«МЭЛОР и К (компания)» часть №1

0
110
МАРТЫНОВ Сергей Петрович
Автор благодарит за содействие в публикации повести «Мэлор и К (компания)» главного редактора газеты «Антиспрут» Виталия Лебедева, депутата Совета депутатов Тимашевского городского поселения Григория Зимирева, члена Союза журналистов России Виктора Круглова, предпринимателей Тимофея Куненкова и Александра Хайдарова, корректора Светлану Скочко.

 

КАК ВСТРЕТИЛА РОДИНА

Кладбище утопало в лучах майского солнца. Радовались погожим денькам своим беспокойным щебетанием невесть откуда взявшиеся птахи, оккупируя кресты и оградки.

«Вряд ли они соображают, где находятся, и им не до моих не радостных мыслей», – думал парень в военной форме.

Хотя еще вчера этой самой радости не было предела, когда тяжелый «ИЛ» «грохнулся» с небес на взлетную полосу аэропорта южного города. А пассажиры, все как один, дембеля, захлопали в ладоши и начали подкидывать вверх свои пижонские фуражки с вздернутыми к верху козырьками. Все, армия позади, гражданка – впереди.

Мэлор вспоминал расставание с сослуживцами, звон стаканов в сибирской закусочной. Потом был вечер на автомобильном мосту. Громкое «Ура» под грохот грузовиков, когда пешком, чтобы набраться впечатлений, шел по родному городу домой.

А вот теперь – кладбище. Здесь похоронены родители. Они погибли в аварии на знакомой всем родным трассе. Тогда он после «учебки» прибыл продолжать службу в далекий сибирский город Улан-Удэ. Телеграмму принесли поздно, на похороны не успевал.

– Мэлор, давай еще раз пройдем вот по этому ряду, – вернул к реальности голос друга детства.

Это он, Андрюха, встречал его вчера у подъезда родного дома.

– Пойдем, где-то здесь должны они быть, дядя Гена говорил, что это сорок третий сектор.

Они вновь двинулись вдоль могил по широкой тропинке.

Ветер шелестел венками, шуршал искусственными цветами.

Вспомнил, как мать рассказывала, почему ему дали такое странное имя Мэлор. Так захотел отец Петр Петрович Хорошунов. Он преподавал историю в местной школе.

Будучи «продуктом» своего времени, решил отдать должное основоположникам Марксизма-Ленинизма. Мэлор – это аббревиатура букв со слов Маркс, Энгельс и Ленин. Таков уж был отец – верил в идеалы социализма и в неизбежность прихода коммунизма, причем в ближайшее время, как когда-то говорил Никита Хрущев: «Нынешнее поколение людей будет жить при коммунизме». К сожалению, или к счастью, это оказалось утопией. Вдруг что-то знакомое во взгляде скользнуло с фотографии на памятнике в стороне от тропинки. Глаза отца смотрели на него. А рядом с памятником – крест по христианскому обычаю. На фото молодая еще мать.

– Все, пришли, Андрюха, из той синей оградки они смотрят на нас.

– Мэлор, жди здесь, мы забыли цветы купить, у входа продают, сбегаю, я быстро.

– Ну здравствуйте. Что же это такое, почему Бог забрал вас так рано. За что мне это все?

Текли слезы, соль касалась сжатых губ.

Вспомнил, как в детстве, прыгая через кусты акации у тротуара, по которому проходил ежедневно, как мантру повторял: «Моя мама и мой отец никогда не умрут». Как в те минуты ощущал почти физическую боль от осознания будущей потери родителей. Умерли, случилось.

– Держи цветы, – подошел Андрей.

Он достал из своей сумки продукты, водку. Помянули. Помолчали.

– Я тебя у входа подожду, – прошептал Андрей.

Неизвестно, сколько времени прошло, может быть час, может два. Пронеслись перед глазами, как сюжеты фильмов, события прошлого. Вот детский сад, где работала воспитателем мама, Зинаида Андреевна. А вот наставления родителей перед экзаменом в юридический институт. А вот – с отцом в море. «Как дельфины плывем», – подумалось тогда. Вот они провожают в армию. В тот раз впервые выпил крепкое вино с родителями.

Все, надо идти, Андрюха заждался, да и темно уже.

Поздно вечером домой пришел дядя Гена – брат отца. Пили чай. Разговор не шел.

– Что будешь делать? – наконец спросил он.

– Пока не знаю.

– Ты помнишь, что я работаю председателем Торгово-промышленной палаты? Зарегистрируем тебе фирму. Наберем персонал. Откроем счет. Снимем офис. Будешь оказывать  услуги. Это сейчас востребовано. А чтобы ты везде успевал, воспользуешься моим подарком. Выгляни в окно.

– Что я должен там увидеть? Не пойму.

– Видишь, у фонаря стоит новенькая «девятка», это и есть мой подарок.

Дядя Гена протянул брелок с ключами от машины. Обнялись.

– Завтра утром я буду тебя ждать в своем офисе.

Что ж, предприниматель, так предприниматель, хватит посыпать голову пеплом, вперед, Мэлор!

Позвонил Андрюха. Сказал ему, что все в порядке. Не подумав брякнул:

– У меня Совет старейшин.

Собирался сесть писать очередную главу своей книги.

– У тебя в самом деле, все в порядке, – услышал в ответ.

– Да, да. Я пошутил.

А Совет старейшин в самом деле ждал. Еще в армии, в Улан-Удэ, Мэлор увлекся этнографией. Однажды нашел монографию одного академика. Там говорилось о том, что раскопки у озера Байкал показали идентичность захоронений древних людей, населявших территорию нынешней Бурятии, и захоронений в Северной Америке. Высказывалось предположение о том, что предки бурят под воздействием каких-то причин перешли перешеек, который был на месте Берингова пролива и попали в Америку. Прочитал много и других книг, в том числе художественных, о коренных жителях Америки – индейцах. Благо время было, когда дежурил на телеграфной аппаратной. И вот «сошел с ума», решив написать книгу о древних людях, предках, судя по всему бурятах, которые, покинув в свое время родные места, пришли и заселили Северо-Запад Америки.

Все, вперед, начинается Совет старейшин! Ждет книга «Великий переход»! Так Мэлор назвал свое произведение.

 

ПЛЕМЯ ВОРОНОВ: ИСПЫТАНИЕ

Старейшины и вожди племени Воронов, как и подобает торжественному случаю, а Большой Совет был таковым, сидели вокруг костра в праздничных одеждах из шкур диких зверей, украшенных мелкими, как пыль, разноцветными камешками, светящимися в бликах огня. В длинных хорошо расчесанных волосах каждого торчало над головой черное перо ворона – священной птицы. За поясом, также украшенном мелкими камнями, были костяные ножи с искусно обработанными рукоятками, с вкраплением желтого металла – золота. Завершала наряд мягкая обувь из кожи косули – ичиги.

Старейшины и вожди молчали, вслушиваясь в звуки треска сосновых сучьев разгорающегося костра. Дым колечками выходил в отверстие, сделанное вверху жилища, стенки которого были из шкур диких зверей.

Наконец молчание прервал старец с седыми волосами, обрамляющими исчерченное морщинами лицо. Это был жрец племени – Ночной Глаз. Подняв вверх руку, он заговорил тихим голосом:

– В наши жилища пришла беда. Охотники видели на подступах к нашим хижинам, со стороны скалистых гор боевой отряд Сынов Волка. Враги идут тихо и медленно, чтобы застать нас врасплох. Им еще два дня пути до нас.

– Надо двинутся навстречу, отомстим Волкам за прошлые потери! – немного волнуясь, сказал один из старейшин.

– Только не сегодня, – встал, подняв руку вверх вождь племени Гордый Орел.

На нем ничего не было кроме штанов из шкуры косули и легких ичигов. Волосы украшало орлиное перо.

– Сегодня проходят посвящение в воины наши сыновья, не будем омрачать праздник! А к завтрашнему утру выступим и дадим бой на подступах к лагерю. Я все сказал.

Старейшины после недолгих размышлений кивнули в знак согласия. Последним это сделал древний старик с мрачным взглядом – жрец племени.

Это он сразу после Совета твердым шагом, несмотря на свой преклонный возраст, направился в ритуальный шалаш, где уже гремели барабаны. А вокруг собралось все племя. Внутри двигались в танце четверо юношей, видевшие восемнадцать зим. На них были только набедренные повязки и мягкие ичиги. Мускулистые тела лоснились от медвежьего жира. К каждому от ритуального столба тянулись ремни из сыромятной кожи. Казалось, что Священный Ворон, вырезанный на вершине огромного тотемного столба, смотрит на своих детей. По приданию, племя произошло от этой гордой птицы.

Ночной Глаз подошел к одному из юношей. Это был сын Гордого Орла Твердый Камень. В руке – тонкий ритуальный нож.

Резким движением жрец пробил мышцу у соска на груди. Продернул ремень и завязал узел. Тоже самое он проделал и с остальными испытуемыми. Ухали барабаны. Струйки крови текли по груди каждого юноши. Никто из молодых людей не проявил никаких эмоций, они так и продолжали ритуальный танец.

Вдруг замолкли барабаны. Зазвенела в ушах собравшихся тишина. И вот крики юношей вырвались из груди и полетели за пределы шалаша. Они отпрыгнули от ритуального столба под возобновившийся бой барабанов. Мышцы на груди разорвались. Ремни плетью хлестнули по тотему. Юноши под одобрительные крики собравшихся отошли к стенкам шалаша. Свершилось, они прошли испытание. В глазах Твердого Камня потемнело, но боль, пронзающая грудь, постепенно утихала. В голове отчетливо грохотали барабаны: «Бух»!

– Я – воин, я – воин! – шептал он.

А на поляне уже были разложены угощения. Особенно старались старушки, родственницы прошедших посвящение, накрывая этот импровизированный стол. Они гордились своими воспитанниками. Здесь были кедровые орехи, мед, жареное мясо косули, окорок медведя, печеная рыба и икра. За трапезой все восхищались мужеством молодых воинов. Праздник продолжался до позднего вечера. И никто из тех, кто знал о приближающейся беде, ничем не выдал своей обеспокоенности. А когда люди племени Воронов расположились отдохнуть у густых ветвей могучих кедров, неожиданно раздался бой тотемного барабана: тревога! Воины поспешили к тотемному столбу, где их уже ждали Гордый Орел и Ночной Глаз. Женщины, старики и дети столпились, тревожно переговариваясь за спинами мужчин, готовых защитить родное селение.

– Боевой отряд Волков подходит к нашим жилищам, – заговорил Гордый Орел. – Воины должны быть готовы завтра на рассвете выступить навстречу врагу. Старейшины укроют детей и женщин в лесу. Я все сказал.

Ночной Глаз молча смотрел на собравшихся. Казалось, мысли его были далеко отсюда. Гордый Орел дал знак действовать. Все знали, что им нужно делать в эти тревожные минуты. Ухали филины, где-то рычала рысь, пели сверчки. В жилище Гордого Орла вошел Твердый Камень.

– Покажи себя в битве мой сын, – сказал Гордый Орел и вышел из хижины, его ждали неотложные дела.

Пора было собирать воинов. Вскоре они двинулись в чащу кустарников дикой черемухи, защищавшей от ветров и чужого взгляда поселок детей Воронов. Отряд поднялся на возвышенность, их движение прикрывали ветви кедров, могучих сосен и густых елей. Впереди шли разведчики.

 (Продолжение следует)

  • +2
  • -0
  • 2 рейтинг
2 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

Автор повести Сергей Мартынов.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: