, прокуратуры, МВД, глав поселений и даже общественности. Потому что отношения обострились настолько, что рыбоводам якобы уже реально угрожают.

Глава района согласился с данной идеей созыва «большого хурала» по накопившимся вопросам любительского рыболовства и взаимоотношениям рыбоводов и местного населения. Палий тут же, не откладывая дело в долгий ящик, назначил дату совещания. А в ответ на якобы реальные угрозы рыбоводам, посоветовал им подать конкретное заявление в полицию: когда, где, кто и чем угрожал. Однако лучшим выходом из обострившейся ситуации руководитель муниципалитета по-прежнему считает поиск компромисса, заключающегося в разрешении все-таки лова любителям на одну удочку в пределах населенных пунктов. То есть там, где людям удобно, потому что они так привыкли с незапамятных времен.

Что касается разрушенных кладок, то тут явный перебор. Ведь некоторые из них были построены и освоены местным населением еще до того, как сформировалось современное рыбоохранное законодательство. Потому не нужно в нынешнее суровое и нервное время злить людей понапрасну.

Взявший затем слово зам. начальника теруправления Росрыболовства Дмитрий Денисенко заочно упрекнул тех спорщиков с установленным порядком, что слышат только то, что хотят слышать. Дескать, он и сам был на сходе в Новокорсунской, где шли горячие дебаты о кладках и о запрете лова удочкой на арендованных участках реки.

Как мне показалось, чиновник попытался вразумить главу района в том, что все, без исключения, кладки, не оформленные должным образом в соответствии с современными требованиями, категорически незаконны. И что с того, что некоторые появились раньше нынешнего закона? Дескать, правила дорожного движения тоже год от года меняются, ужесточаются, но все равно их нужно исполнять.

ОБРАТНОЙ СИЛЫ НЕ ИМЕЕТ

Это утверждение начальника, на мой взгляд, весьма спорно. Ведь известно: закон обратной силы не имеет. Во всяком случае, гаишники точно не оштрафуют за непристегнутый ремень водителя старой «Волги» ГАЗ-21. И не заставят его этот ремень в данную машину прикрутить…

Несмотря на все законодательные строгости последних лет, не нужно равнодушно отгораживаться от народа частоколом из номеров статей законов и подзаконных актов, пунктов и параграфов, а терпеливо, без высокомерия объяснять, в чем он, народ, не прав. Тем более, что государство в данной области столько противоречий, на мой непросвещенный взгляд, наворотило, что до сих пор даже у весьма опытных юристов нет единого мнения на счет взаимоотношений рыбозаводчиков и простого человека с удочкой.

Кстати, в своё время в здание столичного правительства, где обычно заседал актив Общероссийского народного фронта, пригласили рыболовов-любителей (лидером Общероссийского народного фронта является Владимир Путин).

Владимир Путин по этому поводу, обращаясь к чиновникам, отметил: «Мы чрезмерно забюрокрачиваем весь этот процесс. Вообще мне не очень понятно, зачем мы это делаем, – люди испокон веков занимались рыбалкой. Любительская рыбалка не наносит вреда экологии. Боритесь с браконьерством тогда более эффективно».

Также Путин отметил, что на воспроизводство биоресурсов государство выделяет регулярно по 2 млрд. рублей в год. «Всё взять и загнать в коммерческую сферу – это неправильно… Ловили рыбу столетиями, на фига вообще это нужно было делать?» – задал тогда вопрос Владимир Путин главе Росрыболовства…

Даже сейчас, в лежащей передо мной информации о позиции федерального агентства по рыболовству на счет любительской рыбалки на аквакультурных водных объектах, несколько раз упоминается возможность согласия на это со стороны их пользователей. Значит, можно?

А что до кладок, то в ответе Тимашевской районной администрации из Азово-Черноморского теруправления этого же ведомства делается следующий незамысловатый вывод. Дескать, если они построены без соответствующего согласования с федеральными органами исполнительной власти в области рыболовства (так оно само себя уважительно величаетред.), значит, данные объекты (то есть мосткиред.) возведены с нарушением законодательства Российской Федерации.

В тоже время федеральные рыболовные агенты вынуждены отметить, «…что деятельность по ликвидации сооружений (то есть кладокред.), как и деятельность по их строительству, подлежит обязательному согласованию… с теми же федералами.

Но, как мне кажется, за этим дело не станет. К такому выводу я пришел после того, как все тот же Денисенко уже на следующем, большом заседании в районной администрации, посвященном всё тем же вопросам взаимоотношений рыбоводов, рыбинспекции и любительской – скажем так – рыболовной общественности, сказал, что самодельные, несогласованные с Росрыболовством мостки – зло. Настоящее зло для природных водно-биологических объектов. И это, дескать, не инспекторские фантазии или капризы, а факт, установленный наукой.

Впоследствии, правда, выяснилось, что та наука, можно сказать, своя, главрыбводовская. А посему выводы ее, полагаю, делаются больше не от позиции независимых ни от какого начальства и финансирования ихтиологов и ботаников, а от интересов ведомства, на которое они и работают. Знаю это из своей дальневосточной журналисткой практики, когда имел дело с ТИНРО, почти всецело подчинявшегося раньше советскому еще минрыбхозу. Но это так, к слову.

ЛОВИТЬ НЕЛЬЗЯ, НО…

А теперь о том самом, большом совещании, что состоялось 2 ноября в большом зале районной администрации под председательством только что вернувшегося из дальней командировки Андрея Палия. Сам глава и его подчиненные проделали большую организационную работу, чтобы собрать в одном месте почти всех рыбоводов Тимашевского района из всех поселений, где занимаются аквакультурой, или попросту разведением и выращиванием рыбы на продажу. Примечательно, что администрация предложила приехать к нам аж из Москвы самого начальника управления контроля, надзора и рыбоохраны федерального агентства Росрыболовства И.В. Рулёва, не считая уже его ростовских, краснодарских и местных коллег. А также представителя рыбохозяйственного комплекса минсельхоза Краснодарского края В.В. Кваша, заинтересованных глав и депутатов наших сельских поселений, заместителей главы района, сотрудников районного сельхозуправления и местную прессу. То есть собрали очень представительную команду специалистов, так или иначе представляющую интересы людей, оказавшихся, образно говоря, на разных берегах реки, ставшей причиной раздора.

НА СНИМКЕ: Андрей Палий и Игорь Рулёв.

Андрей Палий, после представления всех участников, коротко изложил суть дела. А она в том, что после августовской смены учредителей ООО «Барыбино», с мест начали поступать сигналы о запрете любительской рыбалки, хотя барыбинцы утверждают, что иногда разрешают ее по согласованию с ними. И, конечно же, жалобы на демонтаж кладок. Администрация провела рабочее совещание с водопользователем и инспекцией по поводу разрешения ловли на одну удочку и выработки алгоритма по узакониванию мостков. Но все равно противоречия до сих пор обострены. Поэтому сначала слово Игорю Владимировичу Рулёву и его коллегам, которые расскажут обо всех нюансах законодательства на данную тему. А затем послушаем рыбоводов и общественников.

Мы не будем здесь подробно излагать суть выступления высокого чиновника рыболовного федерального агентства, с которым каждый может полностью и непосредственно ознакомиться на видео, перейдя по ссылке https://vk.com/wall734594917_3865

Лейтмотивом в выступлении Рулёва звучало утверждение о том, что на выделенных от государства водопользователям участках водоемов нельзя и не под каким-либо видом ловить никому, кроме их самих. Любая добыча биоресурсов сторонними лицами, помимо прямого нарушения правил рыболовства, может расцениваться как мелкое хищение чужого имущества, правонарушение (ст.7.27 КоАП РФ) и даже преступление, кража (ст.158 УК РФ) со всеми вытекающими отсюда последствиями. Примеров предостаточно.

В тоже время Рулёв считает разумным поиск некоего баланса интересов, как рыболовов-любителей, так и водопользователей, получивших свои участки на законных основаниях и выполняющих все прописанные обязательства и законодательство. Исходя из этого, арендаторы вообще могли бы ничего не делать, а только писать заявления в рыбоохрану или правоохранительные органы с требованием защитить их законные интересы. Поэтому ни власть, ни даже само Росрыболовство не могут принуждать водопользователей к какому-то разрешению стороннего лова на их участках. А могут только попросить об этом. Попросить ради социального спокойствия, поиска некоего баланса интересов. И дать арендаторам некоторое время для выработки компромиссного решения, чтобы потом собраться еще раз в этом зале и окончательно обсудить все детали возможного джентльменского соглашения по данному поводу.

Выступление депутата Новоленинского сельского поселения Марины Сергеевны Кокаревой в основном состояло из вопросов. Например, на каком законном основании были демонтированы кладки, и что ответить по данному поводу старушкам, привыкшим под чаёк любоваться пейзажами на этих мостках? Где и когда можно получить конкретный алгоритм оформления этих самых мостков? Можно ли вообще теперь, без страха нарваться на грубость, находиться на берегах реки и тем более с удочкой в руках? Какова судьба заявлений от новоленинцев, поданных в МВД по поводу данных ситуаций?

Ответы на них в свою очередь попытались дать присутствующие на совещании чиновники и специалисты.

МЫ ТОЖЕ НЕ АНГЕЛЫ

Мне же запомнилась простая и, надеюсь, откровенная речь Николая Носакова, представлявшего на этом заседании рыбоводное хозяйство «Ариэль». Он в довольно-таки мягких выражениях от имени всех водопользователей высказал уже претензии к некоторым своеобразным, как он выразился, любителям рыбной ловли на удочку, взяв за пример одну семью.

Папа, мама и каждый из троих деток ловили на удочки рыбку «для котиков». А в скидке вместе с десятью карасями – шесть маленьких, меньше ладошки сазанчиков, выпущенных в реку водопользователем, судя по одному размеру, всего месяца три назад. Благодаря таким любителям, до промышленного вылова в реке доживают всего около десяти процентов отправленной на выгул молоди карповых.

И еще. Никто из «любителей», по словам Носакова, если вытащит трех-четырехкилограммового сазана, на волю его не отпустит, а припрячет от инспекции в камышах.

Впрочем, это касается не только сазанов, но толстолобиков и амуров, которые тоже уже ловятся на современные навороченные удочки.

Да, положа руку на сердце, с этим замечанием рыбовода можно и нужно согласиться. Сейчас в открытой продаже появилось столько хитрых снастей, что у бедной рыбы шансов выжить стало совсем мало. Даже рыбные сонары, какими раньше только на подлодки… охотились, продаются. Одних только прикормок, с разными дорогущими ароматами и вкусами столько, что даже в дорогом ресторане человек не найдет. Ну, как тут, бедному карпу не соблазниться?

Теперь о некоторых любителях природы, что просто жить не могут без прогулок на полезном для здоровья свежем прибрежном воздухе и любования речными пейзажами. Не от них ли, часом, там кучи битых бутылок, пачек из-под курева, масса пустых консервных банок и груды пластикового хлама? Или это все от противных частных водопользователей?

В общем, давайте признаем: мы тоже – не ангелы.

Подводя итоги дискуссии, прозвучавшей на расширенном совещании, глава Тимашевского района Андрей Владимирович Палий, несмотря на существующие ограничения, счел возможным рекомендовать руководству ООО «Барыбино» согласовать возможность осуществления любительского рыболовства на одну удочку и один крючок на зарыбленных водоемах. А также вести разъяснительную работу с населением, активно используя Интернет-ресурсы с возможностью согласования с населением любительского рыболовства. Ну и, конечно же, не препятствовать населению находиться даже на берегах зарыбленных водоемов.

Что же касаемо так называемых кладок, то Палий рекомендовал региональному Росрыболовству в самое ближайшее время предоставить пошаговый алгоритм согласования при строительстве и реконструкции мостков на наших водоемах. А руководству сельских поселений в свою очередь выявить бесхозные мостки в границах населённых пунктов. И в срок до 1 декабря нынешнего года предоставить реестры этих бесхозных кладок в районное управление сельского хозяйства.

А самое главное, Палий поручил районному отделу сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности обратиться в министерство сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края, чтобы предложить совместно выступить с законодательной инициативой по внесению изменений в нормативные акты, касающиеся осуществления любительского рыболовства на зарыбленных водоемах.

А что? Почему бы не исправить допущенные раньше промахи в этой чувствительной области? История знает примеры, когда и более глобальные ошибки исправлялись. Так, недавно был отозван мораторий на испытание ядерного оружия. А еще раньше было расторгнуто несправедливое соглашение о разделе продукции по глобальным дальневосточным сырьевым проектам.

И последнее. На совещании с участием чиновника федеральной структуры по спорному вопросу, затрагивающему права и законные интересы граждан и организаций, не присутствовали представители прокуратуры. Очень жаль…

  • +15
  • -3
  • 18 рейтинг
18 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
83.3%16.7%

Автор Александр МИРОНЧУК,
эксперт Регионального отделения Народного Фронта
в Краснодарском крае,
депутат МО Тимашевский район.

Фото пресс-службы района.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: