ПЕРЕОБУТЬСЯ В ПРЫЖКЕ

0
254

Бывая в судах по журналистским делам, каждый раз стараюсь раздобыть для своих газетных обзоров на правовые темы материалы определенного рода. Чаще всего интересуюсь делами, где правосудие встает на защиту беспомощных, бедных, стариков и детей. Словом тех, кто не может постоять за себя в современном жестокосердном мире. Меня также привлекают материалы на моральные темы, раскрывающие не самые лучшие человеческие качества: жадность, плутовство, стремление к наживе любыми, в том числе бесчестными путями.

ПОНЯТНО, что всякое правонарушение само по себе аморально. Даже не говоря о чистой воды уголовщине, как убийства, грабежи, разбои с побоями и тому подобное. Тут все грубо и просто: украл – выпил – в тюрьму.

Но вдвойне противнее видеть, как порой за благообразной личиной того или иного индивида кроется циничное существо, шагающее к своей выгоде по головам. В том числе и по головам своих близких.

Вот пример из практики Тимашевского районного суда, где Федеральному судье Л.А. Балашовой пришлось разбирать два иска, связанных с попытками гражданина В. «отбрыкаться» от исполнения своих родительских обязанностей в отношении своей несовершеннолетней дочери. Поэтому и не называю его фамилию полностью, чтобы девочке не пришлось за отца краснеть перед своими друзьями и одноклассниками.

Вообще-то у него есть три дочери. Всех их гражданин В. и привлек к суду этим летом. Просил, чтобы Фемида приказала выписать всех дочерей из принадлежащего ему дома в полторы сотни квадратных метров, который стоит на личном земельном участке площадью без малого в гектар в станице Роговской. А так как младший, двенадцатилетний ребенок еще в юридическом смысле не вполне дееспособен, то его интересы в суде должна была представлять бывшая супруга, с которой несовершеннолетняя дочь в данный момент и проживает.

Дело в том, что несколько лет назад, супруги В. расстались. Такое в жизни бывает, даже с людьми, которые вроде бы придерживаются незыблемых семейных ценностей.

После бывшая жена, забрав трех дочерей, съехала с супружеского двора. И ныне все они живут в церковно-приходской школе при храме в одном из соседних районов, где мать поет в церковном хоре.
Но это жилье, сами понимаете, носит временный характер и перепрописаться в него невозможно. Тем не менее бывший глава семьи В. в своем судебном заявлении сетует, что съехавшие два года назад из его дома дочери коммуналку не платят и (цитируем) «…в мероприятиях по содержанию домовладения в надлежащем порядке не участвуют».

Больше того, наличие зарегистрированных в доме, но не проживающих лиц могут якобы создать ему определенные трудности при продаже домовладения. Поэтому регистрация ответчиц нарушает его права как собственника домовладения, в связи с чем, он и обратился в суд.
Короче, прошу выписать их подчистую – и делу конец. При этом сам, с позволения сказать, истец лично в суд не явился, предоставив право сражаться за его частнособственнические интересы нанятому адвокату. Может, стыдно стало? Хотя, вряд ли…

Впрочем, женская половина бывшей семьи тоже на процессе не была, направив в суд свои письменные возражения.

Участвовавший в заседании сотрудник прокуратуры полагал, что старших дочек, уже ставших совершеннолетними гражданками России, нужно снять с прежней регистрации в доме, принадлежащем отцу. Ну, тут ничего не поделаешь: закон есть закон. Согласно правилам регистрации, местом жительства является место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма, социального найма либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством РФ. А так как двадцати- и двадцатидвухлетние девушки уже несколько лет в нем не живут – то, как говорится, с вещами на выход. Как бы это не дико звучало по отношению к родным дочерям.
А вот до принудительной выписки двенадцатилетней девчонки дело не дошло. В этом и прокурор, и присутствующий на процессе представитель Тимашевской районной администрации были полностью солидарны: лишать ее регистрации в родительском доме нельзя.

Так суд в конечном итоге и решил. Во-первых, иск отца к старшим и, подчеркиваем, взрослым дочерям, фактически в домовладении истца долгое время не проживающим, удовлетворил. Моральную сторону семейных взаимоотношений мы здесь выносим за скобки: это не в компетенции жилищного законодательства.

Вместе с тем, суд не нашел оснований для удовлетворения иска в части признания несовершеннолетней дочери, как утратившей право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета по нескольким основаниям.

Местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14-ти лет, признается место жительства их законных представителей – родителей, усыновителей или опекунов. В том числе и дом ее отца, гражданина В.

Важно отметить, что прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением. В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации прямо сказано об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии ребенка, расторжение брака родителей не влияет на права ребенка (п.1 ст. 55, п.1 ст. 63 СК РФ), в том числе на жилищные права.

Вы думаете, что на том все закончилось? Отнюдь. Буквально на следующий день Федеральному судье Балашовой пришлось рассматривать апелляционную жалобу того же гражданина В., которому двумя месяцами раньше мировой суд отказал в уменьшении размера родительских алиментов все той же двенадцатилетней дочке.
В данном случае папаша попытался давить на жалость. Дескать, со времени судебного решения о взыскании алиментов в пользу его детей прошло несколько лет. И с тех пор его материальное положение и состояние здоровья ухудшились. Два с половиной года назад ему присвоена 3-я группа инвалидности. И теперь, мол, единственным материальным источником его существования является пенсия в семь с небольшим тысяч рублей, что ниже прожиточного уровня.

Гражданин В. жалуется на мировой суд, отказавший в снижении размера алиментов. Мол, тот не принял во внимание обстоятельство, что его родители – пенсионеры и им требуется материальная помощь, в связи с заболеванием.

Словом, куда ни кинь – везде клин.

С одной стороны, казалось, можно и нужно посочувствовать человеку, попавшему в непростые жизненные обстоятельства. Но кто пожалеет его дочь, которой тоже кушать хочется? Тем более что раньше папаша платил по пять тысяч на каждую из своих трех дочерей. Сейчас они выросли и, наверное, могли бы сами стать жизненной опорой отцу. Если б в семье царили мир да любовь, что, согласитесь, никак не совместимо с требованием папаши выписать своих дочерей из его дома.

Неужели сейчас гражданин В. не в состоянии выплачивать всего по пять тысяч, чтобы хоть как-то помочь стать на ноги своей младшенькой?

Наверняка, может. Только нужно вкалывать. И 3-я инвалидная группа тому не помеха. Ведь она, так сказать, вполне рабочая. И если предполагает какие-то объективные трудопотери, то, по мнению экспертов, не более 30%. А значит, такие инвалиды могут быть задействованы практически во всех отраслях с незначительными ограничениями. Для них разработан перечень профессиональных направлений и должностей, которым они могли бы обучиться и заняться в будущем с целью полноценной адаптации в обществе и возможностью профессиональной самореализации.

Больше того, в рамках Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» за каждым предприятием закреплена обязанность по созданию рабочих мест именно для лиц с ограниченными возможностями. А Трудовым кодексом РФ установлен запрет на отказ в предоставлении места труда в связи с обстоятельствами, которые не связаны с деловыми качествами таких претендентов. Если перефразировать известную пословицу: было бы желание, а «хомут» найдется.

В конечном итоге районный суд определил, что решение мирового суда, отказавшего в уменьшении алиментов, вынесено на достаточных основаниях, без нарушения требований законодательства и соответствует фактическим обстоятельствам дела и нормам материального права. Словом, гражданину в его жалобе было отказано.


НУ, А ТЕПЕРЬ о политике. Куда же без нее сегодня? Ведь предвыборные страсти буквально клокочут по всей России накануне единого сентябрьского дня голосования. Страна с иронией, страхом, надеждой и негодованием следит за ежесубботней столичной движухой молодых оболтусов, которыми хитро управляет отечественная либерда.

И в регионах случаются свои предвыборные стычки между кандидатами в депутаты местных органов власти. Не обошлось без них и в станице Медведовской Тимашевского района. В ней, как впрочем и других станицах и хуторах, идет борьба за два с половиной десятка депутатских мандатов. Причем борьба нешуточная, порой граничащая с анекдотом из современной насквозь политизированной жизни. Впрочем, судите сами.

19 августа Федеральный судья Хазрет Жане в Тимашевске рассмотрел иск Елены Юрченко, зарегистрированной ТИКом как кандидат в депутаты по Медведовскому многомандатному округу №1. Она просила отменить регистрацию кандидата в депутаты сельского поселения по тому же округу Александра Яцкеева, которого выдвинуло на предстоящие выборы местное отделение КПРФ. И ничего бы в том противозаконного не было бы, если б Юрченко доподлинно не знала, что Яцкеев является членом ЛДПР, состоит на партучете с номерным партбилетом.

Как же так? Это же нонсенс. Всем известно, что КПРФ и ЛДПР – давнишние и непримиримые идеологические противники, чьи взгляды на внутреннюю и внешнюю политику государства по многим вопросам кардинально расходятся. Схожи они лишь в том, что причисляют себя к оппозиции. Тем не менее, российское законодательство запрещает политической партии выдвигать кандидатами в депутаты граждан РФ, являющихся членами иных политических партий. Можно – беспартийных. Или можно самовыдвижением, но тогда будь любезен собрать на своем округе подписи граждан, что согласны поддержать тебя на выборах. Причем подписи должны быть подлинными, без мухлежа, за что с выборов в Мосгордуму сняли несколько оппозиционно настроенных кандидатов, устроивших затем протестную бучу на улицах столицы. Но это им никак не помогло.

Другое дело – партийные выдвиженцы. Им не нужно, грубо говоря, высунувши языки, прочесывать станичные кварталы в поисках живых подписей и выслушивать не всегда лестные замечания от электората. Если партия имеет статус парламентской, то есть преодолевшая 5-процентный барьер на выборах в Государственную Думу ФС РФ, она имеет право выдвигать своих сторонников и на местных выборах без сбора подписей.

Видимо, этим и руководствовался Яцкеев, подавая несколько месяцев назад заявление в местное отделение ЛДПР с просьбой принять его в свои ряды. Как нам стало известно, он даже некоторым образом проявил себя в мероприятиях местных либеральных демократов. Но потом почему-то потерял интерес к данной партии. Может быть потому, что его она не приняла с распростертыми объятиями, что называется, день в день с подачей заявления, а только спустя некоторый период.
Но к тому времени Яцкеев, фигурально выражаясь, «переобулся в прыжке» в другие идеологические ботинки, попросив поддержки на выборах у местных коммунистов. И те ему почему-то не отказали. Не знаем, на каком из томов марксистского «Капитала» будущий кандидат в депутаты клялся в верности идеалам всеобщего равенства и пролетарской солидарности, но нужную бумажку для регистрации в территориальном избиркоме предоставил. Короче, так совпало, что ровно через месяц после приема Яцкеева в ряды ЛДПР, местный избирком регистрирует его кандидатом в депутаты, но уже от КПРФ.

Маленькое отступление. Дорогие кандидаты в депутаты! Особенно хитроумные, баллотирующиеся в первый раз в надежде на какие-то мифические льготы и послабления. Вы, что, действительно думаете, что если изберут в депутаты низового уровня, то сможете садиться под хмельком за руль? Или компетентные органы будут смотреть на всевозможные ваши грехи сквозь пальцы? Может вы надеетесь на какие-то дополнительные «ништяки» по службе или по бизнесу? Плюньте в того, кто вас в том уверил. Ничего, кроме дополнительных забот, депутатство на местном уровне не даст. Если вы, конечно, действительно хотите изменить что-то в нашей жизни к лучшему.

Но вернемся в зал суда. Несмотря на то, что дело о регистрации идеологически «ветреного» молодого и начинающего политика станичного масштаба было очевидным для судьи Жане, он внимательно изучил все материалы дела в совокупности. И только потом принял решение отменить регистрацию кандидата Яцкеева Александра Викторовича в депутаты Совета Медведовского сельского поселения Тимашевского района четвертого созыва по Медведовскому пятимандатному избирательному округу №1, выдвинутого избирательным объединением Тимашевского районного отделения политической партии «КПРФ».

Будет ли Александр Яцкеев обжаловать решение суда первой инстанции, нам не ведомо. Между тем, до дня голосования – всего ничего.

  • +3
  • -0
  • 3 рейтинг
3 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

Автор Александр МИРОНЧУК.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: