НА ПРОСТАКА НЕ НУЖЕН НОЖ…

0
2494

Я уже, кажется, писал в одном из традиционных судебных обозрений о том, что сейчас наступает, можно сказать, с точки зрения обычных людей, время какое-то подлое, трусливое. В криминальном смысле.
Но речь не о количестве преступлений против установленных законом норм и правил во всех сферах личной и общественной жизни. И уж, тем более, не о насильственных преступлениях против личности. Ведь нападения на тех, кто заведомо слабее и беззащитнее, всегда считались чем-то отвратительным и постыдным не только среди нормальных мужчин, но даже среди «братвы», что в бандитских 90-х годах держали в страхе всю страну. И это не преувеличение.

Сегодня им на смену пришли другие, более изощренные и хитрые преступники, способные ограбить даже бедных людей более «гуманными» способами. Расплодившиеся в последнее время мошенники бессовестно выманивают или похищают даже последнее из чужого добра. Ладно, если бы какой-нибудь современный Остап Бендер «кинул» на деньги современного же олигарха Корейко и сбежал от него в Рио красиво прожигать жизнь. Так нет. Аферисты ведь знают, что подобные номера безнаказанно не проходят: их найдут и покарают не только в Бразилии или на Гавайях, но даже на Луне.

Другое дело – доверчивые старики или неискушенные в современных цифровых технологиях простые люди, которых можно легко лишить последних накоплений или имущества. Причем обставить это так, чтобы те как бы сами оказываются виноватыми.

Примечательно, что резкий рост мошенничества, особенно при помощи цифровых и мобильных технологий, пришелся как раз на период пандемии коронавируса. По некоторым оценкам за несколько последних месяцев количество так называемых киберпреступлений возросло на 85%. Аналитики объясняют это массовым «зависанием» россиян в Интернете, где полно всяких привлекательных фишинговых ссылок и программ, позволяющих выудить у простофиль персональные данные для дальнейшего использования в мошеннических схемах.

Словом, на наши умы и кошельки повсюду выставлены густые сети, в том числе и электронные. Жаль, что к этому все потихоньку привыкают, теряя бдительность. Но для общества гораздо опаснее, что в результате повального желания поживиться за чужой счет теряются или утрачиваются нравственные ориентиры. То есть для многих уже не зазорно обдурить ближнего, а потом еще и насмехаться над недотепами. Самое, простите, паскудное, – когда обманывают беззащитных.

Одним из таких неблаговидных, мягко говоря, поступков может послужить пример из практики федерального судьи Лилии Балашовой, рассмотревшей иск Владимира Николаева (здесь и далее имена и фамилии участников процесса изменены – ред.) о признании сделки по продаже его квартиры недействительной.

Дело в следующем. Истец Николаев, являющийся, по сути, потерпевшим, попросил суд отменить продажу его квартиры некой Виктории Анатольевой, состоявшуюся еще в 2016 году.

Эту тимашевскую квартиру, где он жил с самого рождения, Владимир унаследовал еще в 2012 году после смерти отца. Другого жилья у одинокого мужчины не было и нет до сих пор. То есть даже после якобы добровольной и законной продажи жилья он продолжал в нем жить, исправно оплачивая все коммунальные услуги.

Может быть, все так и продолжалось еще некоторое время, если бы не сердобольная соседка, обратившая внимание на то, что на квитанциях в графе собственника квартиры указана совсем другая фамилия. То есть гражданки Анатольевой.

Соседка заподозрила неладное и стала расспрашивать Николаева: дескать, в чем дело? А тот только мрачнел и уходил от прямого ответа. Тогда соседка рассказала о своих подозрениях двоюродной сестре бобыля, приходившей время от времени к Николаеву, чтобы помочь по хозяйству закоренелому холостяку.

Родственница также попробовала расспросить двоюродного брата о странных квитанциях. Но Владимир только больше замкнулся в себе, что вызвало еще больше подозрений.

Казалось бы, ну, что с того? Взрослый мужик, которому под сорок, наделенный правами собственника, имеет полное право распоряжаться своим добром, будучи в здравом уме и твердой памяти. Но в том-то и дело,.. что не в здравом.

Оказалось, что Владимир от самого рождения был мальчиком замкнутым, сторонящимся сверстников, не имевший друзей. И вообще каким-то странным. Все дело в некой умственной отсталости, официально подтвержденной психиатрами, которые наблюдали за парнем. И даже направляли его в диспансер, когда оставшегося совершенно одиноким после смерти родителей Владимира накрыла депрессия, грозящая суицидом. Однако форма заболевания Николаева была не столь тяжела, чтобы он нуждался в постоянном наблюдении и опеке. Да и общественной опасности он никакой не представляет. Напротив, добродушен и доверчив ко всем окружающим. Особенно к тем, кто с ним общался. Потому что Володе с детства не хватало друзей, тех, кто не насмехался, не обижал его за излишнюю простоту, а разговаривал, брал в свою компанию.

Видимо этой доверчивостью и решила воспользоваться его знакомая по работе, где мужчина работал дезинфектором. Руководители, кстати, ценили его безотказность и надежность при выполнении непростых заданий, когда приходилось работать в тяжелых и грязных условиях.

Так вот, для того, чтобы втереться в доверие, его, так сказать, коллега по работе вместе с мужем даже приходили к Николаеву в гости в неухоженное и не всегда опрятное холостяцкое жилье. Словом, общались как с равным. Но в какой-то момент Виктория посетовала на безденежье. Мол, ей бы пригодился материнский капитал. Жаль только, что наличные под него от государства можно получить только на строго определенные цели. Ну, например, на покупку жилья для улучшения условий для проживания ребенка. Короче, выстроила разговор так, что Владимир чуть ли не сам предложил «понарошку» выкупить у него квартиру. Разумеется, совершенно бескорыстно, по дружбе.

Слово за слово, и сделка закрутилась. Виктория энергично взялась оформлять документы, не тревожа «подробностями» своего благодетеля. Дескать, не переживай, все сама сделаю, оформлю как надо, квартира никуда от тебя не уйдет, как жил – так и дальше будешь жить. Нужно только кое-какие бумажки подписать для формальности. Ну, Володя и подписал, не глядя и не вникая, приехав в какую-то контору, куда его привезла подружка Вики.

И только спустя два года, после неприятных разбирательств с бдительной, но доброй соседкой и сестрой, до него, наконец, дошло, что обманули. В связи с чем он и вынужден был обратиться в суд.

Ну, как обратился?.. Сам-то он вряд ли смог бы это сделать. Но тут за Николаева вступились всем миром. И соседи, которые свидетельствовали на суде в пользу непутевого, но простодушного Владимира. И его адвокат, и управление социальной защиты, и врач-психиатр.

И хотя ответчица Виктория с ее адвокатом возражали против иска, заявляя, что за квартиру было заплачено аж 800 тысяч рублей, суд в конечном итоге обманутого мужчину поддержал.

Во-первых, в суд так и не был предоставлен оригинал расписки с подписью Николаева о якобы полученных от Виктории деньгах за продажу квартиры. Соответственно, ни о каком экспертном заключении на предмет проверки подлинности данного «документа» не может быть и речи.

Во-вторых, то, что, квартира якобы продана за 800000 рублей, также косвенно подтверждает, что сделка заключалась под влиянием обмана. Ведь спорная квартира в юридически значимый период времени – момент подписания договора стоила в два раза дороже, что подтверждается представленной стороной истца в материалы дела оценкой рыночной стоимости спорной квартиры на момент заключения сделки.

На этом можно было бы и закончить. Но не могу удержаться, чтобы не выложить еще одну «вишенку на торт». Оказалось, что за время судебной тяжбы хитроумная Виктория, чувствуя, что у нее, так сказать, кое-где и кое-что пригорает, спешным порядком дооформила собственность на спорную квартиру еще на кучу своих родственников. Наверное, надеялась, что этот финт помешает вернуть недвижимость законному владельцу.

Отнюдь! Cуд признал недействительной сделку купли-продажи квартиры между Владимиром Николаевым и Викторией Анатольевой. А также, применяя последствия недействительной сделки, суд решил прекратить право собственности многочисленных родственников на квартиру, исключив из Единого государственного реестра недвижимости записи регистрации о регистрации права их имена.

Следующее дело, о котором сегодня мы хотим написать, можно отнести к разряду чистого, даже, скажем так, незамутненного, классического мошенничества. И не только по тому, что к уголовной ответственности на этот раз привлекался гражданин, уже дважды судимый по ст. 159 УК РФ в общей сложности по 6 эпизодам мошенничества. Причем суды дважды выносили ему суровые приговоры, назначая каждый раз по 8 лет лишения свободы.

Кто же этот высококлассный мастер обмана и «кидалова»? Знакомьтесь: некто Руслан Романов, уроженец далекого Хабаровска, обремененный высшим образованием, холостой, неработающий, кого нелегкая занесла в наш солнечный Краснодарский край. Тут он и провернул свою последнюю аферу. Точнее сказать, крайнюю, потому как нет никакой уверенности, что это преступление станет последним в карьере профессионального мошенника. Ведь, чтобы обтяпывать свои неблаговидные делишки, Руслан даже фамилию свою запятнанную поменял. Раньше он был Огий, а потом стал Романовым. Скромненько так, как у царской династии.

Но дело даже не в этом, а в том, что находятся среди нас еще граждане, которые, несмотря на возраст и соответствующий, казалось бы, жизненный опыт своей беспечностью и легковерием прямо-таки помогают таким, как Огий-Романов обтяпывать свои темные делишки.

Ну, вот скажите на милость, как можно было супругам О. из Хабаровска полностью довериться шапочному знакомому Руслану, с коим их свел другой знакомый по совместной отсидке в зоне? Муж и жена, оказывается, давно мечтали переехать с Дальнего Востока на Кубань. И Руслан тут же решил им помочь, потому что у него, якобы, был на примете подходящий частный домик в Краснодарском крае. Мол, это кубанское жилье его бабушки, так что проблем не будет.

Но сначала нужно было правильно оформить и продать хабаровскую квартиру, принадлежащую одному из супругов, в чем Романов, принял горячее участие через своих знакомых. Для этого он потребовал подписать соглашение о задатке, который и был в конечном итоге ему отправлен через некого посредника. Словом, непростая схема, из-за которой супругам можно было бы уже насторожиться.

Больше того, впоследствии оказалось, что облюбованный домик каким-то образом был снят с продажи. Но Романов-Огий срочно нашел якобы ему замену в одном из краснодарских садовых товариществ. Для главы встревоженного задержкой семейства, прилетевшего на Кубань, был даже организован предварительный просмотр облюбованного дома в пригороде краевой столицы. Правда, потом выяснилось, что показанный дом проживающие в нем квартиранты не собирались, да и вообще не могли выставлять на продажу. Но Руслан так все хитро провернул, что до поры до времени у обманутых дальневосточников еще теплилась надежда скорой покупки домика на югах. Когда же поняли, что их просто-напросто «развели», дальневосточники обратились в органы, а те быстро взяли мошенника в оборот.

Когда запахло жареным, «двуфамильный» Руслан довольно быстро нашел деньги, которые через посредников вернул пострадавшим в его афере. Облапошенное семейство даже решило «включить заднюю», заявив о якобы находке затерявшейся сохранной расписки. По ней выходит, что Роман вроде бы деньги от проданной квартиры не присваивал, а временно хранил. Но не тут-то было. Теперь уже дело не считалось личным «недоразумением» между потерпевшим и мошенником, а преступлением рецидивиста, которое, как социально опасное, расследуется и рассматривается в суде самим государством.

Нужно заметить, что оно, государство, потратило немало средств и усилий, допросив и устроив очные ставки массы свидетелей, востребовав десятки документов, вызвав в Тимашевский суд по видеосвязи многих участников процесса. Словом, федеральным судьей Балашовой было сделано все для всестороннего и объективного рассмотрения дела в интересах истины и закона.

В итоге наш суд признал Романова Руслана Викторовича виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, и назначил ему наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет со штрафом в размере 200000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Сейчас он под стражей дожидается вступления этого приговора в законную силу, чтобы, скорее всего, отправиться затем в места не столь отдаленные. Скатертью дорога.

  • +2
  • -0
  • 2 рейтинг
2 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

Автор А. МИРОНЧУК.

Материалы для публикации подготовила и предоставила помощник федерального судьи Гаяна Вартанян.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: