НЕ УМЕЕШЬ ПИТЬ – НЕ ПЕЙ

0
733

СУДЕБНОЕ ОБОЗРЕНИЕ

Говорят, что друг познается в беде. И не только друг. Только посмотрите, сколько вчерашних кумиров и любимцев публики «сдриснуло» за границу, как только в воздухе запахло порохом. Теперь, правда, отведав импортного «счастья», некоторые из них не прочь вернуться на российские телевизионные и театральные подмостки, так как зарубежным зрителям их раздутые за счет самопиара таланты нафиг не нужны. Так, по-тихому, на цыпочках, с земли обетованной на русскую равнину вернулся не вылезавший раньше с наших телеэкранов Ваня Ургант. Правда, он, ранее весь такой на шарнирах и сплошных хохмах, сейчас предпочитает не отсвечиваться на публике, ожидая, когда эта публика или забудет его инстаграмный вой про «Страх и боль. Нет войне», или великодушно простит бегство в Израиль после начала боевых действий на многострадальном Донбассе. Мы ведь такие, мы добренькие. Вон, батька его, Андрей, как снимался каждую неделю на первой телекнопке, так и снимается до сих пор. А что? Как известно, у нас не только сын за отца не отвечает, но и наоборот.

Говорят, что и Чулпан наша распрекрасная Хаматова, вся из себя Народная артистка России, слинявшая после начала специальной военной операции на ПМЖ в Латвию, тоже намыливается вроде назад. Несмотря на выстроенные заблаговременно в предместьях Риги апартаменты, она уже, сообщают, стеснена в средствах и подумывает, как бы ей, оболгавшей Россию, вновь присосаться к щедрой груди родины. А то кроме лицедейства она ничего в этой жизни делать не умеет.

Ведь некоторые, скажем так, собратья по развлекательному цеху, после того, как публично осудили нашу военную спецоперацию на Украине и потеряли после того денежные гастроли и эфиры, даже на украинский манер впали в горестное недоумение: типа, а нас за шо?

Вон, Валера Меладзе, резко вышедший в тираж, надумал даже вновь заняться тем, на кого учился: глубокой очисткой воды. Может тем самым он хочет разжалобить и выкрутить для себя побольше денег от устроителей частных вечеринок, если позовут?

Впрочем, не будем о знаменитостях. Даже в нашей, образно выражаясь, низовой народной среде еще предостаточно личностей, готовых на всё ради так называемого хайпа. Или хейта? В общем, хрен его знает чего, заставляющего одних снимать трусы перед камерой смартфона, а других – делать громкие политические заявления и выкладывать их в Сеть. Ну чтобы хоть как-то, ну хоть на минуточку прославиться, обратить на себя внимание.

Еще год с небольшим назад толпы молодых и не очень дурачков и дурочек шарахались с плакатами по городам и весям, борясь за свободу Леши Навального гадить, по сути, им же в голову и за их же денежки донатов под лозунгом борьбы с коррумпированным насквозь Кремлем. Но когда Лешу упаковали в одну из зон, про него все хайпожоры и борцуны с режимом почти мгновенно забыли. И стали озираться в поисках новых поводов для недовольства. А тут как раз случился Донбасс. Вернее, спецоперация по его освобождению от соседства с нациками, непрерывно обстреливавших горняцкий край в течение восьми последних лет.

Примечательно, что наших доморощенных оппозиционеров этот кровавый беспредел почему-то совсем раньше не интересовал. И до сих пор не интересует. Во всяком случае, лично я в Тимашевске не припомню запоминающихся пикетов, пусть даже одиночных, с требованием к Кремлю положить конец донбасскому геноциду. А вы припомните?.. То-то и оно.

Но как только у Донецка, Херсона и Мариуполя загрохотала русская артиллерия, то тут, то там в России наружу начали вылезать доморощенные пацифисты. Не так, чтобы массово, но полезли. И у нас, в Тимашевске, кстати, тоже.

ТАК, СОГЛАСНО ПРОТОКОЛУ об административном правонарушении,1 марта нынешнего года некая Екатерина Б. с несовершеннолетней дочерью, сыном и, скажем так, другом семьи, гражданином И. якобы гуляли в Мемориальном сквере, что расположен в центре Тимашевска.

Странное, скажем так, место для прогулок семьи из хутора Тополи в будний день, в слякотный, холодный вечер. Да еще в темноте, спустя часа два после захода солнца. Ну, да ладно. Как говорится, у всех свои тараканы в голове: гуляли и гуляли. Пусть.

Но в какой-то момент, как показал уже в судебном заседании друг семьи, гражданин И., барышни достали самопальные плакаты с надписями «Нет войне» и «Stop War». При этом якобы именно дочка попросила его сфотографировать ее с матерью и этими образчиками антивоенного искусства наперевес.

Оно и понятно: что с ребенка, хотя и великовозрастного, но несовершеннолетнего, возьмешь. Но такая «отмазка» на подошедших к несанкционированному митингу полицейских в святом, почитаемом для тимашевцев месте, где на Вечный огонь безмолвно взирают изваяния погибших за Родину бойцов и солдатской Матери, не подействовала.

Стражи правопорядка поинтересовались для начала, насколько это, скажем так, мероприятие соответствует статье №2 Закона о митингах, а также положениям Конституции Российской Федерации, данного Закона, иных законодательных актов Российской Федерации. Проще говоря: где разрешение на митинг от городской мэрии? Ах, нет? Ну, тогда, как говорится, пройдемте.

Потому и в процессе под председательством федерального судьи Х.А. Жане раскаяния гражданки Б. и попытки оправдаться тем, что во всем виновата задурившая пацифизмом голову дочка, не уберегли взрослую протестуху от десятитысячного штрафа. Ведь на счет ее искренности невольно возникают сомнения. Судите сами.

Для чего устраивать противозаконную движуху поздним вечером, когда прохожих уже и нет поблизости? Да еще и фотографироваться при этом? Для семейного плюшевого фотоальбома на вечную память? Ой, да я вас умоляю! Явно для того, чтобы выложить все действо в социальные сети для хвастовства своим бесстрашием. Пока поблизости полиции нет… Но патруль, как назло, оказался поблизости.

В общем, согласно ст. 29.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях, десяточка вам, малоуважаемая хуторянка Екатерина Б. Десяточка.

Не лет, конечно, а тысяч рублей штрафа. И пусть благодарит судьбу, что еще легко отделалась по нынешним суровым временам. Потому что случись тот «флешмоб» неделей позже, то наказание, полагаю, было бы гораздо суровее. Это мы о поправках в Кодексе об административных правонарушениях, принятых 4 марта нынешнего года. Там говорится, что «Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, в том числе публичные призывы к воспрепятствованию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в указанных целях, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, – влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей…».

Ну и так далее, по возрастающей.

Это я специально процитировал для тех, кто пропускает мимо ушей строгие предупреждения от нашего и без того долготерпеливого государства. В частности, для некой 21-летней Марии И., которая 11 апреля в том же Мемориальном сквере в центре города (что их так неотвратимо туда тянет? – авт.) устроила одиночный пикет с плакатом со словами «Совесть сильнее страха».

Ну, сильнее так сильнее: кто спорит? Так нет же. Согласно показаниям многочисленных свидетелей она при этом давала еще пояснения, что солдаты Вооруженных Сил РФ убивают мирных граждан на Украине.

Когда Машу, будущую профессиональную модистку, привлекли к суду, она вину в совершенном правонарушении не признала, пояснила, что выражала свое мнение, ложной информации не распространяла. Стояла с плакатом со словами «Совесть сильнее страха». Пояснила, что является пацифисткой.

При этом Мария заявила ходатайство о вызове в судебное заседание прокурора, а также о назначении лингвистической экспертизы. Словом, всячески хотела вызвать к себе общественный интерес и спровоцировать социальный резонанс.

Однако суд нарушений законодательства и требований КоАП РФ при составлении протокола об административном правонарушении и приложенных к нему материалов дела в отношении Марии С. не установил. Тем более что в его распоряжении имелась видеозапись, где запечатлена нарушительница закона, проводящая одиночное публичное пикетирование.

Короче, руководствуясь ст. 29.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях, судья Жане постановил:

признать Марию И. виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП РФ, и назначить административное наказание в виде административного штрафа в размере 35 тысяч рублей.

И ПОДЕЛОМ, Я СЧИТАЮ! Ну, а теперь о не совсем обычном, с одной стороны весьма серьезном, а, с другой стороны, отчасти смешном деле. Хотя какие тут могут быть хиханьки и хаханьки, если речь идет о настоящем уголовном деле из категории тяжких. Но все по порядку.

В конце прошлогоднего октября тимашевские патрульные полицейские, одетые по форме, на патрульной служебной машине прибыли к одному из городских домовладений. Там бесчинствовал солидный в обычной жизни, серьезный начальник производственно-технического отдела очень серьезной конторы, гражданин Р., находящийся, как написано в приговоре, «… в состоянии алкогольного опьянения, нарушал общественный порядок, выражая явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественном месте».

Проще говоря, крыл всех матом и попытался скрыться с места происшествия, когда полицейские при всех властных регалиях потребовали от него прекратить безобразия.

При этом гражданин Р. оказал неповиновение, и к нему в соответствии с ФЗ №3 «О полиции» от 07.02.2011 применены физическая сила и специальные средства – наручники.

Что было непросто. Когда дебошира стреноживали, пардон, заковывали в наручники, он, сопротивляясь, сорвал у одного полицейского нагрудный форменный знак и умудрился дважды укусить стража порядка за ногу.

Второй полицейский тоже пострадал, но меньше. Его пьяный инженер всего лишь раз тяпнул за фалангу пальца. На этом все.

А поутру, как писал незабвенный Василий Шукшин, они проснулись. Вернее, проснулся гражданин Р. и ужаснулся: что же он такое натворил спьяну?

Короче, когда его повели в суд, чтобы наказать за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст. 318 УК РФ, гражданин попросил провести судебное разбирательство в особом порядке. То есть, проще говоря, во всем сразу признался, со всем согласился и справедливый приговор обжаловать не собирался. В этом случае подсудимый надеялся максимально смягчить положенное ему наказание.

Ну, а почему бы и нет? Тем более наши сердобольные полицейские, хоть и покусанные, но добрые: зла не держат и претензий к гражданину не предъявляют.

Эх, хорошо все-таки жить, работать и даже хулиганить в родной России! Попробовал бы гражданин Р. в Америке полисменов зубами цапнуть – без зубов бы и остался. Если не пристрелили бы до этого.

А так – всего 1 год заключения за применения насилия в отношении представителя власти. Да и то условно, учитывая полное раскаяние, нижайшие извинения перед пострадавшими и хорошие характеристики.

Легко отделался? Это как сказать. Уголовная судимость в личном деле – серьезное репутационное пятно. Еще неизвестно, как посмотрит начальство успешного в прошлом менеджера на его дальнейшую карьеру.

Короче говоря, десять раз подумайте, прежде чем браться за рюмку. Не умеешь – не пей!

  • +4
  • -0
  • 4 рейтинг
4 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

Записал Александр МИРОНЧУК.

Материалы для подготовки публикации предоставил помощник судьи К. Полонец.

 

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: