КАК ПАЯЛЬНОЙ ЛАМПОЙ ПРОТИВ ПЕРХОТИ

0
557
Пал 1

КРЕМАТОРИЙ ДЛЯ СОЛОВЬЯ

Засуху, от какой изнывает тимашевская земля нынешним летом, даже старожилам трудно припомнить. Объявленный МЧС 4-й уровень
пожарной опасности, выше которого только чрезвычайный, говорит сам за себя. С огнем вообще шутки плохи. Но сейчас, когда еще не закончилась уборка хлебов, риски возросли многократно. На Кубани уже сгорели несколько неубранных ячменных и пшеничных полей, с большим ущербом для крестьян и для окружающей среды.

УДИВИТЕЛЬНО, но в почти критически взрывоопасной ситуации случаются степные пожары явно искусственного происхождения. Так, в середине позапрошлой недели, в нескольких километрах к востоку от жилого массива бывшего 2-го отделения совхоза «Тимашевец», выгорело несколько полей с пожнивными остатками (стерни и соломы). Площадь пожарища где-то около 300 гектаров. Понятно, что дым до небес не мог остаться незамеченным. Поэтому к месту пожара примчались две машины из пожарного депо Тимашевска. На месте возгорания они, как нам рассказали, застали всего один трактор с навесным оборудованием и хозяина местных сельхозугодий. Он, разумеется, отрицал свою и его работников причастность к поджогу. Мол, кто-то чужой подпалил. А офицер МЧС, спросивший, почему так мало техники задействовано на тушении, был послан по всем известному в нашем отечестве адресу. Дескать, молод еще учить опытных хлеборобов.

Ну, что на это сказать?.. Мы не собираемся здесь что-то утверждать или отрицать. Найти настоящих поджигателей – дело полицейского дознания, которое уже началось. Можно только добавить, что в МЧС, насколько нам известно, о возгорании сообщили не сельхозпроизводители, а другой человек. Аграрии на момент приезда сразу двух пожарных машин как раз спокойно наблюдали за происходящим.

Забегая вперед, скажем, что в течение двух последующих дней огнеборцам пришлось еще дважды выезжать на это место для тушения затаившихся, но вновь разгоравшихся отдельных очагов. А ведь после случившегося за этим должен, прежде всего, следить, как самое заинтересованное лицо, именно землевладелец, а уж потом пожарные. Логично?..

Справедливости ради нужно признаться, что искусственное выжигание пожнивных остатков раньше, лет 20-30 назад, было на Кубани делом привычным. Тогда агрономы считали (да и сейчас некоторые считают), что нет лучшего способа борьбы с фузариозом. Но даже тогда у кромки выжигаемого колхозного поля дежурили большие автоцистерны с водой и брандспойтами, люди с хлопушками, напоминающими огромные «мухобойки». Плюс несколько тракторов с плугами, готовые немедленно вступить в борьбу с пламенем, если оно начнет приближаться к другим полям или лесополосам.

Сейчас фузариозу, этому грибковому заболеванию зернового колоса, противостоят с помощью правильно выстроенного севооборота и других современных агроприемов. Но, нет-нет, да и взовьются над стерней тучи дыма. Кто-то, видимо, хочет хорошенько сэкономить на зарплате механизаторам, дизельном топливе и моторесурсе для послеуборочной обработки почвы, поджигая стерню. А то, что от огня гибнет полезная беспозвоночная фауна в верхних слоях почвы, похоже, их не волнует. Это не говоря о грубом нарушении правительственного постановления №997, принятого еще в 1996 году по настоянию экологов и ученых-почвоведов. Им узаконено требование о предотвращении гибели объектов живого мира при осуществлении производственных процессов. Так, при проведении полевых работ запрещено применение технологий и механизмов, вызывающих массовую гибель живого мира или изменение среды его обитания. Прежде всего, конечно, речь идет о выжигании растительности. Тут никакие оправдания на счет огневого обеззараживания пахоты не принимаются. При современных технологиях такой варварский способ напоминает борьбу против перхоти на бестолковке при помощи паяльной лампы.

Но одно дело – чистые поля. Жаль, конечно, погибших козявок и червячков, способствующих созданию гумусного слоя знаменитого кубанского чернозема. Однако огонь безжалостно прошелся и по лесополосам, истребив птичьи гнезда, норы животных и множество растений. В том числе и десятки больших многолетних деревьев. А это уже совсем другие последствия. Не только для природы, но и для тех, кто ее погубил. Так, часть 4 статьи 261 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает наказание за уничтожение или повреждение лесных и иных насаждений путем поджога в виде штрафа от одного до трех миллионов рублей в случае нанесения крупного ущерба. А в том, что именно такой и был причинен, сомневаться почти не приходится даже при беглом взгляде на снимки, сделанные автором статьи во время выезда на место происшествия.

Пал 1Кстати, несмотря на всю (не побоюсь этого слова) трагичность последствий произошедшего, на месте пожарища случались и казусы. Так, транспортный поток, направленный в объезд незаконного пикета на автотрассе у Новокорсунской, поехал полевыми дорогами как раз мимо сгоревших лесопосадок в сторону Индустриального. Но, натолкнувшись на валяющиеся поперек пути сгоревшие деревья, сотни машин стали утрамбовывать свежевспаханное после пожарища поле. Видимо, чтобы перегородить им выезд на пахоту, на место объезда кем-то был направлен мощный погрузчик, чтобы преградить его траншеей. Однако, когда из транзитных легковушек и кабин тяжелых грузовиков с решительным видом на землю стали выпрыгивать злые мужики, машинист погрузчика предпочел ретироваться, докладывая на ходу кому-то обстановку по мобильнику.

Пал 2Хорошо, что обошлось без мордобоя. Ну, а об остальных последствиях мы постараемся узнать и рассказать читателям «Антиспрута» в будущих номерах.

  • +3
  • -1
  • 4 рейтинг
4 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
75%25%

Автор Александр Мирончук.

Фото автора.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: