ЗА КРАСИВЫЕ ГЛАЗКИ ДОЛГ НЕ СПИШУТ

0
127

СУДЕБНОЕ ОБОЗРЕНИЕ

Очередной обзор гражданских и уголовных дел, рассмотренных в Тимашевском районном суде, сегодня будет посвящен практике федерального судьи Хазрета Жане.

Так, например, в октябре прошлого года им было рассмотрено в открытом судебном заседании уголовное дело Дениса Л., обвиняемого по ч.1 ст. 228 УК РФ. То есть у этого 28-летнего, женатого, имеющего уже малое дитя молодого человека полицейские нашли бумажный сверточек с кристалликами розового цвета, оказавшимися неким наркотическим зельем с заумным названием пирролидиновалерофенон. Среди нариков это вещество обычно называют просто «солью» за его внешнюю схожесть с солью для принятия ароматических ванн.

Сразу скажем, что оперативники не просто так шли по городу и случайно столкнулись с Денисом, который нетвердо стоял на ногах по причине явного опьянения какой-то дурью. Отнюдь нет. Оказывается, Л. уже дважды привлекали к ответственности за аналогичные правонарушения с приговором к обязательным работам на несколько сотен часов. Даже в тюремной камере наш «герой» месяц отсидеть успел. И вот опять.

Когда наркополиция Денису Л., разъяснив его права, предложила проехать в приемное отделение ЦРБ для процедуры медосвидетельствования, он безропотно согласился. Но когда при понятых ему предложили добровольно выдать запрещенные вещества, задержанный поначалу отнекивался. Это странно, учитывая, что при личном досмотре у него сразу нашли тот самый сверточек с «солью». Видимо, скумекав, что отпираться против очевидных улик – себе дороже, Денис Л. тут же пояснил, что кристаллический порошок является наркотой, которую он нашел рядом с мусорной урной на одной из краснодарских улиц. Дескать, взял его чисто для личного использования. А чтобы перепродать, сбыть – ни-ни!

Вы, читатели, сами прекрасно понимаете, что это бред собачий: случайно шел, случайно нашел, случайно понюхал и узнал, что это наркота. Но, как говориться, за неимением гербовой бумаги, обычно пишут на простой. Вот и полицейским пришлось волей-неволей заносить в протокол эту сказку, так как других объяснений от задержанного они не услышали. Тем более что доза действительно была столь маленькой, что на сбытовую закладку никак не тянула. Тем не менее, уголовную статью он себе, так или иначе, заработал. Тут, малоуважаемые граждане наркоманы, «отмазки» типа шел и нашел – не проходят. Нефиг было поднимать с земли всякую гадость. Вы же собачьи экскременты на клумбах, у мусорных контейнеров и в других «нычках» не собираете и по карманам и пазухам не рассовываете? Вот и к наркотикам не прикасайтесь, чтобы от греха подальше. А то столько сейчас развелось вокруг разных искателей приключений на свою, простите, задницу, что впору им лопаты уже выдавать. Ну, чтобы заодно клумбы перекапывали, когда закладки с наркотой ищут.

Изучив все обстоятельства дела, а также чистосердечное раскаяние подсудимого в содеянном и признание вины, судья Жане пришел к выводу, что исправление Дениса Л. на этот раз возможно без изоляции его от общества. То есть, за решетку ему еще рано, так как оттуда люди, бывает, выходят не исправленными, а наоборот окончательно испорченными тюремной средой.

В итоге Дениса Л. хоть и признали виновным по инкриминируемой уголовной статье, но наказание назначили гуманное – два года исправработ с удержанием 20 процентов заработка в доход государства. Причем отлынивать ему от труда не придется. Если осужденный без уважительной причины в ближайшее время не устроится на работу, то исправительная система может запросто расстараться изменить ему подписку о невыезде на реальное заключение под стражу.

Словом, Денису Л. наше правосудие дало последний шанс исправить свою жизнь и, что называется, накрепко завязать с разными нехорошими химическими веществами. Тем более, что теперь от постановки на учет у нарколога и психиатра ему не отвертеться.

Ну, а теперь к делам гражданским, денежным, которые составляют сегодня большую часть общей судейской повседневной практики.

Например, Анатолий Л. не так давно обратился в суд с исковым заявлением к нашей межрайонной налоговой инспекции с просьбой признать незаконным отказ налогового органа списать задолженность по налогам, сборам и страховым взносам.

В свое время у истца был маленький частный бизнес, который он по объективным причинам закрыл, пробыв индивидуальным предпринимателем всего пару лет. И было это еще в конце 2013 года.

За ним оставались еще с тех пор крохотный долг по налогу на доход физлица и буквально копеечный долг по единому налогу на вмененный доход. Зато Пенсионный фонд за прошедшие годы ему насчитал почти четыре десятка тысяч рублей, плюс больше двадцати тысяч по страховым взносам на обязательное медстрахование. А так как органами ПФР не было вовремя применено принудительное взыскание, то пеня за все эти годы начислена весьма солидная. И общая сумма в итоге уже выросла до 72 с лишним тысяч рубликов.

Между тем в соответствии с Федеральным 436-м законом от 2017 года признаются безнадежными к взысканию и подлежат списанию недоимки по страховым взносам в государственные внебюджетные фонды. То есть Пенсионный фонд, фонд социального страхования и Федеральный фонд обязательного медстрахования. А долги по соответствующим пеням и штрафам предпринимателей, которые на дату списания этих сумм, то есть на 1 января 2017 года, уже утратили статус индивидуального предпринимателя. А как мы помним, Анатолий Л. свой бизнес прихлопнул еще в конце 2013 года.

Решение же о признании этих недоимок и задолженностей принимаются налоговиками по месту жительства физлица. Но они, как и принято у представителей государства, издавшего тот гуманный закон в поддержку малого бизнеса, против списания возражали. Налоговики настаивали на том, что, дескать, исполнительное производство по взысканию возбуждено до 01.01.17. А сотрудники пенсионного фонда высказались в том духе, что возможность взыскания еще не утрачена.

Однако, выслушав все стороны и исследовав все представленные доказательства по данному делу, суд пришел к выводу о необходимости удовлетворить исковые требования бывшего частного предпринимателя, и, соответственно, признать незаконным отказ налоговиков списать бывшему предпринимателю задолженность по налогам, сборам и страховым взносам.

От себя же могу добавить, что спорить с налоговиками и, тем более, доказывать их неправоту чрезвычайно трудно. Особенно тем, кто закрыл свой бизнес, но так и не освободился окончательно от «нежных» объятий современных мытарей. В этом неоднократно убеждался за время своей журналистской карьеры. Поэтому рекомендую очень тщательно подходить к процедуре закрытия своего дела и получения соответствующих документов и доказательств, что за вами больше ничего не числится. Вплоть до видеозаписи процесса прощания с налоговиками, ПФР и медстраховщиками. Пусть они прямо на камеру вам скажут, что, мол, все в порядке и можете спать спокойно. Ведь были случаи, когда те, кто принимал и надлежащим образом недооформил заявления и документы о прекращении бизнеса, увольнялись. И если вдруг вам прилетит «нежданчик» на катастрофическую сумму набежавшего за много лет долга с процентами, то ищи-свищи потом этого клерка, чью фамилию по его корявой подписи даже определить невозможно. Словом, будьте бдительны!

И последнее на сегодня дело в нашем судебном обозрении, тоже касается финансов. На этот раз Светлана Л. обратилась в суд с иском к Сбербанку об отмене удержания этим финансовым учреждением остатков зарплаты с ее счета. Она сообщила, что в отношении ее в апреле 2016 года было приставами возбуждено исполнительное производство о взыскании долга по кредиту. Остаток на момент подачи заявления в суд составлял без самого малого 150 тысяч. Так вот, по данному долгу ежемесячно судебные исполнители удерживают ровно половину ее заработка. А начиная с прошлогоднего июня с остатка заработка, поступающего на банковский счет, стал удерживать деньги и сам банк.

Это произошло потому, что по суду в пользу «Сов- комбанка», которому Светлана Л. задолжала больше четверти миллиона рублей, стали взыскивать деньги судебные исполнители. А сам «Сов- комбанк» по межбанковскому соглашению об электронном документообороте также передал Сбербанку сведения. И тот в свою очередь стал снимать со счета должницы остатки зарплаты. Получалось, что за долг с нее взимали деньги дважды. Однако по закону «Об исполнительном производстве» с задолжавшего гражданина можно удерживать не более пятидесяти процентов месячной зарплаты и иных доходов. Иначе на что должнику жить?

Словом, произошла финансовая техническая накладка, из-за которой не расплатившаяся во время за большой кредит Светлана оказалась на грани нищеты.

И кто виноват?! Дело в том, что заем денег под большой процент у банка, если это не связано с крайними жизненными обстоятельствами (внезапная болезнь, стихийное бедствие, несчастный случай и т.д.) не только опасно, но, на мой взгляд, еще и аморально. Если человек тратит большую сумму на удовольствия, дорогую техническую штучку или отпуск на Канарах в надежде, что через пару месяцев они откуда-нибудь неожиданно свалятся ему на голову, то это чистейшая, незамутненная глупость. Если ты сегодня не можешь позволить себе покупку «Мерседеса», то и завтра вряд ли сможешь его купить. Ну, разве что за океаном вдруг не умрет богатый неизвестный дедушка с громадным наследством.

Наивно также полагать, что банк-кредитор спишет вам долг по бедности или за красивые глазки. Нет, вынут все до копеечки.

Впрочем, мы отвлеклись. Суд под председательством Жане своим решением несколько облегчил участь должницы, отменив удержание Сбербанком России по исполнительному листу. Однако половину заработка судебные приставы будут по-прежнему неумолимо забирать у нее каждый месяц вплоть до полного погашения кредита.

  • +2
  • -0
  • 2 рейтинг
2 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

Автор Александр МИРОНЧУК.

Материалы для обзора предоставил К. Полонец.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: