ЗАПОЗДАЛОЕ ПОКАЯНИЕ…

0
779
НА СНИМКЕ: пулеметчик Николай Булат.
НА СНИМКЕ: пулеметчик Николай Булат.

ЭХО ДАЛЕКОЙ ВОЙНЫ

2 декабря 2014 года на имя военкома Тимашевского ОВККК пришло письмо от уроженца села Красная Долина Григория Ротарь с запоздалым признанием своей вины. Он просил донести до родственников предсмертный наказ погибшего кубанского воина на земле Снигиревского района Николаевской области следующего содержания:

письмо Булата

«Во время ВОВ в 1943 году я вместе с другими пацанами села бегали по местам послебоевых действий. Находили мелко похороненных убитых солдат. У кого-то на могиле был крест, сделанный на скорую руку, у кого-то просто забит кол. Там я нашел черную капсулу. В ней была записка:

 «Я, Булат Николай Михайлович 1920 года рождения, уроженец Краснодарского края, Тимашевского района, Дербенского с/с, колхоз «20 лет Октября», хутора Тополи. Дома папа и мама, 6 сестер. Если меня убьют, сообщите родным. Пусть не ждут, а поставят свечку за упокой души моей».

Записку я записал в свой дневник и запомнил наизусть. Решил, когда вырасту, поеду сам к родным Николы и расскажу обо всем. Вырос, года упустил. Развалился СССР. Родители умерли, потерял свою семью, и все остановилось само собой. Но чувство ответственности не покидало меня всю жизнь. Я виноват в халатном отношении к Защитнику СССР в ВОВ.  Николя Булат не думал, а шел на смерть, защищая наше будущее. Теперь я понял, что такое война. Меня ранили украинские бандиты, а лечусь я в России.  Все, что я описал в письме – правда.  Остается только надеяться, что мое письмо дойдет до нужного адресата. Родным передадут предсмертный наказ воина. Свеча будет гореть… Ротарь Гришка. Проездом через Тимашевск».

Тогда, в 1943 году,  украинский подросток  не знал, что солдатский медальон пролежал в земле около двух лет. В августе 1941 года семья воина уже получила извещение следующего содержания: солдата Булат Николая Михайловича можно считать без вести пропавшим. Не понимал паренек и того, что солдатский медальон значит гораздо больше, чем все, что когда-либо побывало в их детских руках.  Не осознал Григорий, что смотреть на медальон – это все равно, что смотреть прямо в глаза солдату, которому он принадлежал. Да и родители тогда не сказали сыну, что  после такой находки восстановить память о погибшем, донести информацию до родственников – это нравственный долг каждого человека.

Тимашевский райвоенкомат и Дербентское сельское поселение по просьбе автора письма нашли родственников погибшего воина и вручили им запоздалую исповедь уже взрослого украинца. На сегодняшний день в живых остались младшая сестра Николая и многочисленные племянники. Сегодня Тамаре Михайловне Константиновой (девичья фамилия – Булат) уже 87 лет. Ее младший сын Анатолий «вышел» на сайт «Мемориала» Министерства обороны РФ и нашел архив-ную информацию по последнему воинскому адресу родного дяди: Витебская область,  Могилев-Подольский, 17 корпус 13-й дивизии. В 1941 году 17-й корпус находился в резерве обороны Западного особого военного округа (ЗападОВО). Это соединение формировалось с марта 1941 года на базе командных кадров и личного состава расформированной 4-й Донской кавалерийской дивизии им. К.Е. Ворошилова. По состоянию на 13-19 июня 1941 года 17-й механизированный корпус имел 108 пушек и 54 гаубицы. На службу солдат Николай Булат был призван Тимашевским райвоенкоматом 2-го октября 1940 года. Полученная должность в Красной Армии – пулеметчик. Считается без вести пропавшим. И только через 74 года родные солдата узнали место его гибели: Червоная Долина – село в Снигиревском районе Николаевской области Украины. По воспоминаниям родной сестры солдата их семья в сороковом году жила в хуторе Тополи. Папа Михаил Иванович Булат входил в состав ревизионной колхозной комиссии. Мама Прасковья Федоровна работала кухаркой в колхозных яслях. Брат Николай был сапожником. Все трудились «за палочки». И только в конце года колхоз выдавал им натуроплату. Семья Булат имела один гектар земли. На ней выращивали овощную, зерновую продукции, имели фруктово-ягодный сад. Держали корову, поросят и птицу. В тот период, со слов Тамары Михайловны, в их турлучной хатенке из двух комнат всегда было многолюдно. Хуторская молодежь после полевых работ здесь собиралась на посиделки. Парни хорошо играли на струнных инструментах, а девушки танцевали и мечтали о счастливом будущем.

– В такие минуты брат Коля всегда говорил: схожу в Армию, отслужу, вернусь, и пойдут в нашем доме свадьбы. А осенью 1940 года хуторских парней мы уже провожали на действительную трехгодичную службу в армию. Мне было 11 лет. Но тот день я запомнила навсегда. Новобранцев провожали всем колхозом. Около правления звучали песни довоенной поры, и колхозники говорили напутствия будущим воинам. Желали им достойно отдать долг Родине и живыми вернуться домой. Помню о том, что первые месяцы службы брата родители регулярно  получали от него письма. Объявление войны стало для нас неожиданностью. Папу тоже призвали на службу в рабочий батальон. Мы, конечно, и представить себе не могли те трудности, которые принесет Великая Отечественная война. Все были уверены в быстрой победе. Но оккупация района уверенность нашу быстро развеяла. Немцы расположились в каждой хуторской хате. В этих условиях жилось непросто. Дети тогда быстро взрослели, мы знали: перенести все лишения – это наш долг перед Родиной, и верили в победу. Ее дыхание уже чувствовалось. Наши войска освобождали от немцев Кубань. Помню, как в феврале 1943 года я помогла партизанам взять в плен немца и бандеровца. Помню, как к нам в хату пришли наши воины. Мама им заварила чай из вишневых веточек и нажарила семечек. Пока угощение готовилось, солдатики сумели часок подремать на полу, подстелив себе соломы. Девятого июня 1945 года домой вернулся отец. Радость от возвращения омрачила смерть средней дочери. Горевал, когда узнал, что сын Коля пропал без вести на войне. А это фото – единственное, что осталось у меня на память от братика.

Великая Отечественная война для Тамары Михайловны и сегодня не далекая история. Ее следы еще хранит родная израненная земля. По этим следам разыскивают останки солдат, которые остались лежать на полях сражений. И некоторых уже исключают из списка пропавших без вести.

Три года тому назад, после запоздавшей на 74 года исповеди, такая возможность появилась и у родных погибшего солдата на украинской земле. Дети, внуки и правнуки Тамары Михайловны после восстановления мира на Украине смогут посетить место гибели пулеметчика Николая Булата.

  • +2
  • -0
  • 2 рейтинг
2 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

Автор Антонида Новикова.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: