ИЗ «РАЯ» В «АД» ПОПАЛИ МЫ С СЫНОМ

0
543

А ГДЕ И КОМУ ИЗ ТИМАШЕВСКИХ ДОКТОРОВ МЕСТО?

ЗДРАВООХРАНЕНИЕ: ПЕРВИЧНОЕ ЗВЕНО

Прошу в Вашей газете поднять вопрос льготного обеспечения лекарствами. Считаю, если государство дает право отдельным категориям граждан на бесплатное получение лекарств и при этом объявляет себя гарантом, тем самым дает надежду на помощь самим больным и их семьям, берет на себя часть расходов по их жизнеобеспечению. Эти граждане должны быть спокойны, что их права будут соблюдены и их жизнь и здоровье находятся под охраной самого государства.

Но как обстоят дела на самом деле?

Я, мама Рогочих Аркадия, 1998 г.р. 05.08.2019 г. мой сын Аркадий погиб по причине, считаю, неоказания медицинской помощи – отказе в выдаче инсулина в ГБУЗ «Тимашевская ЦРБ».

В 2008 г. (10 лет) у моего сына был диагностирован Сахарный Диабет 1 типа (инсулинозависимый). С того момента он нуждался в постоянном введении инсулина в организм. В Детской краевой клинической больнице ему был подобран и прописан для постоянного использования инсулин «НовоРапид». А с установкой инсулиновой помпы в 2009 г. этот инсулин был настоятельно рекомендован врачами и производителями в виду высокой степени очистки данного инсулина (он не кристаллизуется и не забивает катетеры, предохраняет дорогостоящую инсулиновую помпу от поломки). Уже в 13 лет ему была рассчитана суточная доза «НовоРапида» 90,5 ЕД, что равняется 10 ампулам в месяц (в 1 ампуле 3 мл, в 1 мл – 100 ЕД., следовательно, в 1 ампуле 300 ЕД. 1 ампула для Аркадия на 3 дня). И в последующие годы доза никак не уменьшалась, а только подрастала, но те же 10 ампул в месяц остались.

До 18 лет забота и помощь государства проявлялась во многих аспектах: без проволочек получали инсулин (именно тот, который был ПОДОБРАН в Детской краевой клинической больнице на момент заболевания) – «Новорапид»; тщательно раз в полгода в ДККБ г. Краснодара проводили диагностику организма на возможные осложнения; проводили профилактическое лечение; учили самостоятельно контролировать сахара, считать хлебные единицы во время еды и дозы инсулина на «подколки», учились сами и учили детей, нас родителей профессионально пользоваться инсулиновыми помпами; отправляли в санатории. Врачи ДККБ (лечащим врачом Аркадия была Головенко И.М. Низкий ей поклон и огромное материнское спасибо) давали нам свои личные телефоны и всегда были на связи, помогали. Хусаинова И.В. детский врач-эндокринолог в Тимашевской детской поликлинике (также огромное ей спасибо), всегда была на связи. Если были проблемы с инсулином, решала сама. Но, «НовоРапид» Аркадий получал всегда и в полном объеме. Благотворительный фонд при содействии администрации края подарил Аркадию инсулиновую помпу. С помповым введением инсулина улучшилась компенсация сахаров, Аркадий уверенней чувствовал себя, т.к. не надо было колоть себя шприцами, порой, прилюдно. Сахарный диабет очень сложное и опасное заболевание, и я, мама, желая сыну только долгих и счастливых лет жизни, была очень благодарна государству.

Почему я описываю это так подробно? Во-первых, умеют государственные организации и должностные лица реализовывать государственные программы, Федеральные законы и постановления правительства. Во-вторых, 8 лет Аркадия лечили настоящие профессионалы-врачи, для которых клятва Гиппократа не пустой звук, неравнодушные, задача которых сохранить здоровье и спасти жизнь, постоянно обучающиеся, повышающие свой профессиональный уровень, и новыми знаниями они делились с нами. В-третьих, для сравнения. Из «рая» в 18 лет мы попали в «ад».

11 лет сын болел сахарным диабетом 1 типа (инсулинозависимый), и благодаря детским врачам-эндокринологам прекрасно самостоятельно справлялся с компенсацией сахаров. Красивый, умный, добрый парень жил, радовался жизни, мечтал, строил планы. Но… В 18 лет (2016 г.) Аркадий перешел во взрослую поликлинику.

С достижением 18 лет оказалось, что государству мой сын уже не нужен. Началась борьба за выживание. Все время перебои с инсулином «НовоРапид». Могли длительное время его не давать, не задумываясь как живет человек и какие могут быть последствия. При норме 90-100 ед/сутки (в месяц 10 ампул) ему систематически давали половину, по 5 ампул. После получения через 10 дней вновь надо было идти за «НовоРапидом». Чаще всего сразу его не давали, приходилось ждать, вновь и вновь посещая врачей. Он, взрослый парень, стал экономить инсулин на еде – мало ел. Как следствие, похудел, постоянно ощущал слабость. Нередко Аркадию давали другие инсулины, результат действия которых клинически не был проверен на организме и подача инсулина в инсулиновой помпе была настроена именно на данный инсулин – «НовоРапид» (дозы инсулина, поступающие в организм в разное время суток, дозы на еду), возрастал риск поломки инсулиновой помпы. Естественно, у Аркадия тут же начинались перебои с компенсацией сахаров. Лишь иногда, постоянно оббивая пороги поликлиники мне, маме, удавалось получить дополнительно «НовоРапид». Последний раз Аркадий получил инсулин 08 июля 2019 г. в количестве 5 ампул (на 2 недели). 01 и 02 августа Аркадий обращался в ГБУЗ «Тимашевская ЦРБ» за медицинской помощью, предоставлением лекарственного препарата инсулин, но так его не получил. 05.08.2019 г. умер. Я не говорю о каком либо профилактическом лечении и диагностике. За 3 года взрослой жизни один раз врач отправила сына в Краевую больницу и второй раз по моей просьбе он прошел лечение в центральной районной больнице (с лечением в местной больнице отдельная позорная, считаю, для здравоохранения история). В выписке Вы увидите: врач постоянно путает диагноз Аркадия (то СД 1 типа, то 2); не знает стаж заболевания (пишет около 5, на самом деле – 11 лет); диагностики никакой (не сделали УЗИ ни почек, ни печени, ни ЖКТ, что страдает в первую очередь. Консультация окулиста – никаких проблем, хотя 2 года назад в Краевой клинической больнице №2 окулист поставил ему диагноз «ангиопатия сетчатки глаз»); грамматические ошибки в наименовании заболеваний; о том, какое лечение провели ни слова и никаких рекомендаций. Очень больно мне, матери, было видеть как, «непросто» моему сыну. И как шаг отчаяния в июне 2019 г. я обратилась на прямую линию с Президентом нашей страны в надежде, что обратят внимание на эту категорию больных и государство обеспечит их самым главным, то без чего их ЖИЗНЬ НЕВОЗМОЖНА – качественные инсулины, подобранные клинически под их организм врачами и качественное регулярное диагностирование. Если люди с СД это будут иметь, они будут не инвалидами, бегающими постоянно по больницам, а полноценными гражданами страны.

Я хочу понять как человек, выбрав специальность врача, смысл которой помогать людям, со спокойной совестью и душой мог говорить инсулинозависимому диабетику – НЕТ или ПОДОЖДИТЕ – и даже не думать, что в это время переживает этот человек, знающий что без этого препарата дорога ему одна. Как можно было не спросить Аркадия, сколько инсулина у него на остатке и не предпринять срочных мер для помощи ему? Аркадию был 21 год, и он хотел жить.

Право на бесплатное льготное обеспечение лекарственным препаратом «НовоРапид» (утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 10.12.2018 г. в действующем в настоящее время перечне ЖНВЛП) в полном объеме, прописанном врачами краевых больниц, Аркадию гарантировали Федеральные Законы «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» от 24.11.1995 №181-ФЗ ст. 13 (ред. от 18.07.2019 г.), «О государственной социальной помощи» от 17.07.1999 г. № 178-ФЗ (ред. от 01.04.2019 г.) п. 6.1, Постановление правительства РФ от 30.07.94 №890 «О государственной поддержке развития медицинской промышленности и улучшении обеспечения населения и учреждений здравоохранения лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения». Остальное семья приобретала сама (хотя тоже имели право на бесплатное обеспечение): средства диагностики, иглы, ланцеты, расходники к инсулиновой помпе. В месяц это значительная сумма из бюджета семьи, около 8-10 тыс. руб. Поэтому от здравоохранения ждали одного: регулярного и полного обеспечения ЖИЗНЕННОВАЖНЫМ препаратом (в свободной продаже его тоже не просто найти, особенно, в нашем небольшом городке). Гарантом в обеспечении этих законов, прав моего сына выступало само государство. В голову не могло прийти, что сыну откажут, даже не спросив, что у тебя на остатке, сможешь ли ты прожить и не оказать ему никакой помощи.

За 3 года нахождения во взрослой поликлинике вместо охраны здоровья и оказания качественной медицинской помощи, здоровье моего сына, считаю, систематически разрушали и, отказав в августе в выдаче жизненноважного препарата «НовоРапид», оборвали его жизнь в столь юном возрасте – 21 год. Любой врач, который получает эту профессию с целью помогать людям, знает, что без своевременного введения в организм необходимой дозы инсулина, у инсулинозависимого диабетика могут начаться непоправимые структурные изменения в организме, возможен летальный исход. Местному здравоохранению, надо полагать, наплевать как живет человек со столь сложным заболеванием – равнодушие к людям, халатность, безответственность. И совесть никого не мучает? Что лишили человека жизни? Уверенные в своей безнаказанности и непоколебимости, т.к. прикрывают друг друга? То, до чего довели моего сына, считаю, следует квалифицировать преступлением, виновные в его смерти должны нести ответственность за свои действия. В данном случае – бездействие.

12.08.2019 г. я обратилась с заявлением по факту гибели моего сына в Тимашевский МСО СУ СК РФ, где усмотрели признаки преступления по ст. 124 УК РФ, мое заявление передали в ОМВД Тимашевского района старшему следователю СО майору юстиции Гриенко О.А.

15.08.2019 г. я обратилась с письмом к Президенту РФ Путину В.В. с проблемой, с которой Аркадий столкнулся в «Тимашевской ЦРБ». В этот же день мое обращение было перенаправлено в Федеральную службу по надзору в сфере здравоохранения. 21.08.2019 г. обратилась в Министерство здравоохранения РФ с жалобой как в ГБУЗ «Тимашевская ЦРБ» (взрослая поликлиника) бесчеловечно, равнодушно и безответственно реализовывается основной Закон в сфере здравоохранения «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и права моего сына – инвалида 3 группы, гарантированные ему государством. 29.08.2019 г. отправила заявление директору Краснодарского филиала ООО «Альфастрахование-ОМС» Полушкиной Н.В. с просьбой провести экспертизу качества оказания медицинской помощи моему сыну Рогочих Аркадию Николаевичу в ГБУЗ «Тимашевская ЦРБ» МЗ КК.

Первый ответ я получила 12.09.2019 г. из Министерства здравоохранения Краснодарского края. Они «рассмотрели» мои обращения и вместо рассмотрения фактов, указанных мною, и проведения мероприятий в рамках ведомственного контроля и принятия мер указали мне на ст. 13 ФЗ от 21.11.2011 г. №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» о врачебной тайне, при этом не обратив внимания на само название этого Закона и его основные принципы (особенно ст. 9):

статья 5: соблюдение прав граждан в сфере охраны здоровья и обеспечение связанных с этими правами государственных гарантий;

статья 6: приоритет интересов пациента при оказании медицинской помощи;

статья 9: ответственность органов государственной власти и органов местного самоуправления, должностных лиц организаций за обеспечение прав граждан в сфере охраны здоровья;

статья 11: недопустимость отказа в оказании мед. помощи.

Данный факт, считаю, бездействием и желанием прикрыть себя в первую очередь и замять данный вопиющий факт, что человек погиб по вине самого здравоохранения.

Это подтвердил официальный ответ из Министерства РФ, в котором мне четко разъяснили, что вся ответственность по реализации федеральных законов и постановлений правительства по льготному обеспечению лекарственными препаратами отдельных категорий граждан находится в компетенции субъектов РФ, в данном случае, в компетенции Минздрава Краснодарского края. Стало понятно, почему от них пришли письма-отписки, не по существу.

В страховой компании мне тоже отказали в экспертизе, по той же причине – врачебная тайна, хотя изначально сами мне рекомендовали это сделать и помогали написать заявление, не намекнув на последующий отказ. Боюсь, что нашу беду пытаются прикрыть и умолчать, как будто ничего страшного не произошло. Но что это, как не очевидный факт преступления?

Я знаю, что мы не единственные, которые столкнулись с данной проблемой. Хочу, чтобы люди звонили, писали, били в набат. Только так можно сдвинуть этот «камень», считаю, безответственности «недоврачей» и чиновников от медицины.

  • +5
  • -0
  • 5 рейтинг
5 рейтингX
Понравилась статья!Не понравилась статья!
100%0%

Автор Татьяна КАТАНА.

Город Тимашевск, 17.10.2019 года.

Фото из архива редакции газеты «Антиспрут».

ОТ РЕДАКЦИИ: выражаем соболезнование Татьяне Евгеньевне. Можно понять эмоциональное повествование матери, потерявшей сына. Хочется верить, правоохранительные органы проявят весь свой профессионализм для установления истины. При этом учтут заявления руководства Минздрава России и Правительства, что деньги на обеспечение льготными лекарственными препаратами выделяются регионам в полном объеме. И если где-то дефицит льготных лекарств, то лишь по причине «неразворотливости» местных чиновников.
И спасибо Татьяне Евгеньевне за то, что её обращение в редакцию, её «набат» не только по поводу законности, справедливости, но и помощи другим людям, которые сталкиваются с подобными проблемами.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: