ВЗЯЛИ НА ИСПУГ

0
3009

Говорят, что сейчас, когда люди нервничают, чувствуют себя неуверенно во времена всеобщей беды, оживились всякого рода прохиндеи и мошенники. Пользуясь слухами и понятной растерянностью многих граждан, попавших в непривычные условия самоизоляции, они пытаются завладеть их деньгами и другим имуществом. Причем не только с помощью новомодных мобильных банков и других электронных сервисов, но и путем элементарного запугивания.

Например, некоторых одиноких пенсионеров обворовывают крепкие парни в противочумных комбинезонах и респираторах, проникая в квартиры стариков под видом того, что нужно там якобы срочно провести дезинфекцию. Не отстают от них и лжеволонтеры, приносящие под видом гуманитарной помощи бабулькам дешевую одноразовую лапшу и пакетик сахара. А потом, пока одна волонтерша с хозяйкой в кухне заполняет отчетные «документы», вторая шастает по квартире в поисках заначки.

Словом, негодяи используют человеческий страх, как повод для криминального обогащения. Поэтому в нынешнем судебном обозрении мы расскажем о еще некоторых преступных запугиваниях, произошедших в нашем районе в недалеком прошлом.

Так, в минувшем марте федеральный судья Анастасия Ремизова в Тимашевском районном суде рассмотрела уголовное дело 32-летнего Александра Мовчана, обвиняемого в мошенничестве и вымогательстве с угрозой насилия.

Дело было так. Где-то в середине прошлого лета, некий Константин М. в телефонном разговоре пожаловался Мовчану, что какая-то неизвестная молодая барышня украла у него аж семь тысяч рублей. Как и при каких обстоятельствах в деле не указано, но Костику стало так обидно, что он решил всплакнуть в жилетку своему шапочному знакомому. Дескать, и что теперь делать? Плюнуть? Забыть? Не могу…

Надо отдать должное Мовчану: он быстро просчитал слабохарактерность Константина М. и решил воспользоваться доверчивостью, чтобы по-легкому «срубить бабло с конченого терпилы». Для этого подсудимый стал корчить из себя опытного в криминальных разборках человека. Но не такого, чтобы смог вернуть те якобы похищенные молодой девушкой семь тысяч и как-то наказать ее. Тут нужен был настоящий сиделец, безоговорочный в криминальной среде авторитет. Такой грозный урка якобы у Мовчана был в знакомых. Но вот беда: жил он за пределами района. А чтобы ему в Тимашевск приехать, нужны были деньги на бензин. Так что давай, Костя, если хочешь своих денег и отмщения – переводи мне на карточку полтысячи рублей. Ну, чтобы я мог корефанам их передать. А они этого «пахана» доставят сюда для разборок.

Тут бы Константину М. скумекать сразу, что его, так сказать, разводят вчистую. Уж больно сомнительно, чтоб из-за каких-то вшивых семи тысяч грозный авторитет будет куда-то ехать в сопровождении сявок, у каких даже на бензин денег нет. Но нет: потерпевший покорно идет к банкомату, переводит полтысячи Мовчану.

Тот, понимая, что клиент созрел, начинает пудрить мозги, что тот его подставил. Дескать, авторитет свое драгоценное время потратил, приехал на разборы с какой-то девкой. Но оказалось, что она не при делах. И теперь авторитет «наезжает» уже на Мовчана, требуя с него пять тысяч в виде компенсации за «гнилой базар». Так что давай, Костя, мотай к банкомату, пересылай мне деньги, а то нам вместе не поздоровится. И потерпевший покорно соглашается.

Но и этого Мовчану оказалось мало. Теперь он начинает «втирать» потерпевшему сказку, что, дескать, авторитет все еще сердится. И чтобы окончательно загладить вину за ложный вызов на разборку, надо «подогреть братву на зоне». Для этого сидельцам нужно передать сущий пустяк – пять тысяч. Причем за это зеки сделают терпиле ручку на коробку передач его машины. Ну, чтобы помнил всю оставшуюся жизнь, как «за базар» нужно отвечать.

Плюс, разумеется, пару тысяч самому авторитету. И все эти хлопоты Мовчан берет на себя. А от тебя, Костя, нужны только деньги: семь тысяч.

С деньгами на тот момент у потерпевшего уже было не густо, потому он перевел мошеннику всего две тысячи. Видимо, на неотложные нужды, чтобы таинственный криминальный авторитет сменил гнев на милость.

Но Мовчан по-прежнему продолжал давить на своего безвольного знакомца, заявляя, что ручку для коробки передач уже на зоне выточили, так что пора платить. Ах да, и ему самому, то есть Мовчану, не забудь тысячи три перевести за все нервные и организационные издержки. В общем, выдоил будущий подсудимый своего знакомого Константина М. досуха, разными способами, выдурив у того аж двадцать с половиной тысяч.

Вы думаете, что на этом все? Отнюдь. Поняв, что воля запуганного им человека подавлена окончательно, Александр Мовчан без всяких реверансов тупо потребовал от Константина М. уже 50 тысяч рублей, которые тот должен выложить вымогателю до 18.00 назначенного дня. А иначе, выражаясь протокольным языком, обещал применить физическое насилие.

У загнавшего самого себя в угол Кости денег не было. Чтобы избежать того самого обещанного насилия, он предложил Мовчану в дар свою ВАЗовскую «семерку». Хоть и подержанную, но стоящую на два-три десятка тысяч больше вымогаемой суммы.

И Мовчан милостиво согласился. Но только чтобы документы на машину, когда он за ней придет в гараж, были готовы ему именно к 18.00. Короче, застращал бедного Костю окончательно.

Может быть, у преступника, как говорится, все и прокатило, если бы о той трагикомичной истории не узнал один из знакомых потерпевшего, имевший когда-то отношение к полиции. Он-то и послал Константина в прямом и переносном смысле в полицию. Бегом! С заявлением!

Тут и случился «великому и ужасному» комбинатору уездного масштаба полный и окончательный трындец. Когда органы крепко прихватили Мовчана за известное место, он тут же поплыл: сразу накатал явку с повинной, активно помогал следствию обличать самого себя, полностью признал свою вину и раскаялся в содеянном. При этом он не забыл упомянуть про двух малолетних детишек у него на иждивении. Как же они без папки пропитание себе снищут? А посему, посоветовавшись с адвокатом, Александр Мовчан попросил суд рассмотреть его уголовное дело в так называемом особом порядке. То есть без подробных разбирательств, без вызова свидетелей, без процессуальных опросов, прения сторон и так далее. Ведь за это законодательством предусматривается возможность существенного смягчения наказания.

Словом, вымолил он себе, с учетом всех смягчающих обстоятельств, в итоге полтора года лишения свободы. Но условно, с испытательным сроком на два года с ежемесячной явкой в местную уголовно-исправительную инспекцию. И поделом.

А вот вторая преступная история будет посерьезнее. Хотя она уже годичной давности, мы посчитали ее поучительной не только для потенциальных жертв разбойников и грабителей, но и для самих преступников, только строящих свои коварные планы. Может, это и предупредит кого-нибудь от неверного шага.

Итак, тимашевский федеральный судья А.Б. Ремезова рассмотрела в свое время в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении безработного гражданина Абхазии Нубара Галустяна и ранее судимого алиментщика Алексея Кондрашова, работавшего пекарем в станице Калининской.

Следствие их обвиняло ни много ни мало в совместном вооруженном разбое. А это, как известно, особо тяжкое преступление.

Итак, следствием, а потом и судом, было установлено, что в один из январских дней Галустян и Кондрашов приехали из Калининского района в один из наших поселков, где проживает гражданин З. Его брат, как выяснилось, когда-то купил у одного из преступников подержанную машину. Видимо, спустя год сумма сделки им показалась недостаточной, и они решили, что называется, стрясти еще денег с покупателя. Но на тот момент того дома не было, а был только его родной брат З. Его-то преступники и уговорили сесть к ним в машину, чтобы, якобы, просто поговорить. Но, как следует из документов следствия, мирного разговора не получилось. Калининские «гости» стали требовать, чтобы З. немедленно расплатился за брата, выдав им пять тысяч рублей. При этом жертве был показан нож, которым преступники обещали отрезать должнику ухо. Мол, ты обязан ответить за брата, иначе прирежем.

Напуганной жертве ничего не оставалось делать, как вынести половину требуемой суммы, так как больше наличных в доме не было. Но Галустян с Кондрашовым ничего знать не хотели, требуя тут же отдать остальное. Иначе… Словом, гражданину З. пришлось срочно занять еще две с половиной тысячи у соседки, чтобы от него отвязались.

Но не тут-то было. Войдя во вкус, калининские разбойнички на утро следующего дня приехали в Тимашевский район к тому же дому, вновь приказав жертве сесть к ним в машину. Там они начали его запугивать, говоря, что накануне З. был с ними недостаточно любезен и даже груб. За что и придется поплатиться. Цена вопроса – пять тысяч рублей, а не то…

Короче, вынес им потерпевший З. эти деньги от греха подальше, надеясь, что на этом налетчики от него отвяжутся. Наивный. Мы уже говорили, что аппетит приходит во время еды. Особенно у таких волков, считающих, что он «…виноват уж тем, что хочется мне кушать». Поэтому на следующий день, с утра пораньше опять подъехали к дому З., приказали сесть в машину и поехали в лесополосу у автотрассы. Там, когда они вылезли из салона «подышать воздухом», один из разбойников сходу врезал ногой гражданину З., а второй тем временем достал что-то наподобие пистолета.

Позже потерпевший на суде утверждал, что при этом услышал два выстрела в воздух и почувствовал, как ему меж лопаток приставили что-то металлически твердое. И не просто приставили, но и приказали убегать. Ясное дело, что так говорят убийцы, когда хотят выстрелить вслед. Во всяком случае, так показывают во многих кинодетективах.

Можно понять струхнувшего не на шутку З., который после этого был готов на все. Однако Галустян и Кондрашов были удивительно добры, потребовав всего лишь «смешные» 15 тысяч. Но немедленно. А так как у жертвы такой суммы ни при себе, ни дома не было, то поехали в Калининскую: оформлять срочный микрозайм. Но не срослось. Ростовщикам, видимо, что-то не понравилось в кредитном досье потерпевшего, потому что в займе ему отказали.

Делать нечего, пришлось З. под конвоем ехать за срочным кредитом в Тимашевск. Но и там все могло сорваться. Не зная, как ему высвободиться из цепких преступных лап, З. лихорадочно искал выход. И нашел, позвонив одному из знакомых и буквально умолив того срочно перевести пятнадцать штук на карточку одного из вымогателей. Срослось. Так что когда деньги были обналичены через один из тимашевских банкоматов, гражданина З. преступники, по сути, вытолкали из своей машины взашей.

Когда он вернулся домой, то туда нагрянули его обеспокоенные происходящим брат и мать. Когда выяснилось, что брат никому ничего не должен, мать тут же сообщила о случившемся в полицию. И завертелось.

И как бы ни отпирались на следствии и суде Галустян и Кондрашов, их вина была полностью доказана. Вдобавок, в результате расследования, было выяснено, что за Галустяном числится еще один преступный эпизод в Сочи. В результате, с учетом всех обстоятельств, суд приговорил Нубара Галустяна к четырем с половиной годам заключения. А его подельник, Алексей Кондрашов, выйдет на свободу всего лишь на два месяца раньше.

  • +5
  • -0
  • 5 рейтинг
5 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

Автор А. ЛАГУТИН.

Материалы для публикации подготовила и предоставила помощник федерального судьи Татьяна Семенец.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: